1:0 в пользу военкомата
Главное Популярное Все
Войти

1:0 в пользу военкомата


1161

Около месяца назад Илья ушел утром из дома, сказав родственникам и встретившейся соседке, что идет на очередное заседание суда с военкоматом. Но в зале суда так и не появился. Больше его никто не видел



Призывник Илья Дубинин, сам круглый сирота, был опекуном своей полуслепой 82-летней бабушки ( N№ 5 (488) от 6.02.02). Когда парню прислали повестку в армию, он подал в суд на военкомат и выиграл дело. Однако военные опротестовали решение. Судебное разбирательство продолжалось несколько месяцев и не закончено до сих пор, хотя сам Илья уже больше двух недель находится в рядах Вооруженных Сил. Родственники и адвокат парня уверены, что в армию его забрали... насильно. А беспомощная больная старушка тем временем осталась без опекуна.

- В конце июня, - рассказывает Татьяна Кокорина, адвокат Дубинина, - у нас была назначена беседа в суде. Но Илья, до этого аккуратно посещавший со мной все судебные заседания, на этот раз почему-то не пришел.

Когда он не дал о себе знать и через неделю, адвокат позвонила парню на работу и услышала, что . Для родных Дубинина его исчезновение тоже стало сюрпризом.

- Я сперва думал, в командировке он, что ли, или что? - недоумевает дядя Ильи Владимир. - На работе женщины рассказали, будто пришли 20 июня от него какие-то ребята, принесли его паспорт и передали, что его забрали в армию...

В военкомате уверены, что процедура призыва Ильи Дубинина в ряды Вооруженных Сил прошла совершенно законно:

- По домашнему адресу его родственнику - девушке или сожительнице, или сестре, не знаю, была вручена повестка, - говорит Андрей Воронов, старший офицер второго отделения. - В указанное время он сам прибыл в военкомат. Это был июнь... Двадцатые числа. В этот же день он был отправлен на республиканский сборный пункт.

Но родным Дубинина и его адвокату то, что Илья мог уйти служить, никого об этом не предупредив, представляется крайне маловероятным.

- Он когда только еще все это затеял, - машет рукой его дядя, - я ему говорил: не связывайся, ничего не получится. Но что они вот так сделают, даже с нами попрощаться не дадут, мы не думали...

- Илья не мог так себя повести! - уверена Татьяна Алексеевна. - Ведь у нас с ним осталось два незаконченных дела. Он бы обязательно дал мне знать.

В судебном разбирательстве по поводу того, должен ли служить в армии Илья Дубинин или нет, неясных моментов, по мнению Татьяны Кокориной, более чем достаточно. Так, например, Верховный суд дал очень осторожную формулировку, указав, что опекунство и в отсрочке Дубинину было отказано. В то же время фактически Илью как опекуна призвать было нельзя, потому что это ущемляло в правах его бабушку. Когда в 10.00 шестого июня он пришел в суд на рассмотрение его жалобы по этому поводу, представитель призывной комиссии предъявил Илье постановление администрации Октябрьского района. В документе, датированном тем же самым числом, было указано, что опекунство с Дубинина снимается! Причем без какой-либо внятной мотивировки, на основании одного лишь .

- А ведь военкомат уже ходатайствовал о том, чтобы с Ильи опекунство сняли, - говорит Татьяна Алексеевна. - И 19 апреля пришел ответ, в котором сказано, что .

Адвокат Кокорина не сомневается, что за час до начала суда опекунство с Ильи могли снять только под нажимом извне.

- Есть человек - есть проблема, - говорит она. - Нет человека - нет проблемы! Судиться теперь некому. Он даже доверенности мне оставить не успел...

На днях родным от Ильи пришло первое письмо. Он пишет, что попал в Читинскую область, учится на повара. Что скучает. Документы по судам просит передать Татьяне Алексеевне. О том, как началась его , Илья не сообщает ни слова - только то, что 20-го и вечером отвезли на вокзал. Опеку над бабушкой решил оформить на себя дядя Владимир, который не надеется скоро увидеть племянника вновь:

- Если уж военкомат на него обиделся, что тут можно поделать...

Комментарий эксперта

Независимый юрист Ольга Жигимонт считает, что дело Ильи было рассмотрено действительно не совсем верно, и даже сейчас у него еще есть шанс отстоять свою правоту.

Дело в том, что статья N№ 24 закона о воинской обязанности и военной службе, на которую ссылаются и Дубинин, и представители военкомата, звучит не совсем корректно и может быть истолкована по-разному. В ней смешаны понятия и за ним. С одной стороны, Илья занят постоянным уходом за бабушкой и поэтому имеет право на отсрочку. С другой, у бабушки есть два взрослых сына, которые способны ее содержать. Это обстоятельство, на первый взгляд, обязывает Илью идти служить. Но реально содержание предполагает только материальную помощь, а никак не опекунство, в котором нуждается бабушка.

- Формально Верховный суд за рамки закона не вышел, - считает Ольга Жигимонт. - Но вообще при подобных противоречивых формулировках закона в силу Конституции положено трактовать его в пользу человека. А в данном случае бабушка осталась без ухода. То, что Илья занят уходом за бабушкой, в решении Верховного суда вообще никак не прокомментировано.

Незаконность же постановления об отмене опекунства юристу Жигимонт представляется очевидной.

- По Гражданскому кодексу решение призывной комиссии не является основанием для снятия опеки. Это могло быть сделано либо по просьбе Ильи, либо при нарушении им своих обязанностей опекуна, что не доказано. И уж тем более нельзя снять с человека опекунство и не уведомить его об этом. А в данном случае опеку даже не переоформили на другое лицо.

Исход этой ситуации юристу представляется двояким: либо Илья служит, сколько положено по закону, а бабушка отправляется в дом престарелых. Либо он по почте пересылает своему адвокату заверенную у командира части доверенность и судится дальше. Если прокуратура по ходатайству адвоката опротестует решение Верховного суда, дело может быть рассмотрено еще раз. Но, поскольку речь идет о двойном толковании закона, больше шансов найти правду в Конституционном суде.

Читать далее

Читайте также