<Жизнь> под поездами - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

<Жизнь> под поездами


1397

Половина жителей поселка Тальцы отрезана от мира несколькими рядами железнодорожных составов. Они гибнут и калечатся под колесами

Поселок Тальцы волею судеб состоит из двух частей. В одной из них рядом со станцией - магазины и медпункт, школа, почта, аптека, автобусная остановка и платформа электрички. В другой - жилмассив, дачные участки и единственный хлебный киоск на две с лишним тысячи человек.

Разделяют первую и вторую половины Тальцов всего лишь 120 метров земли. Однако на то, чтобы добраться до магазина или аптеки, у местных жителей уходит обычно часа полтора: между станцией и поселком - плотные ряды товарных составов. Дороги напрямую нет. Обход - за километр.

В Тальцах нашли очевидный выход - стар и млад лезут под вагонами. Лезут на свой страх и риск. Только за последние полтора года пострадали восемь человек. Спасением мог бы стать виадук. Но строительство его, запланированное на будущий год, пока остается на бумаге.

Ольга Афанасьевна Могзолова-Башинова, местная активистка, 25 лет прожившая в Тальцах, с тоской вспоминает, как ездила в 1997 году в Иркутск просить у руководства ВСЖД оборудовать на станции платформу для электрички.

- За 18 дней приехали и все сделали! - говорит она. - А теперь третий год хожу - и все без толку.

Несчастья поселка начались весной 2001 года, когда станцию, до тех пор законсервированную, сделали сортировочной. Если раньше жители могли ходить через пути напрямую - к посадочной площадке электрички с обеих сторон дороги вели мостки, а поездов в Тальцах практически не было, то теперь это стало невозможным. Дорогу перегородили составы, которые теперь формируют на станции - десятки вагонов в семь-восемь рядов выстраиваются на протяжении без малого двух километров. Так что, приехав в Тальцы на автобусе или электричке, людям нужно брести в обход до настилов - их всего два, в восточном и западном концах станции. То же самое приходится предпринимать и тем, кто живет по ту сторону железной дороги, чтобы попасть в медпункт или на почту. Но для стариков, которые составляют большинство жителей частного сектора Тальцов, такие пешие переходы часто оказываются непосильными.

- Мы больные люди, старые, нам по 70 лет, - Зинаида Сластникова не может сдержать слез. - Дед у меня - инвалид второй группы, вообще ходить не может, до больницы не добраться... Медпункт на той стороне. Магазин у нас на той стороне, почта на той стороне, остановка на той стороне... По нашей стороне ничего нет. Мы вообще в каком-то каменном мешке. Отрезаны от мира.

Впрочем, даже одолев путь до перехода, люди часто не могут спокойно перейти на ту сторону - на обоих настилах, как правило, тоже стоят вагоны. Станция, построенная в 1984 году, рассчитана на состав в 58 вагонов, пояснил Алексей Старицев, начальник станции. Сегодня план формирования изменился, и товарный поезд насчитывает в среднем 71 вагон. Как ни крути, а на путях от настила до настила они просто не помещаются. В итоге тем, кому не по силам идти еще 200 - 300 метров в обход, остается одна дорога - под вагонами. Всем местным жителям хоть раз да пришлось испытать это на себе.

Жертвы

- Я недавно электричку ждала, - рассказывает Зоя Головко, - и видела, как три парня поднимают коляску с ребенком через сцепку, чтобы на электричку успеть. Я зимой тоже так: только подлезла, вагоны как грохнули! У меня и рукавчики, и все там осталось, выскочила, не знаю как, думала, у меня сердце остановится...

Далеко не всегда такие походы заканчиваются благополучно. Только месяц назад на путях трагически погибли 18-летняя Таня Шерстнева и Наталья Васильевна Лощенкова. Девушка, которая жила на цивилизованной половине Тальцов, пошла вечером на станцию, чтобы вызвать больному отцу. Вдруг она увидела, как под вагоном, не видя встречного поезда, пробирается женщина. Таня кинулась вперед, чтобы вытащить ее, но не успела. Наталью Лощенкову разрезало пополам, а девушку затянуло под вагон и отрезало голову...

