Хурамша - родина огурцов
Главное Популярное Все
Войти

Хурамша - родина огурцов


3126

Поставить памятник огурцу?! Эта, на первый взгляд, сумасбродная идея увековечить любимый русский овощ, действительно, витает в головах жителей села Хурамша Иволгинского района



- мысль, приходящая на ум многим, кто впервые посетил одно из самых красивых и процветающих сел республики, и процветающее благодаря огурцам. Не одно поколение сельчан выросло в буквальном смысле этого слова на грядках вместе с хрустящими и сочными овощами. Первые огурцы из теплиц хурамшинцев появляются на рынках Улан-Удэ уже в апреле. И так до самой глубокой осени, и даже зимой овощной конвейер продолжает работать. Когда встречаются два хурамшинца, то в первую очередь спрашивают: Впрочем, славятся они не только огурцами:

У Христа за пазухой

Доехать до села можно всего за 35 минут. По кяхтинской трассе, не доезжая до Оронгоя, отворот направо. Затем стремительный подъем на хребет и с вершины открывается вид на долину, озера, разбросанные тут и там крохотные улусы и тающие в дымке горы Хамар-Дабана. Но Хурамши еще не видно. Деревня спряталась в глубоком распадке и, как бы кокетничая, открывается постепенно, шаг за шагом.

Сначала появляются одиночные хутора, затем крайние улицы, потом Кокорино и за быстротекущей горной речкой Баянгол появляется Хурамша. Собственно, сейчас под этим названием слились в одно несколько сел и улусов, а именно Хурамша, Кокорино, Олзон, Гильбиринское урочище и Янгажинская станица. Основные части этого новообразования - бурятская Хурамша и русское Кокорино. Хурамша раскинулась в низине, а две кокоринские улицы, названные в честь Маркса и Энгельса, тянутся по склону выше реки и упираются в водохранилище, угрожающей каплей нависшее над поселком. С трех сторон деревня защищена от ветров горами и только с юга открыта щедрому солнцу.

Хурамша и Кокорино разделены грохочущей речкой Баянгол и узкой рощицей. Вдоль улиц и по дворам проложены канавы с прозрачной водой, отведенные от речки, на изумрудных лужайках резвятся телята, а теплый воздух влажен и недвижен. И в этом оранжерейном безветрии повсюду зреют огурцы...

Вырастить огурец - не поле перейти

- Ну зачем? Да это самое обыкновенное дело растить огурцы, - отнекивается поначалу пенсионерка Евгения Гомбожапова. Потом она оттаивает и раскрывает огородные секреты. - Сезон мы начинаем уже в феврале, когда сеем семена на рассаду в маленьких, хорошо утепленных и отапливаемых, так называемых теплицах. В марте рассаду высаживаем в большие теплицы, а самые ранние огурцы собираем в середине - конце апреля.

Теплицы строят огромные, на десяток метров в ширину и десятки в длину. Боковые стены с теневой стороны возводят из тонкомерных бревен и кроют пленкой. Внутри установлены печи, от которых во всю длину тянутся дымовые обогревательные трубы. В холода хозяева топят печи всю ночь и заодно охраняют драгоценный урожай от воров. Иные огородники сжигают за сезон не одну машину дров. Это относится к богатым хурамшинцам, имеющим по нескольку теплиц и наемных работников. А воду для полива берут из канавок. Хурамшинская ирригационная система проложена еще в 1848 году, и это самая старая известная в республике система.

Плодородная земля, вода, особый микроклимат, близость к городу - все это основа развития овощеводства в Хурамше. Но сами сельчане ставят во главу угла тяжелый, изнурительный труд, опыт и знания. Все деревенские посиделки заканчиваются одним: как лучше растить огурцы? А экспертами и самыми лучшими огуречниками считаются Владимир Тугутов, Евгений Вихрев, Бал-Доржо Дабаев, Александр Нимацыренов, братья Афанасьевы.

