Отдых на Котокеле: замкнутый круг безденежья
Главное Популярное Все
Войти

Отдых на Котокеле: замкнутый круг безденежья


3122

Курортный сезон на озере Котокель в разгаре, но сегодня работает только половина расположенных там баз отдыха. Что происходит с популярным некогда местом отдыха?

В поисках утраченного

Озеро Котокель всегда стояло в первых строчках бурятского рейтинга туристической популярности. Удивительной красоты пейзажи, быстро прогревающаяся вода (в мае можно смело купаться), лечебная грязь, покрывающая дно озера, отличная рыбалка, дикий остров Монахов с романтичной Бухтой любви и единственная в своем роде речка Коточик... Местные называют Коточик речкой за ее способность течь в оба направления. Дело в том, что Коточик вытекает из Котокеля и впадает в реку Турку недалеко от ее устья, а та, в свою очередь, в Байкал. И когда с Байкала идет большая волна, она гонит воды Коточика назад в Котокель.



В советские времена в разгар сезона на берегах озера яблоку негде было упасть. Двадцать здешних турбаз и домов отдыха бывали забиты до упора, а количество просто не поддавалось учету. Здесь отдыхали от будничных забот и приобретали новый жизненный опыт сотни отдыхающих со всех концов Советского Союза. Сейчас же на берегах озера безлюдно и тихо. Базы пустуют, и даже палатки туристов встречаются редко.

- От большинства баз, расположенных на своей территории, Прибайкальский район никакой пользы не извлекает, разве что платежи по земельному налогу, - говорит Юрий Турунтаев, заведующий отделом по использованию природных ресурсов администрации района. В начале июня комиссия, созданная районной администрацией, обследовала побережье Котокеля и обнаружила пять совершенно бесхозных баз, в том числе ранее принадлежавшие ПМК-145 и заводу . Что с ними делать, местное начальство пока не решило. А между тем население активно растаскивает их.

Впрочем, не все так грустно, как кажется на первый взгляд. Из двадцати имеющихся в районе Котокеля баз отдыха десять все-таки действуют, в том числе базы , ЛВРЗ, авиазавода, СибВО, , принадлежащая предприятию .

Сумевшие выжить

- Турбаза ранее была известна под названием и принадлежала министерству мелиорации, - пояснил Владимир Колесников, на протяжении 14 лет возглавляющий эту базу и ныне являющийся ее главным администратором.

По словам Колесникова, следующими соучредителями базы стали Сбербанк и ОАО , а четыре года назад перешел во владение правительства республики и сейчас находится в составе Государственного гостинично-туристического объединения . Тогда база поменяла не только статус, но и название. обслуживает отдыхающих круглогодично и способен принимать до 80 человек в сутки. Останавливается в и президент Леонид Потапов.

- У президента на отдых времени не хватает, поэтому бывает он только проездом, - говорит Владимир Колесников.



В отличие от турбаза предназначена для массового туриста. По словам Людмилы Тюменцевой, заместителя директора предприятия , бывало, в сутки база обслуживала до 600 туристов, а цена путевки была 4 рубля 50 копеек на одного человека в сутки. была базой перевалочного типа: туристы уходили в пешие походы в тайгу и к берегу Байкала, сплавлялись по рекам Коточик и Турка, на лодках добирались к острову Монахов. Причем основной контингент туристов составляли группы из Москвы, Ленинграда и Прибалтики. А сейчас, в разгар сезона, база загружена от силы на 20 процентов. Москвичами и прибалтами на базе и .

- Люди хотят отдыхать, но не могут. Одни боятся оставить без присмотра свои квартиры, другие не могут оплатить проезд, - говорит Тюменцева. - А дорога от Улан-Удэ... Кто же поедет по ней? Единственная дорога вдоль Байкала разбита большегрузными автомобилями. Как-то раз на Хаиме я насчитала 20 лесовозов. Наши базы на Котокеле, в Максимихе и других местах сохранились только потому, что они входят в единый гостинично-туристический комплекс вместе с гостиницей и рестораном , а также автобазой.

Людмила Тюменцева считает, что для успешного развития туризма в республике нужна реальная государственная поддержка - льготное налогообложение, долгосрочные кредиты, создание инфраструктуры, прежде всего, нормальные дороги.

Взгляд местных жителей

Любовь Малыгина работает бухгалтером на одной из турбаз. До работы она ежедневно добирается из поселка Турка, а это около 15-16 километров. Добирается где пешком, где на попутных машинах. В Турке же работы для нее нет. Байкальское ЛПХ, когда-то обеспечивавшее весь поселок работой, распалось, а население вынуждено выживать. Живут в основном за счет личного хозяйства и рыбалки.

- Жизнь безрадостная, ужасно безрадостная, - говорит Любовь Владиславовна. - Самое сложное - выучить детей. Я как начинаю думать, жить неохота. Турка постепенно превращается в дачный поселок. Жители продают свои дома северянам, улан-удэнцам и даже иностранцам, а сами уезжают в Подмосковье, Краснояск, Иркутск. Остаются одни пенсионеры.

Иван Альмашов, житель села Котокель, работает лодочником-спасателем и на жизнь смотрит гораздо проще и оптимистичнее.

- На моей работе ухо надо держать востро, особенно за ребятишками нужно приглядывать, тьфу-тьфу, слава богу, нынче утопленников не было, - рассказывает Иван. - Да и взрослые, ведь запрещено им за буйки на лодке заплывать, а они за водкой поплыли. Для меня как? Есть отдыхающие - есть работа, а нет их - есть рыбалка.

Читать далее