Китайская грамота русского бизнеса
Главное Популярное Все
Войти

Китайская грамота русского бизнеса


1018

. А в России береза - ценность скорее эстетическая, в промышленности ее не используют. Годится разве что для топки и то не всегда.



На том, что у нас сгорает, китайский бизнесмен с российским гражданством решил делать деньги. Сун Мань, альтернативное имя - Максим, чуть ли не единственный китаец, который вывозит лес из Бурятии не , а в виде палочек для еды. Его фирма два года строила фабрику в Турунтаеве. Готовы к отправке первые два вагона палочек.

Но Сун столкнулся с бумажной волокитой, требованиями множества контролирующих органов и странным явлением - нехваткой работников при очевидной безработице.

Он сравнивает условия для тех, кто хочет работать, в Китае и России.

- В Китае был бы кусочек места - можно открыть, например, кафе, лишь бы налоги заплатил. Придет налоговая, посмотрит один, два дня, установит налог на месяц, и никто тебя больше не проверит. Есть кассовый аппарат или нет - дело хозяина.

Палочки Суна застряли на бурятской таможне, когда там выяснилось, что фабрики на бумаге не существует.

- На этом предприятии все подготовлено, - говорит Анатолий Думнов, заместитель главы районной администрации по экономике. - Но нет официального акта по приемке в эксплуатацию, поэтому реализовывать продукцию пока не имеют права.

Поступления от лесного фонда, недр и водных ресурсов уходят теперь в республику. По словам Думнова, если фабрика будет работать так, как записано в бизнес-плане, то можно ожидать существенную прибавку в районный бюджет.

Сун Мань назначил директором фабрики Андрея Жилина, молодого жителя Турунтаева. По рассказам Андрея, хозяину очень трудно объяснить, что в нашей стране все по-другому. Он достал из сейфа кипу бумаг: согласования с СЭС, Госэнергонадзором, Госкотлонадзором, охраной природы, документацию на реконструкцию в нескольких томах и т.д. Многое переделывали на фабрике, в том числе станки из Китая, выполняя требования по технике безопасности. Но все это необходимо, считает Андрей.

- Очень много денег вложено, - говорит он, - даже котлы покупали в Китае, привозили специалистов оттуда, платили им за монтаж оборудования. Перестроили заброшенный, захламленный гараж под цеха.

Местные лесхозы легко идут на контакт: на палочки идет бесполезная для них береза. Андрей говорит: .

Поиски подходящей березы шли две недели. Сун объездил Бичурский, Селенгинский районы. , - говорит Андрей. Остановились на Турунтаеве. Сун пришел в районную администрацию, рассказал о своих планах. Здесь ему пошли навстречу, но поставили свое условие - трудоустройство местного населения.

Сегодня на фабрике работает пятьдесят турунтаевцев и тридцать восемь китайцев-контрактников. Китайцы стоят на самой сложной работе - в лесу на деляне и на станках. Местные устроились недавно, в январе и феврале. Тридцать женщин из поселка на переборке палочек, двадцать мужчин на подвозе, закладке чурок и т.д.

Примерно половина турунтаевских женщин пришла из центра занятости. Остальные сами. В день просится на фабрику около десяти человек. Официальных безработных зарегистрировано в поселке 289.

Наташа Голубева на фабрике несколько дней, родители ее довольны, что дочь не сидит дома. , - рассказывает она.

У Сун Маня без дела пылятся еще пять станков, за них некому встать. Вывезенных китайских специалистов не хватает, местным ответственные участки пока не доверяют. . За мешок платят семь рублей.

- Китайцы никогда не отрываются от работы, местные курят через каждые пятнадцать минут, - продолжает Сун Мань. - Местные пьют. А поранится кто пьяный на работе, я за него буду отвечать?

Среди местных работниц наметились свои , одна из них Таня Чернецкая. Она сделала за 16 дней 57 мешков, чуть больше других. В деньгах это 609 рублей, за месяц примерно 1200 рублей при средней зарплате в производственной сфере района в 1211 рублей.

- Хотелось бы, чтобы дело у них наладилось, все же лучше, чем без работы.

- За семь рублей смешно работать!

- Нам мешки-то какие здоровые дают, китаянкам поменьше, - мнения работниц разные.

- Был случай, что немного старых мешков оставалось, - объясняет Андрей. - Да я-то всяко-разно буду за наших! Сейчас самое главное - подготовить документы и продать партию. Будем деньги получать, и зарплату поднимем.

Китайцы приехали к нам тоже за деньгами. Их повар, женщина по имени Яо Сю Вин, работает с мужем, они копят на обучение своих детей. Еще у Яо мечта - купить своей дочери песцовую шапку, хотя в климатических условиях Китая она не нужна. Но уж очень хочется.

В деревне к фабрике отношение неоднозначное. Андрей считает, что плохо о ней говорит тот, кто питается слухами. А те, кто побывал на фабрике, посмотрел своими глазами, меняют мнение.

, - говорит в продуктовом магазине случайный прохожий. Его односельчанин отвечает:

Читать далее

Другая сторона профессии