Три дня Дандара Бадлуева - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Три дня Дандара Бадлуева


1819

В прошедший уик-энд театр танца  представил свою новую программу - спектакль .



Новая постановка была приурочена к 25-летию творческой деятельности руководителя театра Дандара Бадлуева. И кроме того, хотя это широко не афишировалось, Дандар Жапович близок к своему 50-летнему юбилею.

Мастер привык удивлять публику, подтвердил он репутацию и на сей раз. В первом отделении не покидало ощущение, что я что-то перепутал. Такого не может быть! Бадлуев запел! Пел он теплым низким голосом, а танцоры песни. Все это было роскошно декорировано, и зал погружался то в самурайский сад, то в кущи Брахмапутры, то в напряженный ритм горячего тункинского ехора. Может быть, его исполнению чуть-чуть не хватало живости и присущей его танцам свободы? Впрочем, публика была благосклонна к новизне и щедро аплодировала. Кроме самого юбиляра, пели и другие, уже знакомые зрителю исполнители.

Во втором отделении и был показан собственно спектакль . Осмелюсь предположить, что сцена прославленного академического такого еще не видела. Гибкие и выносливые танцовщики демонстрировали акробатические прыжки и цирковые трюки, извергали пламя изо рта и прочее. Все это вполне укладывалось в заявленную стилистику: Бог Шива создает Небо и Землю - без чудес и мистики при этом не обойтись. Смелость и красочность спектакля оценила и публика - зал то и дело взрывался аплодисментами. Особенно при выходе Дандара Бадлуева. Действие шло по нарастающей и завершилось эффектной концовкой. Постановщику удалось гармонично соединить несочетаемое: чувственный Восток и холодный Запад. Южноиндийский танец по праву заслужил славу одного из сокровищ мирового танцевального искусства. И сумел передать его пластику и очарование, оттенив ее динамикой и размахом современной популярной хореографии. Артисты выложились до конца - это было видно невооруженным глазом.



Предвосхищу вероятные хвалебные рецензии: . Впрочем, возможны и прямо противоположные суждения: И это понятно: были и явные огрехи, досадные падения и вообще сама новизна и дерзость эксперимента, от чего кому-то, наверное, свело скулы.

После всего сказанного напрашивается этакий краткий культурологический вывод: триумфа не было, был порыв. Порыв, открывающий Мастеру и его коллективу другие перспективы. Они шагнули на новый качественный уровень, и все последствия этого шага нам еще предстоит оценить.

Читать далее

Другая сторона профессии