Американец Дэн знает, какой он - северный олень
Главное Популярное Все
Войти

Американец Дэн знает, какой он - северный олень


1915

Американец Дэн Пламли, специалист по природопользованию, уже в течение 10 лет - частый гость в Бурятии. Он стал единственным человеком, связавшим четыре родственных тюркоязычных народа



Дэн занимается проектом по защите тотемных народов.

По его словам, тотем - это духовное животное. Пламли работал с индейцами из племени кроу, тотем которых - бизон, с индейцами чероки, которых называют еще народом черного медведя, и с бурятами, имеющими своим тотемом быка, овцу, волка или лебедя. Сейчас он работает с народами, вся жизнь и культура которых связаны с северными оленями.

В Бурятию Дэн впервые приехал в 1993 году - тогда он интересовался сойотами в Окинском районе. Когда-то сойоты разводили северных оленей, и в рамках проекта было решено возродить у них оленеводство. В 1994 году Дэн и двое окинцев - Николай Парпаев и Клим Тулуев - закупили 63 оленя в Тофаларии и доставили их в Оку. Начало было удачным - ко времени завершения проекта количество оленей возросло до 100 голов.

Во время реализации проекта Дэн вышел не только на тофаларов, но и на другие оленеводческие народы. В Оке он впервые услышал о народе, проживающем по ту сторону границы, в горах северной Монголии. Самоназвание этого народа - , а монголы называют их . Это очень малочисленный народ, ведущий кочевой образ жизни. К ним Дэн поехал в 1997 году. Духа были очень озабочены своей судьбой. У них оставалось не более 500 оленей, и им срочно нужно было обновить кровь в своем стаде. Помочь им могли только тувинцы-тоджа, имевшие большое поголовье домашних оленей. И из Монголии Дэн едет в Туву. Но и у тувинцев-тоджа положение было ненамного лучшим, их стадо, насчитывавшее когда-то более 10 тысяч голов, сократилось до 1200.

Четыре родственных тюркоязычных народа: сойоты, духа, тувинцы-тоджа и тофалары обитают в Саянах, на сопредельных территориях трех субъектов Российской Федерации и Монголии и являются самыми южными в мире оленеводческими народами. . Дэн работает как волонтер, доброволец и, чтобы продвигать свои гуманитарные проекты, находит средства в различных фондах. А когда живет у себя дома, в Америке, то работает консультантом по экологии и культуре.

- В тайге или в горах часто приходится рисковать, но я знаю: до тех пор, пока не умрешь, не стоит думать о том, что такое жизнь, - считает он. На запястье левой руки Дэн носит четки, с бусинками в виде черепов. Он купил их в дацане: они напоминают ему, что каждый день нужно делать что-то хорошее и не забывать о своей судьбе. Впрочем, кажется, этот веселый и непосредственный американец склонен думать прежде всего о других людях, а не о собственной персоне:

Дэн считает Оку своей заповедной страной, страной, куда ему приходилось добираться на плотах, верхом на лошадях или зимой по льду замерзшей реки. Для него Сибирь это не золото, газ и леса, а прежде всего лучшие в мире люди, говорит он. В Америке люди часто удивляются: Но объяснить свою тягу к Сибири ему непросто.

- Когда едешь верхом на коне и видишь дикие горы, то получаешь опыт, который невозможно получить нигде больше в мире. Когда сидишь в бревенчатом доме, горит очаг и ты ешь саламат, позы, пьешь - это потрясающе! Когда туристы сплавляются по горным рекам и не заходят в дома местных жителей, они никогда не узнают, кто такой Гэсэр и для чего существуют священные места, не почувствуют их мистическую силу, - говорит Дэн. - А ведь это не только отдых и развлечение, это жизненный опыт, опыт, который нельзя купить ни за какие деньги. Я не могу себе представить, что не поеду больше в Оку, к моим бурятским , ведь они меня ждут:

Читать далее

Другая сторона профессии