<Отшибленная> мечта
Главное Популярное Все
Войти

<Отшибленная> мечта


1293

Пятисантиметровая входная дверь дома жителей поселка Забайкальского Пачкиных снята с петель и лежит в кладовке. Чуть ниже щеколды в ней пробита дыра размером с десятирублевую монету, а дерево вокруг выщерблено дробью. Несколько дней назад хозяин прострелил собственную дверь из ружья, отбиваясь от ломившихся к нему грабителей.



От Улан-Удэ до коттеджей на окраине Забайкальского всего 10 километров. Сто пятьдесят домов разбросано в лесу на крутой горе, куда не поднимается рейсовый автобус. Да и дороги хорошей нет. Ночью по неосвещенным улицам поселка часто плутает "скорая", пытаясь найти нужный адрес среди непронумерованных домов. А пожарные признают, что порой добираются до места только тогда, когда тушить уже нечего. У большинства забайкальцев не установлены телефоны, а те, что есть, работают плохо. Такая ситуация на руку лишь ворам, терроризирующим поселок уже полгода. Даже участковый Олег Доржиев подозревает, что только случайно не стал их жертвой.

Забайкальцы уверены, что окружающие считают их олигархами, жирующими за стенами роскошных особняков. "А на самом деле почти все мы давно на пенсии, - говорит Алексей Горбатых, пожилой мужчина в очках с толстыми стеклами. - И никто не хочет нас защитить". Десять лет назад эти люди переехали в поселок поближе к земле, рассчитывая на спокойную, обеспеченную старость, а в результате оказались предоставлены сами себе. 150 семей до сих пор надеются, что кто-то умный и авторитетный придет решать их проблемы. Они ждут того, кто обуздает криминал, зажжет на улицах фонари, установит телефоны и заставит всех вовремя платить за электроэнергию.

Сергей Чойсорунов, управляющий поселка, в свою очередь, ждет инициативы снизу, не понимая, почему люди по старинке уповают на помощь извне. Сергей Федорович готов помогать решать проблемы уже сейчас. При одном условии: жители сами должны пойти навстречу.

Городские чиновники уверены, что с тех пор, как два года назад Забайкальский перешел из Тарбагатайского района в ведомство Улан-Удэ, изменений к лучшему там уже дождались. "Скорая" и пожарные все-таки из города приезжают. Электросети и подстанция взяты на муниципальное обслуживание. Этого в поселке не отрицают, но воровство продолжает оставаться проблемой. Люди утверждают, что грабители, не таясь, разъезжают по улицам средь бела дня и никому до этого нет дела. Но в милиции говорят, что криминал пытаются взять под контроль: "Каждая кража - большое горе, - считает Аркадий Шипхинеев, начальник отдела участковых инспекторов. - Но по сравнению с многими другими районами в Забайкальском обстановка намного более благоприятна. Кроме того, там с прошлого ноября появился собственный участковый".

- Очень трудно было найти на эту вакансию добросовестного человека, - говорит Шипхинеев. - Зарплата мизерная (2000 рублей), к тому же ему пришлось переехать в зверосовхоз. Жилье ему до сих пор не дали.

Квартиру участковый снимает, а задержанных возит в отделение на автобусе, чему не раз были свидетелями сельчане. Доржиев и сам точно не знает, сколько у него подопечных. В трех поселках - Забайкальском, Светлом и территории возле ТЭЦ-2 - живет около 8000 человек. Когда болеет инспектор из соседнего Энергетика, Олег Доржиевич берет на себя и его зону - это еще 12000 жителей. Но он не жалуется. Он просто делает свою работу. А ее хватает.

Примерно с августа прошлого года в Забайкальском резко участились случаи квартирных краж. Милиции в поселке тогда не было вообще. Жители дошли до министра МВД, была проведена, по словам Аркадия Шипхинеева, "отработка", и все местные "профессиональные воры" попали за решетку. Но кражи не прекратились. Один инспектор физически не в состоянии контролировать огромный участок.

Грабители постепенно обнаглели. Люди боятся оставлять дома хотя бы на пару часов: они уже видели, что стоит выйти за порог, как к воротам подъезжает машина с залепленными номерами. А последний случай доказывает, что даже присутствие хозяев воров уже не смущает.

- Ночью 18 числа я проснулась. Мне показалось, кто-то открывает дверь, - рассказывает Тамара Александровна Пачкина. - Потом собаки залаяли. Я выглянула в окно и увидела, как на веранду поднимаются двое мужчин.

