Потомки Бестужева находят друг друга через века - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Потомки Бестужева находят друг друга через века


2800

Неделю провели в Бурятии правнуки и праправнуки декабриста, съехавшиеся специально, чтобы повидаться друг с другом и посмотреть места, где жил когда-то их предок. Они малознакомы, но чувствуют себя членами одной большой семьи



Работы по поиску потомков продолжались целый год. Оказалось, что рассеялись они по всему миру: даже в Австралии более полусотни. Но в этот раз приехать смогли только три семьи: пра-праправнук декабриста Алексей Старцев и его сын Михаил из Владивостока, потомки Найдана Гомбоева (зятя Николая Бестужева) Наталия Редько с дочерью Татьяной и внуком Денисом из Новосибирска, а также Алексей Зайончковский из Канады. Последний за 30 лет жизни за рубежом успел почти забыть русский язык, однако очень горд своими корнями. Хотя о том, что он потомок Бестужева, Зайончковский узнал только год назад, когда его кузина Арлин решила составить генеалогическое древо.

- До этого они считали, что у них в роду была монгольская княжна, - смеется Василий Петров, краевед и основной организатор встречи. - Как-то раз, восемь лет назад, он даже проезжал мимо Улан-Удэ и Селенгинска и знать не знал, что не только он сам родом отсюда, но и что его родственники здесь до сих пор живут...

Старцевы с историей своей семьи знакомы давно, а вот Наталия тоже до 1980-х годов не подозревала, что приходится родней Бестужевым.

Теперь всех их объединило общее дело: нужно нарисовать полное генеалогическое древо, разыскать как можно больше родных. Ради этого на прошлой неделе была создана ассоциация потомков Бестужева, председателем которой стал Алексей Старцев. А пока правнуки съездили в Тамчинский дацан, где когда-то был хамбо ламой старший брат Найдана Гомбоева, побывали в Селенгинске на мемориале декабристов. Поработали в музеях Кяхты и Улан-Удэ:

- Для них очень интересно потрогать руками все то, о чем они читали в книгах, ведь это их история, - считает Василий Иванович.



Впервые увидели потомки Бестужева и шкатулку, которая когда-то принадлежала Алексею Старцеву, сыну декабриста, а теперь она хранится в музее истории Бурятии в Улан-Удэ.

- Она появилась в музее только в конце 2000 года, - рассказывает Петров. - На крышке ларца вырезаны затейливые готические буквы. Если приглядеться, становится ясно, что это - . Видимо, он специально так зашифровал, чтобы не каждый мог прочитать. Об этом нельзя было говорить - сын государственного преступника.

Всплыла шкатулка в Селенгинске в семье Арсалана Бадмацыренова. Его бабушка Сэмбэт когда-то получила ее от своей матери вместе с наказом хранить ее даже в случае самой крайней нужды. Но мать Арсалана тяжело заболела, и Бадмацыреновы были вынуждены предложить шкатулку музею. А появиться в семье она могла только двумя путями, считает Василий Петров:

- Или ее привез сам Алексей Дмитриевич Старцев (Бестужев после смерти отца взял отчество и фамилию отчима. - Авт.) и оставил либо матери - она ведь была селенгинской буряткой, либо кому-то из сводных братьев. Или привез кто-то из его сыновей, которые, как оказалось, во время русско-японской войны учились в Верхнеудинске целый год.

Познакомиться в Бурятии потомки Бестужева смогли не только с раритетами, но и с живыми людьми: оказалось, что родственники тех самых Гомбоевых, предок которых был зятем Бестужева, живут в Гусиноозерске по сей день. Встретиться с ними пока не удалось, но Наталия и Алексей оставили им свои адреса и очень надеются списаться. А в Селенгинске вдруг выяснилось, что глава местной администрации Кельберг - тоже праправнук декабриста, лучшего друга Николая Бестужева. Потомки двух друзей встретились через 170 лет после того, как их не стало.

Читать далее

Другая сторона профессии