Но огурцы - это далеко не все. Хурамшинцы давно стали бурятскими китайцами - они выращивают помидоры, капусту, морковь, физалис, арбузы, тыкву, кабачки, клубнику, словом, все, что можно продать. Сейчас, например, очень выгодно выращивать баклажаны, сладкий перец, а ранней весной - разную зелень: петрушку, сельдерей, укроп, редис, салат. Когда-то здесь были огромные колхозные бахчи. По рассказам стариков, в детстве они лазили по ночам за арбузами, а чтобы определить их спелость, легонько пинали, прислушиваясь к издаваемому звуку.

Вырастить не сложно, трудно продать

Собранный урожай сдают оптом перекупщикам на рынках. Нынче в апреле сдавали по 40 рублей за килограмм, сейчас по 30, а в августе цена упадет до рубля. Но перекупщики берут зелень только в начале сезона, а потом, когда рынок насыщается, крестьяне сами выходят к покупателям. На городские рынки пробиться сегодня чрезвычайно сложно, а на Центральный - практически невозможно. Вот и приходится торговать, разложив товар прямо на асфальте. Поэтому главной проблемой хурамшинцы считают не производство, а сбыт готовой продукции. Сейчас сельчане поговаривают о том, чтобы сообща организовать собственную систему по реализации и переработке овощей.

К этому их толкает и резко обострившаяся конкуренция. По словам Валерия Дышенова, ранние огурцы поступают на улан-удэнские рынки даже из Владивостока и Ангарска, не говоря уже о тепличных хозяйствах зверосовхоза, авиазавода, Селенгинского и Кабанского районов.

Выстоять в конкурентной борьбе хурамшинцам помогают бойцовский характер и давние традиции. Ведь овощеводством здесь занимались испокон веков, даже старожилы не помнят, кто впервые занялся этим делом. Когда-то овощи выращивал совхоз, а еще раньше, до и после войны, женщины-зэчки из бывшей здесь женской зоны. До революции вездесущие китайцы мыли на речке золото, добывали серебро - до сих пор местные находят в окрестностях шурфы и лотки. Эти же китайцы имели свои огородики. Но если судить по давности ирригационной системы, начало огородному бизнесу положили русские крестьяне еще в XIX веке.

Успехи и проблемы Хурамши

На общем весьма безрадостном фоне сел республики хурамшинцы выглядят очень неплохо. Об этом можно судить хотя бы по количеству автомобилей во дворах, по новым добротным домам и стайкам детворы на улицах. Хурамшинцы владеют позными на кяхтинской и кабанской трассах, продают пельмени на , планируют открыть туристические маршруты по священным местам. Но сейчас их заботит другое.

В последние годы село постепенно превращается в зону экологического бедствия. Причиной всему - водохранилище на реке Баянгол.

По словам Янжимы Васильевой, уроженки Хурамши, ныне председателя республиканского экологического фонда , в 1984-1989 годах здесь было построено водохранилище. Разрешения на строительство у сельчан никто не спрашивал. Тогда ушли под воду деревья и места поклонения предкам. После ввода в строй водохранилища уровень грунтовых вод в Хурамше, расположенной ниже по реке, стал подниматься. Село постепенно превращается в болото, практически у всех жителей села в подпольях стоит вода, и возможности выращивать овощи на приусадебных участках становится все меньше. Кроме того, заболачивание вызвало всплеск простудных и воспалительных заболеваний, болезней суставов - люди спят в сырых постелях.

Поэтому все, кто может, самостоятельно переселяются на более высокий берег реки Баянгол, а оставшиеся...

Есть ли какой-то другой выход? Например, спустить воду из водохранилища? Это не так просто, учитывая, что только зеркало воды в нем составляет 70 га. Янжима Васильева считает, что сначала необходимо объявить село зоной экологического бедствия, а затем провести обсуждение этой проблемы с участием всех заинтересованных сторон. Государство не должно бросить хурамшинцев на произвол судьбы.

Читать далее

Другая сторона профессии