Бурятские экспаты: «Теперь тут выгодно работать только учителям, танцорам и проституткам»
Главное Популярное Все
Войти

Бурятские экспаты: «Теперь тут выгодно работать только учителям, танцорам и проституткам»

Фото из личного архива М. Орлова

Жители Бурятии, работавшие за рубежом, возвращаются обратно на родину

Кризис и падение рубля вынуждает бурятских экспатов покидать страны, в которых они довольно успешно работали, и возвращаться обратно. На днях улан-удэнцы Михаил и Марина рассказали infpol.ru о своем опыте работы в Китае.

Девальвацию национальной валюты в России в 2014 году экономисты объясняют несколькими факторами: большие затраты на Олимпиаду в Сочи, присоединение Крыма, снижение цен на нефть, санкции стран ЕС, США и их союзников. Оптимисты-патриоты склонны видеть в этом свои плюсы, в том числе спрос на отечественные товары и развитие импортозамещения.

Но есть и те, кто в кризисное время попал в затруднительное положение и вынужден полностью перестраивать свою деятельность. Мы сегодня говорим о выходцах из Бурятии, которые долгое время жили и работали на территории Китая.

Дружественная страна, казалось бы, наш главный спаситель и партнер в условиях санкций Запада. Однако курсы рубля и доллара, увы и ах, не способствуют активному сотрудничеству. По данным Газеты.ru, разворот на восток буксует. Китай не может в одиночку заменить всех потерянных из-за санкций торговых партнеров России. Более того, торговый оборот между Россией и КНР падает. Российский экспорт сталкивается с конкуренцией со стороны нового «Шелкового пути», импорт не развивается. Китай все еще крупнейший торговый партнер России. На него приходится 11% всего внешнего товарооборота. Однако, несмотря на все прозвучавшие в 2014 году слова о развороте на восток, к азиатским партнерам, даже с Китаем мы торгуем все меньше. В 2014 году товарооборот составил $88,4 млрд, сократившись на 0,5%. Это данные Федеральной таможенной службы. У Главного таможенного управления Китая, впрочем, несколько иные данные: $95,3 млрд и рост на 6,8%. В январе 2015 года негативная тенденция резко обострилась. По сравнению с январем 2013 года оборот сократился более чем на треть (36,4%).

На своей «шкуре» снижение уровня торговли ощутили наши земляки, которые в Китае уже много лет чувствовали себя как дома и спокойно работали в крупных китайских компаниях, сотрудничающих с Россией. Теперь же, когда покупательская способность россиян упала. Сейчас они вынуждены резюмировать: «Теперь тут выгодно работать только учителям, танцорам и проституткам».

О наших героях. Марина Осодоева прожила в Китае 13 лет, Михаил Орлов – 7. Успели пожить в разных городах: Гуанчжоу, Шенжень, Иу.
Марина окончила БГУ, по профилю она экономист-международник, китайским языком владеет свободно. В Поднебесной оказалась после работы в московской логистической фирме. В Китае работала в компаниях, занимающихся консалтинговыми услугами, продажей хозтоваров, мебели в Россию. Михаил же в этой стране пробыл 7 лет. Основная сфера деятельности - светодиодное освещение, приборы для которого изготовляются только в Китае. Целевой рынок – Россия, Казахстан.

- Когда начались проблемы с бизнесом в Китае с Россией?

Марина: Примерно с прошлой осени, когда начал резко подниматься доллар, а рубль дешеветь. Жить в Китае стало дороже в два раза. У людей в России не стало денег, просто перестали покупать у Китая товары.

Михаил: Еще год, наверное, можно будет продавать закупленный по старым ценам товар, а потом...

- На кого в первую очередь повлияли изменения курса валют?

Марина: Мы уехали из Китая во второй волне россиян. Первыми сломались переводчики. Кому там теперь нужны просто переводчики? Во второй волне сломались менеджеры, которые работали с отправкой товаров. В третьей волне, уж не знаю, если ничего не изменится, сами директора полетят оттуда.

- Там больше не востребованы переводчики с китайского на русский?

