Общество
1185

Нормативы, убивающие Байкал

Утечки нефти являются нормой только в нашей стране, поэтому строительство нефтепровода  - отложенная экологическая катастрофа, считает заместитель председателя общественной организации , кандидат биологических наук Виктория Шаралдаева



- У меня после ознакомления с ОВОСом (оценка воздействия на окружающую среду) осталось одно недоумение, - говорит Виктория Дамдиновна. Что это - недоразумение или откровенно плохо сделанная работа? Создается впечатление, что компания формально подошла к решению столь важного для населения республики вопроса. Например, указанные в материалах ОВОС американская норка и лесная куница в Байкальском регионе не обитают. Таких животных никогда здесь не было и поэтому рассматривать их в качестве положительного примера по меньшей мере некомпетентно. Равно как и ссылка на работы 70-80-х годов издания, которые давно устарели. Недавно в регионе проведены новые исследования и их результаты уже опубликованы.

У бурятских экологов нет сомнений, что разработчики проекта строительства нефтепровода подошли к написанию ОВОС избирательно, не учтя множество факторов, принципиально меняющих общую картину. Например, при расчетах компенсаций ущерба природным ресурсам цена леса берется как стоимость леса на корню и не учитываются другие, более важные функции леса. А размер компенсаций по утраченным рыбным ресурсам, рассчитанный для Бурятии, просто смехотворен. Он составляет всего 24 тысячи рублей, тогда как у нас обитает таймень, занесенный в региональную Красную книгу. Хотя ранее эти и другие замечания специалистов были высказаны на общественных слушаниях и зафиксированы в протоколах, мало где говорится, что наибольшую опасность представляет даже не строительство, а сам нефтепровод.



Учеными рассматривались различные варианты развития событий по самому неблагоприятному сценарию. В случае аварии на трассе разлившаяся нефть рано или поздно попадает в Байкал, так как все реки, пересекаемые нефтепроводом, входят в водосборный бассейн озера. Однако нигде, кроме Бурятии, не прозвучала мысль, что огромное количество нефти попадает в окружающую среду даже при нормальной работе трубопровода. Россия - единственная страна, где приняты (Нормы естественной убыли нефтепродуктов при приемке, хранении, отпуске и транспортировке РД 153-39.4 -033-98). Виктория Шаралдаева подсчитала, что если за основу взять даже минимальные цифры нормативных потерь, то на один только Закаменский район выльется 19 тысяч тонн в год на 100 километров нефтепровода. Тогда как попадание лишь одного грамма нефти в водную среду делает не пригодными для потребления 100 литров воды. А по более строгому рыбохозяйственному показателю ПДК (предельно допустимая концентрация) нефти и нефтепродуктов составляет 0,05 милиграмма на литр воды. Таким образом даже при нормальной эксплуатации нефтепровода с его нормативными утечками всему живому в радиусе нескольких километров угрожает серьезная опасность. И это те потери, на которые никто не будет обращать внимания и, соответственно, не будет организована работа по устранению загрязнения.

Поэтому Виктория Шаралдаева считает, что при расчетах компенсации для территорий, попадающих в зону нефтепровода, надо рассматривать все случаи его негативного воздействия на природу, жизнь и здоровье населения. Уже сейчас необходимо создание страхового фонда, позволяющего накапливать средства на борьбу с последствиями строительства и эксплуатации трубопровода. Помимо этого, отдельно должны быть оговорены механизмы проведения экспертизы всех случаев загрязнения. Делать это надо сейчас, а иначе потом будет поздно.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях