Кабанский район
2700

Волонтеры Бурятии: «Здесь земля горит под ногами!»

Спецрепортаж из «подземного ада» республики

Фото автора

Несмотря на позднюю осень и выпавший снег, в Кабанском районе продолжают гореть торфяники. На тушении огненной стихии, бушующей под землей, брошены силы МЧС и отряды волонтеров. В минувшие выходные внештатный корреспондент, колумнист infpol.ru Василий Тараруев присоединился к группе добровольцев и отправился тушить «подземный ад» в Кабанском районе. Предлагаем вниманию читателей отчет о поездке в место, где «земля горит под ногами».

torfvolonteri 1

«Пользуясь свободным временем, к ним примкнул и я: хотелось посмотреть тушение торфа своими глазами, принять посильное участие. Кстати, хочу поблагодарить директора магазина специальной одежды Алексея Пойманова за рабочую обувь и тёплый костюм «Горка», которым они снабдили меня для этой опасной поездки.

Сбор добровольцев был в девять утра в центре Улан-Удэ». Планировалось успеть поработать на объектах весь световой день. Семерку собравшихся волонтёров возглавил Солбон Санжиев, координатор штаба по добровольцам. Также участвовал видный общественник Андрей Сукнев. Ехали на двух машинах – личных авто организаторов. Где-то в половине десятого двинули в Кабанский район.

«Добить» под Закалтусом

Первым нашим объектом была окраина леса, где недавно тушило пожар МЧС (как я узнал позже, это где-то в окрестностях села Закалтус, неподалёку от трассы). Нашей задачей было «добить» недотушенный очаг, оставшийся после работы тяжелой техники.

Лес представлял мрачное зрелище - почерневшие от огня стволы деревьев, выгоревшая трава. Горящий торф сначала убил корни и иссушил растительность, затем подпалил сухостой.

torfvolonteri a suknev

- Мне больно видеть каждое сгоревшее дерево - с горечью сказал Андрей Сукнев.

После своей работы МЧС перепахало бульдозером место пожара и залило водой. Но там остался очажок, который следовало затушить – иначе огонь вновь распространится под землёй. Его можно было опознать по дыму, сочившемуся из трещин в земле, где грунт просел от выгорания торфяных пластов. Кстати, на крупных торфяных пожарах есть риск провалиться под землю и изжариться заживо.

torfvolonteri 2

Разобрав лопаты, начали раскапывать, где дымилось. Но отсутствие дыма не значило, что всё в порядке. Коварство торфяного пожара – незаметность. Снять пласт дёрна с зелёной травкой – и обнаженная почва обильно источает дым. С виду влажная почва на ощупь горячая, а местами пышет жаром.

torfvolonteri 5

- Земля буквально горит под ногами, - так метко охарактеризовал ситуацию один из волонтёров.

Смысл работы: обнажить тлеющий пласт для последующего тушения. Пришлось изрыть всю обочину грунтовки, под которой притаился пожар. Тем временем подъехала вторая машина с переносной помпой, предоставленной кабанским Бурмелиоводхозом. Соединили рукава, пришлось повозиться, добиваясь, чтоб качало воду из ручья.

torfvolonteri 3

Наконец, процесс пошёл. Из земли повалили облака дыма и пара. Раскопанный грунт нужно не просто поливать, а стараться перемешать в слякоть - чтобы не образовалась глинистая корка, закрывающая от воды горящий торф. Порой приходится стоять по колено в грязи. Тут нужна обувь с высоким голенищем, водостойкая и не склонная к тому, чтобы расплавиться. Именно в этот момент я ещё раз мысленно поблагодарил своего спонсора за добротные армейские берцы.

torfvolonteri 4

Струёй из помпы также стремились размыть тлеющие пласты на раскопах. Их температура могла доходить до сотен градусов. Соприкасаясь с водой, такие очаги взрывались ревущим гейзером. Тонкость торфяных пожаров – недостаточно тяжелой техники, нужны люди для подчистки мелких очагов. Иначе огромная работа окажется напрасной.

Черная равнина у Посольска

В ходе тушения было решено перебросить часть добровольцев перебросить на другой объект - к болотам за селом Посольское.

torfvolonteri 7

Когда добрались до места, взору предстала огромная равнина с кромкой леса на горизонте. То тут, то там среди моря пожелтевшей травы, чернели огромные пропалины – следы недавно затушенных возгораний. Вдали можно было видеть и одно непотушенное. Высота пламени, как мне показалось, была метра два, если не больше.

Здесь уже трудился отряд МЧС. У них была техника посерьёзнее нашей.

torfvolonteri 6

На запруженном оросительном канале работал самоходный насос, качавший 110 литров в секунду. Вода перегонялась за многие сотни метров к пожару в болотах по огромному рукаву. Однако Павел Мамонтов, начальник дежурной смены, казалось, не очень-то был доволен: «Сюда бы большой корабельный насос».

torfvolonteri p mamontov

Оценив масштаб возгорания и побеседовав с сотрудниками МЧС, мы отправились в их лагерь, дожидаться остальных волонтёров. Там мы посмотрели скромный быт профессионалов противопожарной борьбы. Пища на костре, обеденный стол под открытым небом, кунг спецмашины для ночлега. Эти люди так живут уже три недели.

