Призывник судится с военкоматом
Главное Популярное Все
Войти

Призывник судится с военкоматом


2782

Обе стороны убеждены в своей правоте и намерены бороться до конца.



- Как я ее оставлю на два года, когда она из дома почти не выходит? Кто о ней позаботится? С тех пор, как мама умерла, мы с бабушкой - одно целое. Она за меня, я за нее.

Призывник Илья Дубинин - опекун своей 82-летней бабушки. Когда ему прислали повестку в армию, он подал иск в суд первой инстанции на военкомат и выиграл. Однако решение военные опротестовали, и судебное разбирательство продолжается. Парень не теряет надежды доказать свою правоту, а в военкомате уверены, что по закону он обязан отслужить.

Илья и его старенькая бабушка Екатерина Степановна живут вдвоем в частном доме по улице Бабушкина. С тех пор, как мальчик в 15 лет остался сиротой, они ни разу не расставались надолго. В последнее время это стало особенно важно:

- Она почти ничего не видит, не слышит, - говорит Илья, - да и соображает уже плохо, забывает все. А дом у нас неблагоустроенный - ни воды, ни отопления. С печкой я ее одну вообще боюсь оставлять. Как-то раз она засунула в духовку щепки, оставшиеся от растопки. На другой день стали топить, они начали тлеть - мы с ней чуть не задохнулись, пока я не понял, в чем дело.

Когда Илья еще в школе в первый раз проходил медкомиссию, врачи сказали, что служить ему, по всей видимости, не придется. Из-за бабушки. , - пояснили ему тогда. Поэтому, получив повестку в военкомат, юноша не особо беспокоился. В призывной комиссии подтвердили, что он как опекун имеет право на отсрочку, но потребовали оформить документы на опеку официально.

- Тогда и начались мои злоключения. Во-первых, надо было, чтобы бабушкину недееспособность подтвердила судебно-психиатрическая экспертиза. Во-вторых, у меня есть еще два дяди - бабушкины родные сыновья, на которых тоже можно оформить опекунство. Но они заботиться о ней не могут. Один водитель и постоянно в командировках, по 2-3 месяца дома не бывает, а у второго жена - инвалид. Они нам, конечно, помогают материально, но взять бабушку к себе и постоянно за ней ухаживать не могут. А я могу.

В октябре специалисты обследовали старушку и дали заключение о том, что она обнаруживает признаки психического расстройства, не способна понимать значение своих действий и руководить ими. Екатерину Степановну Макарову признали недееспособной. Оба дяди Ильи письменно подтвердили свое согласие доверить опекунство племяннику, и органы опеки и попечительства выписали наконец соответствующее постановление.

Однако военкомату этого основания показалось недостаточно для того, чтобы предоставить молодому человеку отсрочку от армии:

- Я ничего не имею против Дубинина лично, - говорит военный комиссар Октябрьского района Юрий Бадмажапов, комментируя первое в истории этого военкомата судебное разбирательство с призывником. - Но по закону на отсрочку он права не имеет.

Илья тоже аппелирует к закону.



- Они ссылаются на Семейный кодекс, - пояснил Илья, - по которому трудоспособные дети обязаны содержать своих нетрудоспособных родителей. Но в этой статье вообще речь идет об алиментах, а не об опеке. Деньгами нам дяди мои помогают, но ухаживать за больной бабушкой каждый день у них не получается. Кроме меня, некому это делать. Да и органы опеки и попечительства вынесли решение не по Семейному кодексу, а по Гражданскому.

Отчаявшись решить дело мирным путем, Илья подал заявление о неправомерных действиях военкомата в Октябрьский районный суд. 24 декабря состоялось заседание, которое молодой человек выиграл. Но решение это военкомат обжаловал в Верховном суде Бурятии, и дело передали на пересмотр.

- Мой адвокат говорит, - качает головой Дубинин, - раз Верховный суд нашу жалобу отклонил, то мы, скорее всего, проиграем. С военными вообще судиться сложно - выигрывают, как правило, военкоматы. Мне кажется, на самом деле они просто боятся прецедента - если я сейчас отсрочку получу, то смогут и другие.

Но Юрий Бадмажапов видит проблему не в возможном создании прецедента, а в том, что суд первой инстанции встал на сторону Ильи.

- Мы действуем в соответствии с законом, - считает военком. - У бабушки два старших сына, пусть они о ней и заботятся, а Дубинин просто уклоняется от призыва в армию. На первом суде тоже были сомнительные моменты, выяснилось, что он, когда проводником работал, оставлял ее одну на несколько дней. Я считаю, что судья тогда принял не сторону закона, а сторону призывника. А у меня таких дубининых - несколько тысяч. Сейчас он один решил опекуном стать, а потом все захотят. Я считаю, что второй суд мы выиграем, потому что по закону он на отсрочку права не имеет.

Илья, в свою очередь, намерен бороться до конца.

- Я, наверное, заберу сейчас заявление из суда до пересмотра дела, - говорит он, - и подам по-новому - теперь уже на неправомерные действия призывной комиссии. Я не прошу освобождения от армии, я прошу лишь отсрочку от призыва на время ухода за моей бабушкой, которая вложила в меня все свои силы и которая нуждается во мне сейчас. Однако военные не хотят этого понять.

Читать далее

Читайте также