Я всех вас взорву!..
Главное Популярное Все
Войти

Я всех вас взорву!..


1043

Дело прапорщика, разрешившего пьяный спор посредством боевой гранаты, передано в суд.



12 мая 2000 года прапорщик Виталий Толкунов, проходящий воинскую службу в одной из дислоцирующихся в Улан-Удэ воинских частей, получил новое назначение на должность начальника пункта боепитания. Не подумайте только, что должность эта имеет какое-либо отношение к полевой кухне: отвечал Виталий не за каши и тушенку, а за боевые ручные гранаты, которых в его ведении оказалось более двухсот штук. Обязанности новые были не так уж и сложны: регулярно вести учет полученных боеприпасов и по мере необходимости выдавать их для проведения учебных занятий по огневой подготовке.

И вот как-то раз, пересчитывая "инвентарь" после очередных занятий, Виталий обнаружил "лишнюю" гранату. Прохладная и тяжелая, она, казалось, сама легла в ладонь. Повинуясь внезапному импульсу, прапорщик сунул боеприпас в карман. Зачем ему это понадобилось, он и сам толком не знал.

Оставалась, правда, одна проблема: что по этому поводу написать в ведомости. Но она разрешилась достаточно легко: использованные кольцо от запала и пробку Виталий нашел на стрельбище, так что граната была успешно списана как использованная. И несколько месяцев никто, даже домашние прапорщика Толкунова, не знал, что в их квартире в тумбочке из-под телевизора спрятан боевой снаряд.

Лиха беда начало: согрешив однажды, Виталий начал уже без зазрения совести таскать со службы патроны - пригодятся осенью на охоте. Прятал их опять же дома, в кладовой и швейной машинке. В ведомости же писал, что они были использованы на стрельбах.

19 июня в Улан-Удэ прибыл в командировку хороший друг Виталия Константин Несторов, который, конечно же, первым делом навестил приятеля. Посидев у него дома и хорошо отметив встречу, друзья, несмотря на поздний час, решили побаловаться еще и пивком. Около ночного павильона было неожиданно людно, слышались шум и крики. Не желая ввязываться в скандал, Виталий и Константин думали уже обойтись без пива, когда к ним подъехал на машине еще один знакомый прапорщика Толкунова - Владимир Ковалев. Одежда его была помята, волосы взъерошены. Владимир, сам бывший явно подшофе, рассказал, что какие-то гражданские возле того самого павильона угрожали ему, пытаясь отнять автомобиль и вымогали деньги - ни много ни мало пятьдесят тысяч рублей. Бросать товарища в беде как-то совсем не по-военному, а потому Виталий согласился помочь Ковалеву "разобраться" с обидчиками. По дороге он зашел домой, где в тумбочке дожидалась своего часа граната.

Скандал возле павильона набирал обороты. Разговор с самого начала шел на повышенных тонах, кого-то уже схватили за грудки. Недолго думая, Виталий выхватил из кармана гранату: "Если не прекратите драться, я всех вас тут взорву!.." По его собственному признанию, он собирался только "попугать" дебоширов. Но на деле все вышло как в бородатом армейском анекдоте: разберусь кто виноват и накажу кого попало. Сорвав кольцо запала, прапорщик швырнул гранату в одного из парней - Алексея Котова, которого считал зачинщиком ссоры, хотя отлично понимал, что взрывом снесет и всех стоящих рядом с ним. В результате разрыва гранаты Алексею перебило правое бедро, он получил множественные осколочные ранения рук, ног и груди. Через несколько минут после приезда "скорой" парень скончался по дороге в больницу от травматического шока и большой кровопотери.

Кроме него, ранения различной степени тяжести получили еще шесть невинных людей. Двое из них считали Виталия другом, а четверо были ему совсем незнакомы.

Сам прапорщик Толкунов с места происшествия скрылся. Он спокойно пошел домой, переоделся, а потом вернулся к павильону, рассчитывая найти и подобрать кольцо от запала. Но осуществить это не удалось: уже подъехали "скорая" и милиция, так что Виталий снова отправился домой... Там его уже ждали.

Будучи задержанным, прапорщик несколько раз менял свои показания. По его словам выходило, что гранату он вынул единственно для устрашения хулиганов, но один из них сильно толкнул его в грудь, из-за чего и вылетел из гнезда запал. Испугавшись, что снаряд взорвется прямо у него в руках, он просто отшвырнул гранату в сторону, крикнув предварительно "Ложись!", но... Все свидетели утверждают, что в момент перед взрывом Виталий стоял один несколько в стороне от группы дерущихся, так что ударить его никто не мог. Андрей Марков, который остался цел только потому, что успел спрятаться за собственной машиной, удивительно отчетливо запомнил момент, когда раздался щелчок сорванного запала, в руках Виталия мелькнуло что-то похожее на банку тушенки, а затем прогрохотал взрыв.

Согласно заключению экспертов, психическими расстройствами прапорщик Толкунов не страдал и не страдает. В настоящее время его дело находится в суде. В условиях моратория на смертную казнь ему грозит лишение свободы сроком от восьми до двадцати лет либо пожизненное заключение. В двухтысячном году Виталию исполнилось 27.

По материалам военной прокуратуры.

Все имена и фамилии действующих лиц изменены, совпадения случайны.

Читать далее