БГУ
4722

Экс-ректор БГУ намерен отстоять право на элитный коттедж в центре Улан-Удэ

Адвокат Степана Калмыкова подал апелляцию в Верховный суд Бурятии

Фото russianstock.ru

Степан Калмыков намерен обжаловать решение Советского суда о возвращении трёхэтажного дома на улице Партизанская в собственность Бурятского госуниверситета.

Напомним, конфликт между вузом и бывшим ректором вокруг участка площадью почти в 130 кв. м. развернулся в марте. Как сообщила тогда телекомпания «АригУс», Калмыков пытается через суд лишить университет этой земли.

Не поделили

Дело в том, что на ней расположен трёхэтажный благоустроенный дом с отдельным входом и гаражом на первом этаже. По некоторым данным, до 2008 года хозяином этого дома значился БГУ. Изначально предполагали, что здесь будут размещать гостей университета и проводить важные встречи. Однако впоследствии жильё было передано Степану Калмыкову, а в 2008 году успешно им приватизировано.

Сегодня земля, по данным «АригУса», значится в федеральной собственности, а университет всего лишь пользуется участком с позволения Росимущества. Сам бывший ректор БГУ в интервью телекомпании заявил, что «добро» на приватизацию дало Министерство образования.

- Было принято решение министром образования – тогда ещё Филипповым, подкреплённое ученым советом университета, об улучшении жилищных условий ректора БГУ. Все документы оформлены, – отметил Степан Калмыков.

И хотя коттедж приватизировали, земля под ним в частную собственность передана не была. В марте в Росимуществе заявили, что участок продавать не собираются, да и БГУ отказываться от него не спешил. Тогда же Советский районный суд отказал экс-ректору БГУ в притязаниях на землю. Представитель истца Алдар Эрдынеев назвал это решение «ожидаемым». Но на этом история с коттеджем не закончилась: встал вопрос о правомерности передачи коттеджа в собственность Степану Калмыкову на основаниях улучшения жилищных условий.

Готов отказаться

В конце марта в университет с проверкой нагрянули сотрудники правоохранительных органов.

- Сотрудники МВД показали соответствующие документы, сказали, что оперативно-розыскное мероприятие проводится на основании распоряжения министра внутренних дел Бурятии. Попросили предоставить документацию по поводу приватизированного бывшим ректором дома. Со стороны вуза будет оказано полное содействие правоохранительным органам. О том, что к нам приедет полиция, нас не предупреждали, поэтому это стало нас неожиданностью. Проверка, предположительно, продлится до конца недели, – рассказал тогда infpol.ru руководитель пресс-службы БГУ Иван Логинов.

Сам Степан Калмыков в разговоре с infpol.ru отметил, что при «определённых решениях» приватизированный особняк на Партизанской может вернуться в собственность вуза.

- Приватизация действительно была, но она проводилась на законных основаниях. Такой шаг был сделан после длительного согласования с Министерством образования Российской Федерации. В те годы у БГУ и БГПИ были подобные объекты, многие из них использовались в качестве служебных квартир, – пояснил Степан Калмыков. – Пусть правоохранительные органы попытаются разобраться, потом видно будет. Они же должны найти какие-то нарушения. Если будут какие-то определённые решения, то коттедж может вернуться в собственность университета.

Судебные тяжбы

В конце мая иск подал уже Бурятский госуниверситет: вуз попросил признать приватизацию трёхэтажного коттеджа на Партизанской незаконной. В конце июля Советский районный суд вынес решение в пользу истца.

- Решением суда Калмыков С. В. обязан возвратить ФГБОУ «БГУ» жилой дом, расположенный по адрес г. Улан-Удэ, улица Партизанская, 33 «А», блок 1, – говорится в решении суда от 27 июля.

Но Степан Калмыков намерен его обжаловать. Сегодня 6 августа адвокат бывшего ректора вуза Баир Голышев подал апелляционную жалобу в Верховный суд Бурятии.

- В этом доме долгое время не могли подсоединить коммунальные сети, сдать его в эксплуатацию, – пояснил Баир Голышев infpol.ru. – После сдачи в эксплуатацию здание передали в федеральную собственность. И он «закрепился» за БГУ.

Правда, по словам адвоката, непонятно, на основании какого документа коттедж перешёл в собственность вуза. Кроме того, он отметил и другие «нестыковки».

- Договора о передаче в оперативное управления между учредителем, то есть Министерством образования и науки Российской Федерации и БГУ до настоящего времени нет, – подчеркнул он. – И когда встал вопрос о том, что у ректора нет жилья, он обратился в территориальное управление Росимущества.

А в ведомстве против приватизации не возражали.

- То есть в государственной структуре дали согласие и заключили договор на приватизацию. От имени университета его заключал проректор Макаров, который сейчас отказывает от того, что он подписывал документы. Контроль за исполнением приказа о приватизации он возложил на имя проректора Малакшинова, – сообщил адвокат.

Однако участок под коттеджем не был зарегистрирован надлежащим образом в реестре недвижимого имущества. Это, по словам Баира Голышева, единственное, что являлось препятствием для передачи в собственность.

- Степан Владимирович Калмыков, будучи ректором, написал письмо на имя заместителя министра образования России с просьбой дать согласие на отчуждение земельного участка под этим домом. Из департамента инвестиционного развития и федерального имущества дали ответ, что этот вопрос рассмотреть готовы, если будут предоставлен необходимый перечень документов. Однако позднее этот вопрос «затёрся» и так и не был доведён до конца, – добавил Баир Голышев. – Об этом знали и в Министерстве образования, и Росимуществе. Но пока Калмыков был ректором, никто даже не ставил вопрос о незаконности приватизации.

Зато он остро встал с приходом нового ректора. А пока Баир Голышев подчеркнул, что между БГУ, Росимуществом и Минобранауки России нет никакого договора о передаче спорного жилого дома в оперативное управление.

- Есть только некое свидетельство. Статус здания до сих пор не определён, – пояснил он. – Согласия уполномоченного лица, в данном случае – Министерства образования – нет. Подпись в договоре якобы сделана не Макаровым, хотя в одной и той же экспертизе говорится, что приказ о приватизации, вероятно, подписал он.

Кроме того, судьи не применили исковую давность, хотя сроки истекли ещё в 2011 году.

- Суд сослался на постановление пленума Верховного суда и пленума Высшего Арбитражного суда, что если БГУ якобы не лишён владения, то на такие категории дела сроки исковой давности не распространяются. По их логике получается, что зданием Калмыков не владеет, а лишь живёт там. Но в решение говорится об изъятии из чужого незаконного владения. Там масса противоречий, – отметил адвокат Степана Калмыкова.

Автор: Артемий Иванов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях