Общество
1164

Байкальские браконьеры открывают сезон

С 1 августа на Байкале запрещен как промышленный, так и лицензионный любительский отлов омуля. Но, несмотря на запрет, вдоль всего побережья Байкала расставлены сети браконьеров. Свидетелем этого стал наш корреспондент, наблюдавший за работой сотрудников Государственной оперативной инспекции рыбоохраны



В четыре часа утра микроавтобус рыбоохраны свернул с федеральной трассы на грунтовую дорогу, ведущую к берегу. Выскочив на берег, затаилась в высохшем русле ручья. Было еще темно, и браконьеры вышли в море, чтобы выбрать поставленные ночью сети.

Как только забрезжил рассвет, машина пошла по кромке моря на север. И тут же наткнулась на двоих рыбаков, тянувших невод.

- Здравствуйте. Рыбоохрана. Ну, показывайте, что у вас там, - сказал Николай Баженов, старший госинспектор.

Улов оказался небогатый - на вид килограммов двадцать, сорога, окунь и хариус. Мужики оказались со станции Мысовая, о начале действия запрета, они, по их словам, не слышали. И поэтому, дескать, ловили с чистой совестью. Взыскивать с них штраф Баженов не стал, улов незначительный, омуля нет... Пожалел, в общем, мужиков.

Следующая пара только подплывала на лодке к берегу. Последовал тот же вопрос: . А показать было нечего.

- Сеть поставили, а ее нет, уже кто-то увел, - сознались мужики. О том, что запрет действует с 1 августа, они знали. И разрешение на улов у них, было, правда, забыли его дома, да и просрочено оно уже...

- Жрать-то надо, дома семеро по лавкам. Дайте нормальную пенсию, будем дома сидеть, - начал кипятиться Николай Суворов, житель села Поворот. - Здесь живем, имеем право.

По словам Суворова, 130 лицензий на отлов омуля, которые выдают на район, это курам на смех, . Да и рыбы в последние годы становится все меньше и меньше. После штормов или после (ветра с юга) им приходится выбирать и чистить сети, настолько они забиты обрывками бумаги и прочим мусором, которые наносит со стороны Байкальска.

снова пошла вдоль моря, левыми колесами поднимая веер брызг, то и дело огибая коряги и выброшенный на берег . Уже совсем рассвело, когда машина стала у очередной лодки браконьеров. Возле нее тянул сети старик с седой бородой. Рядом стояли двое парней, туристы из Кемерова. Старик упорно не отвечал на вопросы Баженова и угрюмо сверкал глазами из-под насупленных бровей. Затем внезапно бросил сеть, в сердцах махнул рукой и ушел прочь. Между тем, в его сети, кроме другой мелкой рыбешки, попались и три омуля. А за каждый из них ему светил штраф по 250 рублей... Дядя Вася, как, по словам туристов, звали старика, так и не появился, и его сеть вместе с уловом оказалась в машине.

Через полкилометра снова браконьеры - жители Боярска. Они оказались сговорчивее, согласились оплатить штраф за пойманных ими омулей. Правда, потом один из них, оказавшийся местным лесником, пригрозил Баженову ответным : . А другой, Владимир Полозов, рассказал о том, почему он выходит на запрещенный промысел. . Работы нет ни у него, ни у жены, а живут за счет рыбалки. Рыбу продают посредникам: .

Конечной точкой рейда стала коса, отделяющая Посольский Сор от Байкала. На косе уже стоял рыбоохраны. Группа инспекторов приехала туда ночью, и сейчас выбирала браконьерские сети. . Сетей было целых четыре. И улов, соответственно, тянул килограммов на сто. .

- На Байкале сейчас работает около ста инспекторов рыбоохраны, - подытожил Николай Баженов. - Они не в состоянии все озеро. Но самая горячая пора на носу. Примерно двадцатого августа косяки омуля пойдут на нерест в реки, и тогда буквально все мужское население прибайкальских сел, да и многие горожане выйдут на браконьерство. К ним будем применять самые жесткие меры. Ведь от этого зависит будущее популяции омуля.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях