Последние дни Давше
Главное Популярное Все
Войти

Последние дни Давше


1981

Поселок, где когда-то был построен коммунизм, сегодня ликвидируется



Зимник

Давше находится в 400 километрах от столицы Бурятии, и почти пять месяцев в году жители этого резервата отрезаны от Большой земли из-за штормов и распутицы. Когда лед еще тонок, не установился или уже расходится, суда и машины не ходят. И в остальное время путь в Давше нелегок, а порой и смертельно опасен.

Зимник (ледовая дорога) тянется вдоль восточного берега Байкала от Усть-Баргузина до Нижнеангарска. Здесь машины проваливаются под лед с удручающей регулярностью. Чаще всего это случается по неопытности водителей. , - говорит сидящий за рулем Аркадий Казка, начальник усть-баргузинского отделения охраны, работающий в заповеднике с 1974 года. И тормозит перед коварно припорошенной снегом трещиной. В ее разрезе пугающе темнеет бездна почти двухкилометровой толщи воды. Александр Ананин, замдиректора по науке, достает из машины пешню и методом ищет самое узкое место в трещине, а она между тем извилистой лентой скрывается далеко за торосами. Решено перескочить через нее. Пассажиры высаживаются и самостоятельно одолевают преграду, а Казка, разогнав машину, перелетает через трещину. .

Неприступный скалистый берег прерывается устьем реки. Здесь, на территории Забайкальского национального парка, расположилась база отдыха . Не так давно ее охраняла пожилая пара, и когда женщина умерла, ее труп из-за распутицы не могли вывезти в Иркутск четыре месяца (все это время он пролежал в сарае).

Уже давно стемнело, когда машина, покружив среди нагромождений торосов, натужно ревя, взобралась на крутой берег. Давше спит глубоким сном.

В школе

Утреннюю тишину на улице нарушает скрип велосипедных колес. Это ученик третьего класса Дениска Кривилев пошел в школу, толкая велосипед. Кроме него, в школе есть еще одна ученица - шестиклассница Ирина Голубцова. А учительницей работает ее мама Наталья Раисовна. В прошлые годы учеников было больше, а самый пик пришелся на 1996 год, когда в школе одновременно было тринадцать учеников. Наталья Раисовна гордится своими выпускниками: .

Несмотря на разницу в классах, Ирина и Дениска многие уроки делают вместе, рисуют, ходят на лыжах по Байкалу . По поводу отсутствия друзей-мальчишек Дениска не огорчается: .

На кордоне

В восемнадцати километрах севернее Давше на пустынном берегу стоит одинокий домик. Это , постоянный пункт охраны и наблюдения заповедника. На север от кордона ближайшее селение Шегнанда, до него 60 километров. Здесь живут 70-летние Лев и Ирина Голубцовы. Живут они вдвоем, дети их выросли и работают сейчас в заповеднике.

Раньше держали лошадей, коров, поросят и кур. Сейчас из живности остались куры. Впрочем, гостей хватает. Косолапые приходят на кордон в начале зимы, это шатуны. Появляются медведи и весной, после спячки. Как-то раз в начале июня медведь задрал корову на берегу и рвал ее в прибое. Лев Алексеевич схватил карабин: . С тех пор корову не держат. Да и одиноко ей здесь было, к быку на случку приходилось гнать за восемнадцать километров.

Жизнь на кордоне проходит размеренно. Ложатся спать часов в восемь вечера. Питаются Голубцовы в основном рыбой, дикоросами, собственными овощами.

Тридцать три года они прожили на кордоне, никогда не ругались: Следующей зимой они собираются выезжать в Кировскую область, на родину. Ирина Дмитриевна говорит: .

Быть или не быть?

Мнения жителей Давше относительно его будущего противоречивы.

- Давше должна разделить печальную судьбу многих поселков России, обреченных на умирание. А ведь в заповеднике еще немало белых пятен... Государство и наука от этого много потеряют, - считает 74-летний Евгений Черникин, кандидат наук, крупнейший в России специалист по соболю. Баргузинского соболя он изучает с 1964 года. Сейчас Евгений Черникин и его жена Людмила ждут субсидии, чтобы купить квартиру. Людмила Дмитриевна, смеясь, пеняет мужу:

- Я сторонник закрытия поселка, слишком много средств уходит на его содержание, государству это просто не под силу. Да и пресс на окружающую природу от поселка, - говорит Бадма Холхоев. Он уже купил на выделенную субсидию квартиру в Улан-Удэ и ждет машину, чтобы перевезти вещи.

Легендарный Янкус

Геннадий Андреевич Янкус - бессменный на протяжении последних 32 лет директор заповедника.

- Я приехал работать в Давше в 1971 году, когда здесь было всего несколько сотрудников и домов, - говорит Янкус. - Десять лет ушло на то, чтобы построить дома, аэропорт, дизельную электростанцию, нефтехранилище, пекарню, магазин и школу. Когда поселок был построен, число его жителей достигло 120 человек.

В то время ежегодно завозили до 400 тонн дизельного топлива на электростанцию и заготавливалось1000 кубов леса на дрова. Жители держали свыше двадцати голов крупного рогатого скота. С увеличением поселка рос и антропогенный пресс на природный комплекс. К началу перестройки на содержание Давше шло до 80 процентов средств, выделяемых заповеднику, а на охрану и исследования оставалось всего 20. В Давше был построен , - электроэнергия подавалась круглосуточно, дрова были бесплатными, квартплата не взималась, жители пользовались бесплатным проездом в отпуск.

Перестройка стала началом конца. Закрыли школу-интернат в Нижнеангарске, и специалисты, у которых были дети-старшеклассники, стали уезжать из Давше. Перестал ходить рейсовый теплоход , закрыли аэропорт, магазин, пекарню и электростанцию.

Без воздушного сообщения Давше по полгода была оторвана от большой земли. Электроэнергию стали получать от личных электрогенераторов. Тогда в начале 1999 г. Министерство природных ресурсов РФ переместило администрацию заповедника в Нижнеангарск.

- Жалко бросать построенный нами поселок, сколько в него вложено сил и средств, - говорит Геннадий Андреевич. - Но нужно работать по-новому. Сейчас отделения заповедника находятся в Улан-Удэ, Усть-Баргузине, Давше и Нижнеангарске. Мы перешли на вахтовый метод.

Переезд

Для давшенцев наступило крайне болезненное время. Им нужны были субсидии на приобретение жилья, как лицам, уезжающим с Севера. Тогда в Давше приехал депутат Госдумы Василий Кузнецов, встретился с жителями. Вскоре благодаря ему из бюджета России было выделено сначала три миллиона рублей, а затем еще шесть на покупку жилья выезжающим сотрудникам.

- Заповедник и Давше это не одно и то же, хотя некоторые отождествляют эти понятия. Переселение - дело добровольное, - говорит Янкус. - И необходимое.

Директор считает, что антропогенный пресс уменьшился в несколько раз, а реформы к коренным изменениям природного комплекса не приведут.

- Охрана не ухудшится, - согласен с ним и Аркадий Казка. - С этим мы прекрасно справляемся, живя в Усть-Баргузине и Нижнеангарске.

Р.S. В тот день из поселка выезжали Галина и Михаил Михалевы. С 1949 года они работали в заповеднике. , - утирая слезы, сказала на проводах Галина Спиридоновна:.

Читать далее

Читайте также