Миротворец из Бурятии
Главное Популярное Все
Войти

Миротворец из Бурятии


1378

Улан-удэнка помогает сербам и албанцам решать проблемы национализма



Сколько Елена себя помнит, она всегда мечтала заняться настоящим делом. Работать в Африке, где люди страдают от голода и болезней. Поэтому, окончив в родном городе факультет иностранных языков, она не стала искать работу переводчика или учителя, а решила идти дальше. Окончила Центральный Европейский университет в Будапеште, в 2001 году выиграла грант на учебу в летнем университете в Приштине, столице Косово. Так Елена попала в скандально известную бывшую провинцию Югославии.

Двух недель в Косово и нескольких взглядов на разруху, царящую там после войны, Елене хватило, чтобы понять: необязательно ехать за подвигами в Африку - дел хватает и на нашем континенте. Так она пришла в миссию ООН.

- Статус Косово до сих пор не определен, - рассказывает Елена. - Поэтому сразу после войны там все вопросы управления, правосудия и так далее регулировали сотрудники ООН. Сейчас мы стараемся потихоньку все это отдавать самоуправлению... Например, во главе нашего министерства кроме местного министра стоит еще и . Мы стараемся научить местные власти, передать им какие-то навыки, а потом уступить место. Так что в какой-то мере сейчас одна из моих задач - скорее потерять работу.

Но пока во многих случаях местному самоуправлению Косово не обойтись без помощи иностранных специалистов. Их там просто огромное количество - благо, что для работы на Балканах сегодня не нужны ни вид на жительство, ни виза, приехать искать себя может практически любой. Впрочем, Елена до сих пор первый и единственный в истории Организации Объединенных Наций в Косово сотрудник из Бурятии.

Между сербами и албанцами

Искать работу в чужой стране было страшновато. Однако в отделе кадров миссии ООН к скромной девушке-азиатке отнеслись на удивление дружелюбно и сразу предложили место редактора английских текстов. Сперва Елена не была уверена, что справится - однако оказалось, что место как раз соответствует специализации , полученной ею в Будапеште. Ей предстояло работать в департаменте, который занимается проблемами мирного сосуществования сербов и албанцев. Девушке нужно было следить за тем, чтобы все документы звучали максимально политически корректно, чтобы не спровоцировать лишний раз конфликта на национальной почве. Скоро она почувствовала себя настоящим .

- Конечно, трудно было, - говорит Елена, - каждая сторона доказывает свое... Сейчас больше приходится защищать сербов, их меньшинство, а в начале албанцев. Но то, что я была иностранкой, помогало. Ты как нейтральное лицо выступаешь. Они же видят, что это нужно им, не мне, что у меня никаких личных интересов нет.

Последнее обстоятельство оказалось особенно важным, так как у албанцев выявилась национальная черта, которая очень напомнила Лене соотечественников: все вопросы они предпочитают решать через родственные связи. Поэтому присутствие сотрудника ООН, который даже внешне был явно не похож ни на серба, ни на албанца, очень облегчало ситуацию. И речь в таких случаях идет не только об удобстве работы.

- Был случай, - рассказывает Елена, - когда представителя одной организации, болгарина, о чем-то спросили на улице. Он, наверное, хотел показаться и ответил по-сербски... К несчастью, это были албанцы. Болгарина просто застрелили.

Правая рука министра

Национальные проблемы Елена решала около полугода. Потом несколько департаментов объединили в одно министерство, а наша землячка заняла место координатора и правой руки министерства, который сперва заменял невыбранного еще министра, а сейчас работает параллельно с ним. На новой должности интересного оказалось еще больше. Практически все сферы, которые курировало министерство - дела молодежи, культуры и спорта, после войны пришли в крайне запущенное состояние. Памятники старины разрушены бомбами, молодежь не знает куда себя приложить, спортсмены не могут участвовать в международных соревнованиях... В миссии было разработано огромное количество программ.

Больше всего запомнился нашей соотечественнице проект по реставрации памятников старины, пострадавших после бомбежек, албанских мечетей и сербских церквей. Очень важным оказалось правильно выбрать подрядчика: работа подчас предстояла очень тонкая, несведущие люди могли только напортить. Не доверяют реставрацию подрядчикам из Арабских Эмиратов, рассказала Елена. Они не стоят за деньгами, но... умудрились в нескольких храмах сделать евроремонт. Получилось, конечно, красиво, но всякую историческую ценность здания после этого потеряли.

- А вот шведские фирмы очень хорошо работают, - говорит Лена. - В прошлом году восстановили мечеть в городе Печи и рядом православный патриархат, это что-то вроде монастыря. Там подземные воды, в них содержится какая-то кислота, она разрушает ценные фрески...

Те же шведы, сами о том не подозревая, сделали ценный подарок албанскому национальному самосознанию. В нескольких местах восстановили куллы - традиционные албанские каменные дома-крепости. Некоторые из них были построены еще в средние века, и разрушались не только от бомб, но и просто от времени. Каждая кулла несколько поколений принадлежала одной семье, но сегодня они стояли заброшенные и полуразрушенные. Шведы реконструировали эти здания просто как памятники истории. Однако многие албанцы вернулись в них жить... И не потому, что в Косово так плохо с жильем.

- Нет, это позволяет им восстанавливать свою культурную идентификацию, национальное самосознание. Раньше такое было немыслимо! - с жаром объясняет Елена. - Один очень милый молодой человек, албанец, рассказал мне, что когда он был маленький, отец его учил албанскому по книжкам. Книжки приходилось прятать. Однажды с обыском пришла сербская полиция. Отца его избили и на несколько дней заперли в камеру...

Домой Елена последние два года приезжает только в отпуск. Однако скоро ее желание может исполниться: контракт с ООН истекает в июне. Возобновить его можно будет еще только раз: через полгода министерство культуры Косово должно начать функционировать без помощи иностранных помощников. Но Елена не расстраивается: она уверена, что всегда сможет найти себе настоящее дело по душе. Может быть, она наконец отправится в Африку.

- Главное, как говорит один мой друг, - , - считает она. - То есть не надо себя ограничивать. Я сначала попробую все, что покажется интересным, а потом уже буду выбирать.

Читать далее

Читайте также