Марина: Не совсем. Мы говорим о том, что просто знание китайского и русского языков вас не спасет. Переводчиков там переизбыток. Рынок перенасыщен, зарплаты упали. Россияне стали там как гастарбайтеры. Китайцу, специалисту высокого класса, который имеет меньше знаний, чем русский, все равно будут платить больше, потому что наши согласны уже на любую работу.

- Какие условия были до кризиса?

Марина: Раньше были прекрасные условия: высокие зарплаты - не меньше двух тысяч долларов, оплачиваемый отпуск в Россию, виза, квартира. Сейчас же ни один руководитель не будет платить больше тысячи долларов. При этом не будет никаких дополнительных благ. Всё, тех «сладких» условий уже нет. А на тысячу долларов в Китае прожить невозможно, потому что только снимать квартиру на юге страны стоит не меньше 500 долларов.

- Каких выходцев из России все же эта кризисная волна не захлестнула?

Марина: Продолжают ценить специалистов узкого профиля: технологов, программистов, например. Если вы не специалист узкого профиля, а просто переводчик или менеджер, то вам придется туго. Теперь на работу берут уже технолога со знанием китайского языка. Зачем им платить и переводчику, и технологу? Поэтому технологи усиленно учат язык, а переводчики идут на курсы технологов.

Михаил: Либо же нужно работать с другими странами, на другом рынке. У меня друг в Китае работает с США, у них там все в шоколаде. Если говорить проще, из россиян, в основном скоро останутся проститутки, танцоры и учителя. Сейчас еще хуже, чем в 1998 году.

- Что говорят ваши друзья, которые пока остались в Китае?

- Говорят, что пытаются найти работу. Они согласны снимать квартиру на 5 - 6 человек. Кто-то выживает, кто-то ждет, когда его уволят. Если с курсом доллара ничего не случится, то уедут из Китая и они.

- За что вы полюбили Китай, чем вас покорила эта страна?

Марина: Китай бесокнечно многогранен, как драгоценный камень открывается каждый раз с новой стороны. Только с искренней любовью в сердце можно жить там. А из общего то, что для отдыха вся Южная Азия есть под боком. Безопасность, теплый климат, доброжелательность коренных жителей. 

Михаил: И это неправда, что китайцы делают все товары плохого качества. Плохого качества товар покупаем у них мы, россияне. Китай производит очень хорошие вещи для Америки, Европы. Когда мы работали с другими странами, видели, что там совершенно другой товар. Просто Россия привыкла покупать все самое дешевое.

- Тяжело ли долгое время быть далеко от родины?

Марина: Кризис наступает на третий, седьмой и десятый годы. Говорят, это как в браке, если эти даты пережил, то и дальше сможешь жить. Я, честно говоря, даже не заметила этого кризиса.

- И все-таки говорят, что с китайцами очень сложно работать. По крайней мере, честно.

Марина: Да, они очень хитрые. Чтобы работать с китайцем, надо думать как китаец. Когда тебе говорят: ты – мой брат, ты - мой друг, нужно говорить то же в ответ, но преследовать свои интересы. Даже если в первый раз он сделал для тебя хорошо, во второй раз, видя, что ты простоват, может легко обмануть.

Михаил: С китайцами хорошо только пить водку и давать взятку. А иметь дела надо осторожно. В бизнесе они беспринципные и нечестные. У них бог один – юань. Один американец рассказывал, как они работали с китайской компанией, думали, у них все так же гладко пройдет, как с Европой, но тут порядки другие. Китайцы им отгрузили товар, его отправили в США, потом смотрят, а там вместо нужного товара откровенный брак, просто мусор в контейнере. Просто что по весу подошло, то и отправили. Мы как раз таки занимались инспекцией товара на количество и качество до последнего момента. 

Марина: Как бы ты долго с китайцем ни работал, как бы с ним ни подружился, все равно при возможности он тебя подставит. Сэкономит на тебе материал, например.

- С какими чувствами вы возвращаетесь на родину?

Марина: Ничего, все нормально. Мы приобрели, конечно, колоссальный опыт работы с текстилем, хозтоварами, мебелью, лесом, строительными материалами. Будем искать себе применение здесь, в Бурятии. 

Справка infpol.ru
Экспаты (от англ. expat сокр. от expatriate, происходит от лат. ex patria «вне родины») — сленговое название для иностранных специалистов. 


Читать далее

Читайте также