По официальной статистике, за последние полтора года пострадали на железнодорожном полотне в Тальцах восемь человек, шестеро погибли. Местные жители утверждают, что в действительности жертв еще больше. Положить предел этому может, по их мнению, только одно - виадук, который избавит людей от необходимости ходить вкруговую или очертя голову лезть под поезд. Три года Ольга Могзолова-Башинова, как руководитель инициативной группы поселка, обивает пороги всех возможных инстанций, собирает подписи, пишет письма и заявления. В ответ, как правило, получает одно:

24 июля в Тальцах работала комиссия, которая должна была обеспечить местным жителям безопасный переход через пути. Однако, по мнению Андрея Старицева, начальника станции, выхода из сложившейся ситуации нет никакого.

- Виадук ничего не изменит, - утверждает Андрей Владимирович. - У нас население такое. Они пьяные все равно напрямую будут идти. Я работал начальником станции Заудинская. Построили виадук. Каждый месяц я убирал трупы там. За год у меня, как правило, 12 - 15 человек было... Построили забор. И что? Кто помоложе, через забор прыгает, кто постарше -под забором ползет. Виадук - это не решение проблемы. Единственное, в чем права Ольга Афанасьевна, - это то, что, когда будет виадук, я за них хоть отвечать не буду.

Безвыходная станция

Каким-то образом уменьшить на станции движение поездов невозможно, объяснил Андрей Владимирович. Тальцы сегодня - единственная в Бурятии сортировочная станция. Раньше составы формировали в Улан-Удэ, прямо под виадуком. Но там уже не хватало места, а раздвигать пути дальше некуда - вплотную примыкает улица Революции 1905 года. Нельзя и освободить от вагонов настилы или сделать свободный проход посередине станции.

- Мне для этого придется держать дополнительно три маневровых локомотива, которые только и будут сцеплять и расцеплять вагоны, - говорит Старицев. - А один час работы такого локомотива стоит 270 рублей. Плюс вагонники, а их у нас всего 6 человек, они обрабатывают по 15 -20 вагонов в сутки...

Единственное, что может изменить жизнь Тальцов, - реконструкция станции, которая должна начаться в 2004 году, считает Андрей Старицев. После нее Тальцы раскинутся в обе стороны аж на 9 километров, начинаться будут практически от поселка Южного - тут уж без виадука не обойтись никак. В план реконструкции это сооружение заложено, более того - сегодня уже существует его проект. Однако начнется ли его строительство, зависит от финансирования.

- Там предусмотрено долевое участие, - объяснил Александр Бушуев, заместитель председателя Госкомитета РБ по делам ГО и ЧС. - 50 процентов выделяет железная дорога, 50 - республика. До сих пор финансирования не было, а в этом году бюджет только начинает формироваться. Еще неизвестно, заложит ли ВСЖД виадук в свой бюджет.

То же самое касается и республиканского бюджета, который будет сформирован только к декабрю.

Тем временем принимать меры нужно уже сегодня, уверен Андрей Саянский, начальник городского управления по делам ГО и ЧС. Если невозможно освободить от вагонов существующие мостки, значит, нужно перенести их туда, где вагонов нет, считает он. Такое решение и вынесла комиссия, обязав начальника станции в десятидневный срок оборудовать дополнительные настилы в безопасном месте, снабдив их указателями. Правда, круговой путь в этом случае увеличится в общей сложности еще на полкилометра. Так что местные жители, возлагавшие на работу комиссии очень большие надежды, остались, мягко говоря, разочарованы.

- Мы так радовались, что приехали защищать население, - разводит руками Ольга Могзолова-Башинова. - А вышло-то еще хуже - и так далеко ходить, а теперь мостки к самому кладбищу перенесут.

- Безопасность дороже лишней четверти часа пути, - считает Александр Бушуев. - Или пройти двести метров, или на тот свет идти!

Но соседи на стороне Ольги Афанасьевны:

- Я до конца никогда не дохожу, - говорит Зоя Головко. - Я уж охранникам нахально говорю: тут составов главных нету, один-два, так я лажу. , - говорят. А я говорю:

Читать далее

Другая сторона профессии