Вместо ответа на вопрос "Кто там?" незнакомцы попытались выломать засов. Когда это не удалось, стали долбить дверь. Вскоре в толстой доске появилась дыра. "Они знали, что мы дома! - голос женщины дрожит. - Зачем они ломились? Только нас убивать... Муж сходил за ружьем, нацелил его в эту дыру и выстрелил".

Прибежавшие на шум соседи увидели двух мужчин, которые быстро сели в машину и уехали. Утром на крыльце Пачкины нашли брошенную монтировку. Тропинка к воротам была закапана кровью. Забайкальцы уверены, что работает настоящая банда. Участковый Доржиев подозревает приезжих из города.

Однажды утром он, как обычно, собрался на обход участка, когда заметил, что через забор перелезают двое парней. Сначала даже не удивился: люди часто старались прийти пораньше, чтобы застать его дома. Доржиев вышел во двор в форме.

- Спрашиваю: "Что надо?" - вспоминает он. - "Вы квартиру не сдаете?" "Нет", - говорю. Они пошли. Но они меня уже заинтриговали, я вышел следом на улицу. Смотрю, метрах в шести машина стоит.

Инспектор поинтересовался у странных гостей, не их ли это транспорт. Они ответили, что нет, и ушли, а Доржиев подошел к машине. Номер автомобиля был залеплен снегом. Водитель тоже отрицал свое знакомство с парнями, но участковый все равно проверил его документы и записал номер. Он был уверен, что не видел "квартиросъемщиков" раньше, а потому сразу подал рапорт в отдел уголовного розыска.

Доржиев надеется, что по завершении расследования забайкальские воры будут задержаны. Однако жители мало полагаются на милицию. Некоторые из них говорят, что не знают своего участкового не только по имени, но даже в лицо. Что поселок давно забыт и властями, и богом. "Даже телефонов почти ни у кого нет", - сетует Агриппина Горбатых. "Мы проявили инициативу, - поддерживает ее муж. - Сходили в "Электросвязь". Нам составили смету на 880 тысяч рублей. Получается по 25 тысяч с семьи - кому он, такой телефон, нужен..."

Десять лет назад все выглядело иначе. На горе за зверосовхозом начиналось строительство тепличного комбината, рядом планировался поселок для рабочих на 600 дворов - с зеленой зоной, домом культуры, магазином и двумя детскими садами.

- Мы рассчитывали, что тут, во-первых, будут рабочие места, - вспоминает Алексей Горбатых. - Во-вторых, тянули теплотрассу и все дома должны были быть благоустроенными. На это мы и купились, хотели переехать в деревню: я к земле привыкшvий. Квартиру в городе сыну оставили. А в итоге ничего не получилось: воды нет, скважину бурили на свои деньги.

Сегодня в микрорайоне 150 коттеджей. Кроме этих стен, жителей в поселке ничто не держит. Но продать дом - проблема: кто захочет жить на таком отшибе? В самом лучшем случае не удастся даже окупить затраты на строительство. Люди надеются только на то, что власти наведут порядок.

- Сергей Федорович - неплохой мужик, - считает Горбатых. - Но когда же он нами займется?..

А Сергея Чойсорунова, управляющего МУП ЖКСК "Забайкальский" удивляет такая постановка вопроса:

- Все жильцы этого микрорайона хотят лучших условий, а сами абсолютно инертны. Ведь сейчас очень много положительных примеров по созданию товариществ собственников жилья, кондоминиумов. В этом поселке живет столько людей с огромным опытом хозяйственной работы. Если бы только они взялись, выдвинули человека, который знает их, знает все проблемы. Он бы стал официальным представителем поселка, я бы ему в ЖКСК нашел место, и, когда надо, мы бы с ним за ручку пошли по всем инстанциям.

При условии, что жители коттеджного поселка организуются без указки сверху, Чойсорунов берется помочь им: будут регулярно платить за свет - появятся деньги на уличное освещение; ведомственной квартиры для участкового нет, но дрова и воду ему привозят за казенный счет, а будет возможность - и помощника возьмут. И пожарное депо восстановят. И телефоны проведут.

- Жители часто подходят ко мне на улице, рассказывают о своих бедах, особенно пенсионеры, - говорит Сергей Федорович. - Я их слушаю и понимаю, что отчасти они правы. И я буду работать. Но только при их поддержке

Читать далее

Другая сторона профессии