Пять лет в личной гвардии Далай-ламы XIV - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Пять лет в личной гвардии Далай-ламы XIV


2076

Такой чести впервые были удостоены два буддийских монаха из Бурятии



Буда-лама стал одним из первых представителей бурятских монахов, удостоенных права обучаться в личной гвардии Далай-ламы XIV в монастыре Намгел. До последнего времени он был закрыт для иностранцев. Не каждый тибетец может пройти через жесткий отбор, еще меньше монахов выдерживают полный курс обучения.

Первые бурятские ламы смогли доказать, что они достойны такой привилегии.

Путь Буда-ламы в тибетского образования начался давно. Родившись в той же местности, что и великий хамбо-лама Даши-Доржо Итигэлов, он с детства знал, что в роду его матери и отца были ламы, служившие в Янгажинском дацане. Но решение стать священнослужителем пришло только после того, как прошел армейскую службу в Средней Азии. Сразу после демобилизации начал изучать старомонгольскую письменность и поступил послушником в буддийский институт при Иволгинском дацане.

Желание достичь высот в духовном образовании у Буда-ламы было настолько велико, что в 1994-м году он рискнул поехать в Тибет. Но китайские власти не дали разрешения на обучение российских буддистов в этой мятежной провинции. В декабре

95-го года он объявил родителям о своем решении ехать учиться на родину Будды. . Буда-лама прощался с родными на пять лет, не подозревая, что проведет в Индии почти семь лет.

Внутренний отбор

Традиционно российских буддистов направляют учиться в монастырь Гоман, что на юге Индии. Один учебный год в составе 30 студентов из Бурятии пролетел для Буда-ламы незаметно, без особых событий. Пока не приехал глава буддистов России пандито хамбо-лама Дамба Аюшеев с радостной и одновременно пугающей новостью - монастырь Намгел согласился экзаменовать двоих юношей из Бурятии. Их нужно безошибочно выбрать из 30 студентов - подготовка и характер учеников должны стать гарантией завершения учебы. Несколько дней, пока проходил внутренний отбор, бурятским студентам не спалось. У всех перед глазами был пример с монгольскими ламами, которых однажды в виде исключения приняли в монастырь Намгел. Но из восьми поступивших монголов заканчивал курс обучения только один, самый выдержанный и целеустремленный.

Тибетские наставники наших студентов долго совещались между собой, спрашивали мнения у первых учителей в Бурятии, проводили собеседования с самими юношами. Когда все сошлись на том, что Буда-лама и Зоригто-лама смогут выдержать экзамены и суровую школу монастыря Намгел, их еще раз предупредили о том, что для тибетцев буряты и монголы представляются одним народом. Поэтому, учитывая печальный опыт с монгольскими студентами, нашим землякам нужно преодолеть сложившееся негативное мнение будущих наставников.

Испытание характера

- Многие ошибочно полагают, что закрытость монастыря Намгел для иностранцев связана с мерами безопасности, ведь монахи из личной гвардии почти круглосуточно находятся возле Его Святейшества. Но оказалось, что функции телохранителей личная гвардия не выполняет, - рассказывает Буда-лама.

Малодоступность связана только с тем, что там обучают всем таинствам традиций великого тантрического учения - Калачакры, причем через индивидуальное постижение. В доступном для мирян понимании, название этого тантрического учения переводится как . Сам Будда Шакьямуни в облике Калачакры дал это учение первому царю Шамбалы. Калачакра считается царицей тантр. Именно поэтому стать учеником монастыря Намгел невероятно трудно даже тибетцу, не говоря об иностранцах. Став монахами, наши земляки обязаны были сопровождать Далай-ламу в поездках, где он давал разные учения, проводил большие службы. На них лежала вся подготовительная работа, участие в ритуалах. Естественно, что Его Святейшество знал свою личную гвардию в лицо.

О трудностях в учебе Буда-лама вспоминает с улыбкой. Все-таки тяжело состязаться с тибетцами в знании их родного языка, тем более, если речь идет о сложнейших философских и богословских понятиях. Но наставники, отбиравшие первых бурятских монахов для личной гвардии Далай-ламы, не ошиблись. Представители республики даже не допускали мысли, что можно проявить слабость.

- От нашей выдержки зависело, будут ли потом принимать земляков в личный монастырь Его Святейшества. Мы с Зоригто-ламой первое время часто ловили на себе испытывающие взгляды: смогут ли эти иностранцы пройти курс обучения, трудный для самих тибетцев? При этом никаких скидок, никакого послабления даже в режиме дня. В монастыре Намгел он установлен веками - подъем в 4 часа утра и заучивание сложнейших книг по Калачакре. В 6 утра уже сдаешь небольшой экзамен учителю, который по памяти проверяет, насколько правильно ты выучил задание, и отпускает на получасовой завтрак. С 8.30 вновь работа над текстами. С 9 утра до 12 часов начинаются занятия по грамматике тибетского языка, ведь язык религиозных книг значительно отличается от современного разговорного. На обед и отдых полтора часа, после которого начинается философский диспут - свой аргумент подкрепляется хлопком в ладоши. С 15 до 17 часов занятия по философии, завершаю-щиеся ужином. После - вечерний философский диспут до 21 часа. На сон остается менее 7 часов, - вспоминает Буда-лама, перебирая зачетные книжки своих студентов.

Сейчас он и Зоригто-лама - единственные в России специалисты по созданию Мандалы - обители божества Калачакры из цветного песка. На создание этого изумительного по красоте песочного дворца уходит почти

7 - 8 дней кропотливой работы. Тоненькой струйкой песок ложится безукоризненно четкими линиями. Не менее величественно выглядит обряд ее разрушения как символ непостоянства мира.

- В прошлом году я поехал в составе бурятской делегации в Монголию на встречу с Далай-ламой. Учитель сразу узнал меня, едва мы вошли к нему. Его Святейшество всегда излучает доброжелательную улыбку, а увидев меня, радостно засмеялся, подозвал к себе моим тибетским именем и усадил рядом возле трона. Мне посчастливилось во время учебы получить лично от него имя Тенцзин Геден - . Передавая знания, полученные мной в монастыре Намгел, я стараюсь соответствовать данному Учителем имени. А главной оценкой нашей с Зоригто-ламой учебы считаю то, что после нас в Намгел приняли еще одного ламу из Бурятии.

Читать далее

Другая сторона профессии