Общество
1623

Есть еще водка в русских киосках...

Корреспондент "ИП" в составе оперативной группы Управления налоговой полиции проехал по бескрайним просторам Заиграевского и Мухоршибирского районов в поисках нарушителей налогового законодательства.



В зеленый военный "УАЗик" меня не взяли. "У ребят оружие. Вам там делать нечего". И вот "Волга", где я заняла свое законное место, покорно двинулась вслед за машиной, набитой экипированными оперативниками и сотрудниками отдела физической защиты, которых среди коллег называют по-простому - "физики".

В этот раз рейд оказался внеплановым. Полицейским предстояло проверить оперативную информацию по незаконному обороту алкогольной продукции.

К Саган-Нуру решили добираться - через Шабур.

Сказано - сделано. Чем дальше мы углубляемся в тайгу, тем все уже и уже становится дорога, постепенно превращаясь в узкую, ухабистую колею. О том, что эхо цивилизации все же докатилось до этой глуши, свидетельствует только железнодорожная ветка, изредка переплетающаяся с грунтовым шоссе. Кругом ни души. Ни одной встречной машины. Меня не покидало чувство, что время повернулось вспять, и мы вернулись в забытый богом край лет на 70 назад...

После нескольких часов пути мы въезжаем на территорию поселка городского типа Саган-Нур в Мухоршибирском районе. После Шабура длинная улица из аккуратных двухэтажных кирпичных коттеджей производит сильное впечатление. Это поселок шахтеров Тугнуйского угольного разреза.

Я пересаживаюсь в "Уазик", а полицейские в штатском подъезжают на легковой машине к длинному ряду киосков.

- Мы что, в засаде сидим? - интересуюсь я.

- А как же! - улыбается старший группы Роман Саганов. - Вас мы вперед отправлять не стали: заподозрят неладное. Ведь водку вы бы не стали покупать? Сейчас наши сотрудники в каждом киоске сделают контрольный закуп, а уж потом появимся мы.

Через пару минут раздается условный сигнал по рации и машина с полицейскими, вооруженными автоматами, притормаживает около торговых точек. Начинается проверка.

- Почему не пробили чек? Эта бутылка пива у вас с истекшим сроком годности. Предъявите документы на право торговли, - на ошарашенных продавцов, не избалованных вниманием налоговиков, посыпался град вопросов.

Рядом с весами лежит ученическая тетрадка, на которой неровным почерком выведено слово "Выручка". "Это что у вас?", - инспектор берет в руки тетрадь, успевая опередить опешившую продавщицу. На прилавке на самом видном месте красуется еще одна тетрадь, похоже, предназначенная для тех же целей. Не нужно быть большим экспертом, чтобы понять, что хозяева ведут "черную" кассу.

- Посмотрите, за 29 октября здесь у них указано 946 рублей выручки, а в "черной" тетради - 11 тысяч. Представляете, во сколько раз занижены доходы? Будем проверять. Если выяснится, что сумма сокрытых налогов превышает 200 минимальных размеров оплаты труда, то будет возбуждено уголовное дело.

Продавщица соседнего киоска затмила своих соратниц по торговле сообразительностью. Похожая тетрадка прямо на глазах проверяющего исчезает в складках ее хозяйственной сумки. "А это мой личный дневник, - не моргнув глазом, заявляет она. - Документы все на месте. Проверяйте". Под прилавком виднеются крупные купюры в таре неизвестного происхождения.

- Это что у вас за деньги в тазике? - интересуется проверяющий.

- Коллеги мужа зарплату принесли. Это мои собственные.

- Что, прямо в тазике и принесли?

Продавщица разводит руками.

"Собственные" деньги смяты, разбросаны в беспорядке и совершенно не похожи на кровно заработанные:

В ходе проверки выясняется, что все киоски торгуют водкой.

Согласно федеральному закону, спиртные напитки с содержанием этилового спирта более 13 процентов запрещается продавать в ларьках, киосках, палатках, павильонах и контейнерах. В других местах это уже давно уяснили. В Саган-Нуре свои законы. Продавцы свято уверены, что торгуют сорокаградусной на законных основаниях:

- За лицензию мы платим поселковой администрации Мухоршибирского района, - разводит руками продавец. - Отдельно за вино и за водку. Я уже не помню точно, по-моему, 835 рублей. Водка у нас продается везде, потому что в поселке нет больших магазинов. Нам разъяснили, что в сельской местности разрешили торговать водкой в помещении площадью 20 квадратов. У нас раньше киоск был намного меньше. Мы его расширили, такие расходы понесли! Приехала из администрации комиссия, все измерила и сочла возможным вести здесь торговлю спиртным. Если мы не будем торговать, то акциз на район идти не будет.

Администрации Мухоршибирского района еще предстоит ответить на вопросы фискальных органов.

Весть о том, что приехала налоговая полиция, молниеносно облетает округу. Через секунду на дверях соседних магазинов висят увесистые замки. Прохожие останавливаются и с интересом наблюдают за неизвестно откуда возникшими людьми с автоматами.

Жизнь в Саган-Нуре бурлит. Неподалеку толпа пьяных местных жителей выясняет отношения в кулачном бою. Я с удивлением узнаю, что в поселке нет отделения милиции, а за порядком следит один-единственный участковый.

На улице начинает смеркаться:

Продавать или не продавать?

Ситуацию с продажей водки в киосках Саган-Нура я попросила прокомментировать председателя комитета по торговле и внешнеэкономическим связям Валентину Дамбаин:

- В указе президента РБ № 113 есть такой пунктик, где сказано, что розничная реализация алкогольной продукции на территории Республики Бурятия осуществляется в соответствии с федеральным законом. В данной ситуации глава местной администрации занимается самоуправством. Вы дали мне очень интересную информацию, будем проверять условия лицензирования.

Из разговора с заместителем главы администрации по экономическим вопросам Любовью Поломошновой я поняла, что продажа сорокаградусной - очень больной вопрос, однозначный ответ на который так и не найден.

- В федеральном законе сказано, что в черте города на площади менее 50 квадратных метров нельзя торговать водкой. А до этого было положение, где говорилось, что в помещении, площадью не менее 20 квадратных метров, торговля разрешена. Именно на основании этого положения мы выдаем лицензии. Наши продавцы торгуют только лицензионной водкой, то есть той, за которую мы получаем акцизы. У нас нет больших магазинов, и вся надежда только на этих предпринимателей. В прошлом году у нас была выездная комиссия по неудовлетворительной продаже винно-водочных изделий. С нас тоже спрашивают. Разве будет лучше, если повсюду будут продавать ? Люди умирают, а мы запрещаем официальную торговлю водкой. На местном уровне мы рассматривали много вариантов, и другого выхода просто не нашли.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях