Семь даров художницы - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Семь даров художницы


1386


Найти свое призвание может каждый, считает Антонина Красилова

Антонина Григорьевна вовсе не профессиональный художник, а профессиональный технолог. Но в технике живописи, к которой она пришла сама, по наитию, кроме нее в нашем городе почти никто не работает

На картинах - знакомые каждому жителю Бурятии места. Скалистые берега Байкала, водопады, сосны и березы. И каждый замшелый камень, каждый уступ скалы словно выступает с поверхности холста, кажется, его грубую, шероховатую поверхность можно почувствовать, дотронувшись рукой. Только вблизи становится понятно, что это не обман зрения: ощущение объема, создано автором намеренно.

Художница уверяет, что в ее работах нет ничего особенного - дескать, в художественном салоне эти картины совсем теряются. Но многочисленные друзья семьи Красиловых уверены в ее таланте и даже предлагали издать каталог в Москве. Антонина Григорьевна отказалась. Но все-таки живопись значит для нее гораздо больше, чем просто хобби.

- То, что я сейчас делаю, - все очень скромно, - говорит она. - Но это - моя жизнь: И это - Божий дар.

Антонина Григорьевна искренне верит в то, что такой дар, и даже не один, обязательно есть у каждого человека.

Вся семья Красиловых - творческая. Все, от дочери с зятем до внуков, что-то мастерят, рисуют, клеят, вышивают... Мамино увлечение - на особом счету.

- Она у меня всегда была такая... необыкновенная, - смеется дочь Лена.

Сама Антонина Григорьевна с улыбкой вспоминает свои мечты:

- Когда я была очень молоденькой, вот совсем недавно это кончилось, - говорит она, - я глаза закрывала, и у меня плыли, плыли, плыли картины... Это были лица - некоторые я запомнила даже, - пейзажи, рисунки по ткани... Я говорила всем окружающим: .

Но Антонина стала технологом на авиазаводе. Шли годы. Чем только не приходилось заниматься! Даже шить шапки на вылепленных из пластилина болванках. Но в душе всегда жила уверенность, что чудесные картины всплывали перед глазами не зря... Сегодня Антонина Григорьевна знает ответ на вопрос, что это значило.

- Человеку все приходит откуда-то, любое озарение. Каждый человек, когда приходит в этот мир, несет в себе не менее семи даров. Каждый!.. - Она поднимает палец, делая особенное ударение на этом слове. - Не менее семи даров. Но о них вроде как забывают, а если вдруг случайно находят, то вроде как заражаются.

И однажды она . В начале девяностых годов в гости приехала с Украины двоюродная сестра Анна - профессиональная художница. Гостью, разумеется, повезли на Байкал. Там она не удержалась, чтоб не начать писать этюды. А кузине, дабы не скучала, вручила акварель и альбомные листы и посадила рядышком с собой.

- Жалко, я сейчас не могу найти этих картинок, - смеется Антонина Григорьевна. - Сейчас мне уже, конечно, смешно смотреть... А тогда я упивалась! Это казалось так здорово! Так красиво! А ребятишки подходили и говорили: Я ведь вырисовывала каждый листочек...

Собравшись домой, Анна оставила сестре кисти и краски. Так что не рисовать Антонина Григорьевна уже не могла. Как она была горда собой, попробовав масляные краски!

- Я говорю: здорово, правда, в этом есть настроение? - вспоминает она, как показывала свою картину знакомому художнику. - А он мне отвечает:

Потом пришла очередь миниатюр. Их Красилова писала буквально десятками, часами просиживая за столом. Знакомые шутили: А она просто заболела живописью, иногда не расставалась с красками и кистями даже на работе - брала их с собой и была счастлива, если удавалось урвать часок в обеденный перерыв. Часто рисовала ночами, оставляя на сон по три-четыре часа...

Про многие свои работы, написанные раньше, чем полгода назад, Антонина Григорьевна решительно говорит, что это несомненное . Однако каждая новая картина получалась все более живой, объемной. Одно за другим попадали на полотно любимые байкальские места - она делала множество фотографий, намечая сюжеты для будущих творений.

- Вы знаете, наша Бурятия какая?.. - качает она головой. - Надо ходить! У нас же водопадов полно, такая удивительная красота... Мириады брызг, радуга...

Ей хотелось писать лучше и лучше. Но долго не удавалось передать игру водяных струй, блики в листве...

- Я все думала, - говорит Антонина Григорьевна, - как же нарисовать, что листья блестят? Я мучительно искала, как передать этот блеск. А потом мне вдруг представилось: болотный цвет, на нем более светлый желтый и белый на желтом... И лист заблестел. Потом спрашиваю сестру: это так делают? Оказалось, так. Тогда она и сказала: кто-то же ведет тебя. Кому-то это надо...

Так же долго старалась художница показать на полотне грубую фактуру байкальских скал. Сделать это при помощи одного цвета оказалось слишком сложно. Но однажды ей пришла в голову оригинальная идея: а что если развести краски погуще и нанести их на картину толстыми, сочными мазками в несколько слоев? Готовый результат превзошел ожидания: нарисованные камни действительно выглядели как настоящие. Так Антонина Григорьевна стала автором своеобразной техники.

- Я потом уже узнала про одного художника, - рассказывает она, - он выводил стволы деревьев строительным герметиком, а потом уже покрывал краской. Но одной краской и он не делал...

Картины Антонины Красиловой выставлены в Художественном салоне на улице Ленина. Впрочем, особо своими успехами художница не гордится. Даже собственного названия у ее небольшого ноу-хау так и не появилось.

- Зачем? - пожимает она плечами. - Не я первая, не я последняя. Как там было у Соломона написано?

Она всегда помнит о дарах, достающихся от рождения всем людям.

- И у вас их не менее семи, - уверенно говорит она. - И у любого человека... Где-то каждый выражается. У меня соседка по даче - Тамара Георгиевна, всегда поразительно видеть ее огород. Вот у нее - огородный дар. И меня окружают только такие люди.

Читать далее

Другая сторона профессии