Павел Мамонтов поведал, что они будут работать ещё дней десять, пока относительно тепло. Потом ударят холода, при которых нельзя эксплуатировать насосы. К сожалению, нет уверенности, что за этот срок все очаги ликвидируют. Значит, проблема торфяников вернётся по весне. Ведь торф будет тлеть под землёй всю зиму.

Закончив тушить под Закалтусом, в лагерь подъехали остальные волонтёры. Уже вечерело, заняться вторым пожаром мы явно не успевали. Побеседовав ещё с сотрудниками МЧС, и оставив им продуктов, мы отправились обратно в город.

Поездка оставила приятные впечатления. Мы не потратили время бестолково, как в прошлый мой выезд, поработали вполне плодотворно. Я познакомился с интересными людьми, поработал на свежем воздухе и почувствовал причастность к чему-то стоящему. А еще услышал много интересных идей от организаторов акции.

Добровольцы

Пара слов о простых волонтёрах. Не общественниках и журналистах – обычных людях, тратящих личное время на тяжелую грязную работу в районной глуши, не имеющих с этого ничего, кроме чувства исполненного долга. Что движет ими, когда большинство занято своими заботами либо лениво лежит на диване?

Вот, к примеру, Болот Цоктоев, работник соцзащиты. Он ездит на пожары не первый раз, я познакомился с ним в августовском выезде волонтёров.

torfvolonteri b tzoktoev

- Многие спрашивают, почему я еду на тушение пожаров, сколько получаю денег – рассказывает Болот – Отвечаю, что просто езжу, не за деньги. И попросту не знаю, как ответить на вопрос: «Почему?».

Кстати, в этот день Болот отмечал 34-й день рождения. Но он предпочёл провести на тушении пожара, а не дома за праздничным столом. А торт «муравейник» украсил ужин в лагере МЧС.

torfvolonteri a odorov

- Все возмущаются в интернете пожарами, но никто ничего не делают – сказал другой волнтер Александр Одоров – А мне хотелось помочь конкретным действием.

- Патриотизм не в гвардейских ленточках и наклейках на машинах, он - в конкретных делах на благо своей земли – считает Андрей Сукнев

Осталась всего неделя, пока погода позволяет тушить торфяники. Но Солбон Санжиев намерен сделать ещё один выезд. Хотя бы лишь с целью разведки. Всё же хорошо, что есть неравнодушные энергичные люди, готовые безвозмездно внести вклад в спасение природы Бурятии. Такие, как Солбон Санжиев, Андрей Сукнев, Болот Цоктоев, Александр Одоров, Алексей, Дара Анжилова, как множество других участников волонтёрских выездов.

Человеческий фактор

Почему загорелся торф? По мнению Солбона Санжиева, виной здесь «человеческий фактор»: сельскохозяйственные палы сухой травы, брошенные на обочину окурки.

Впрочем, торфяные и лесные пожары – звенья одной цепи: снижение уровня Байкала, снижение уровня грунтовых вод, засуха. Так что можно говорить о комплексе причин, составляющих, в целом, природную катастрофу. Можно также напомнить, что проблема горящих торфяников поднималась ещё в прошлом году. Но тогда ей как-то не придали значения...

torfvolonteri s sanzhiev

- Приехавшие к нам гринписовцы были шокированы. Они еще нигде не видели столь запущенной ситуации с торфяными пожарами – говорит Солбон Санжиев. И подвел краткий итог:

- Если наше отношение к этой проблеме не изменится, наши потомки вряд ли увидят красивую природу Бурятии.

Вместо послесловия

«Мы не видели солнышко с апреля до сентября». Так сказала депутатам пенсионерка из Баргузинского района о жизни во время пожаров.

27 октября, в Народном Хурале, в рамках «круглого стола», пенсионерка Галина Арсеньева рассказала о том, как жили люди, когда был в тайге полыхал «Большой огонь».

- С апреля по сентябрь мы не видели солнышка из-за пожаров. В Баргузинском районе врачи делали подворовый обход жителей. В течении полутора месяцев курировали квартиры, особенно тех, кто стоял на учете в поликлиниках. До сих пор наблюдаются остаточные явления, а у многих детей появилась аллергия, - рассказала бабушка.

Как сообщила замминистра здравоохранения Бурятии Светлана Замбалова, в период действия лесных пожаров за медпомощью обратилось 128 пациентов. В основном люди жаловались на заболевания бронхо-легочной системы.

- Сотрудники медучреждений обошли 10 тысяч домов, осмотрели 27 тысяч человек. 25 нуждались в медпомощи. Также было осмотрено 2200 пожарных, 5 из них были госпитализированы, - сообщила Светлана Замбалова.

Автор: Василий Тараруев, Лариса Ситник

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях