Общество
2046

Стеколка займется бутылкой

Через две недели знаменитая  - один из крупнейших производителей оконного стекла, четвертое предприятие в бывшем Союзе - после шестилетнего простоя вновь начнет выдавать очень нужную в регионе продукцию. Подобное производство будет единственным на всей территории Сибири и Дальнего Востока.



В 1994 году Улан-Удэнский стекольный завод, одно из ведущих предприятий отрасли в стране, затушил свою стекловаренную печь и остановил производство. Причина была одна - кризис в строительной индустрии, основного потребителя оконного стекла. Весь двор был буквально завален невостребованной продукцией. Около полутора тысяч работников остались не у дел. С того момента завод работает как теплоэнергетическое предприятие, обеспечивая жилой поселок теплом и горячей водой.

В 1998 году руководство завода приняло решение о реконструкции с целью производства стеклотары. И лишь нынешней осенью, буквально в ближайшие дни, завершатся пусконаладочные работы и заработают технологические линии по выпуску 30 миллионов штук бесцветной бутылки емкостью от 0,25 до одного литра. И что особенно приятно, произойдет это грандиозное для стеклозавода событие в год его 65-летия.

Накануне самого главного этапа - розжига стекловаренной печи, которое произойдет в конце сентября, - наш корреспондент встретился с генеральным директором Улан-Удэнского стекольного завода Сергеем Дугаровичем Балдаевым.

- Понятно, что желание возродить былую славу у заводчан было всегда... Почему вы решили начать именно с выпуска стеклобутылки? Ведь завод в основном специализировался на оконном стекле?



- Когда мы принимали решение о реконструкции завода, провели анализ рынка стеклопродукции. Кризис в строительной отрасли продолжается, поэтому потребителей оконного стекла нет. К тому же потребуется очень много средств для завершения реконструкции по производству полированного стекла. А на рынке стеклотары ситуация весьма привлекательная для ее производителей. По эту сторону Урала фактически работает только один новосибирский завод , обеспечивающий своей продукцией ликеро-водочный завод . Кстати, из бюджета Новосибирской области в этом году выделено 43 миллиона рублей на развитие предприятия. Сибирские и дальневосточные производители винно-водочной продукции везут бутылку из центральных регионов страны, и транспортные расходы заметно сказываются на цене. У нашего завода хорошее географическое расположение, он обладает развитой производственной инфраструктурой и квалифицированными кадрами - есть все условия для монополизации регионального рынка.

Для полной картины нужно сказать, что в ближайшем окружении есть еще два стекольных завода: Тулунский в Иркутской области и Райчихинский в Амурской. Тулунский завод сейчас находится под внешним управлением на грани банкротства, и если выйдет из кризиса, то, скорее всего, будет продолжать специализироваться на выпуске майонезной баночки и пивной бутылки. Райчихинский завод также находится в тяжелом финансовом положении, и если реанимируется, то займется скорее всего производством темной бутылки для вина и пива.

- То есть конкуренции они не составят?

- Сегодня потребность страны в стеклотаре закрыта на 50 процентов, а Сибири и Дальнего Востока - только на 22 процента. Так что на рынке места хватит пока всем. К тому же мы начинаем производство бесцветной качественной бутылки для водки, чего не делали наши соседи.

- А каковы сегодня потребности Бурятии в вашей продукции?

- По нашим расчетам, около десяти-двенадцати миллионов бутылок в год. Наша проектная мощность - 30 миллионов. Скорее всего, нашими потребителями станут все близлежащие регионы - Иркутск, Чита, Монголия, возможно, Якутск и далее Дальний Восток. Если наши производители до сего момента собирали всеми способами вторичную тару, а хорошую бутылку везли из Удмуртии, Подмосковья и т.д., то сегодня они смогут приобрести ее на месте, у себя в республике.

- Ваш заводской двор представляет собой, прямо скажем, удручающую картину: разрушенные цеха, завалы демонтированного оборудования, контейнеров для стекла и т.д. Честно говоря, даже трудно представить, что здесь что-то может работать... Сохранил ли завод остатки былой ?

- Улан-Удэнский стекольный завод, как известно, был одним из крупнейших предприятий отрасли и, к счастью, кое-что сохранил для эффективного нормального производства. Имеется вся инфраструктура: подъездные пути, склады, составной цех, компрессорная, транспортный и механический цеха и т.д.

Своими силами в течение двух лет мы смогли провести реконструкцию, поскольку были запасы материальных ресурсов: огнеупорные материалы, металл и т.д. За счет этого цех практически и был сделан.

- Дело оставалось за - нужна была собственно технологическая линия?

- В 1999 году, осенью, конкретно встал вопрос о приобретении оборудования. Потребовались живые деньги. Несмотря на неоднократные совещания на уровне правительства, денег в республике мы найти не смогли. Хотя все прекрасно понимали, что значит для республики, для бюджета запуск стеклотарного производства. Пока мы искали 12 миллионов, за это время все подорожало, и в итоге нам потребовалось порядка 20 миллионов. С помощью Фонда реализации программы социально-экономического развития республики мы смогли получить деньги в московском коммерческом банке: 30 декабря прошлого года нам открыли кредитную линию на приобретение технологического оборудования. Нам пришлось заложить то оборудование, что приобрели на эти деньги, и часть акций наших акционеров (редчайший в России случай, когда кредит получен именно с помощью средств самих рабочих, без гарантий правительства перед банком и бюджетной поддержки. - авт.). Уже в октябре мы должны вернуть проценты, и поддержка правительства сейчас бы не помешала - хотя бы погасить проценты на первом этапе, пока мы не выйдем на проектную мощность.

Сегодня мы почти готовы к запуску. Остро встал другой вопрос - приобретение оборотных средств: песка, который мы будем завозить из Ульяновска, и соды из Красноярского края. Сейчас мы проработали этот вопрос со Сбербанком, надеюсь, никаких недоразумений не возникнет.

- Сергей Дугарович, открыв стеклотарное производство, вы тем самым создаете новые рабочие места. Пусть к вам придут не полторы тысячи, как в старые добрые времена, а всего триста человек, это уже что-то. Другой вопрос: а есть ли еще у нас специалисты?

- Производство у нас очень сложное, специфичное, без квалифицированных кадров в самом деле не обойтись. И нашлись люди, которые умеют варить стекло и выпускать стеклотару: кто-то пришел сам, кого-то мы искали по домам, кого-то пришлось приглашать с других предприятий. Некоторые пришли сразу, те, кто уже устроился на хорошую работу, долго думали, но тоже вернулись на родной завод, все очень надеются, что завод скоро оживет. Я думаю, что в октябре мы дадим первую продукцию.

- Если предприятия закупают новые технологические линии, то в основном импортного производства. Ваше оборудование - российское. Надежно ли оно?

- Запустим - посмотрим. Производители - орловский завод и московский завод - гарантировали качество. Можно сказать лишь одно: оно удобно в эксплуатации, можно быстро найти запчасти и сразу отремонтировать. Для нас это тоже немаловажный факт. Кроме того, многое зависит от нас: какую стекломассу мы приготовим, такую бутылку и получим. Кстати, импортное оборудование для стекольной промышленности в 3-4 раза дороже, чем российское.

- И немного о перспективах стеклозавода?

- Мы собираемся запустить линию по производству стеклобанки, которая очень нужна производителям плодо-овощной продукции. Следующим этапом мы намерены расширить производство - будем выпускать бутылки под пиво и вино.

...Буквально считанные дни остались до того момента, когда в торжественной обстановке директор завода разожжет печь. И первая бутылка с фирменным клеймом Улан-Удэнского стекольного выйдет из горнила проблем примерно через месяц. На сегодня очень ждут этого момента. Оно и понятно: многие связывают свои надежды на светлое будущее с возрождением родного завода.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях