Американец о Бурятии: «Вау, это Азия!» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Американец о Бурятии: «Вау, это Азия!»

Фото Александра Гармаева

Александр Ньюби прожил 6 лет в нашей республике, женился на местной и изучает бурятский язык

Александр Ньюби (Alexander Newby) родился в штате Монтана США. Но родом он все-таки из России. Его предки в 19-ом веке жили на Волге. Незадолго до революции они уехали из России, переезжали с место на место, и, в итоге, их семья оказалась в Америке.

В Штатах Александр занимался изучением религии и философии. Ему всегда была интересна далекая холодная страна Россия, где когда-то жила его бабушка. И однажды американец по гражданству, но кочевник в душе, решил, что непременно туда отправится. Осуществилась его мечта в 1997 году, тогда он впервые приехал в Россию с одногруппниками. Посетил Нижний Новгород и ту самую реку Волга. Вернувшись Америку, Алекс стал еще больше читать и узнавать о России. Но теперь больше всего заинтересовала Сибирь – а действительно ли там так холодно? И правда ли там по улицам ходят медведи?

Через год он приехал с друзьями в Иркутск. С этого и началось его большое приключение, которое привело его в Бурятию. И вот уже около 20 лет его жизнь тесно связана с Россией. 6 лет из них он провел в Бурятии.
Сегодня американец уже свободно говорит на русском языке. Интересно, что в разговоре он даже с трудом припоминает некоторые английские слова.

42-летний Александр анализирует все как философ, и восхищается колоритными бурятскими традициями как любитель этнографии. Об этом он пишет на своем сайте и в публикациях для сайта National Geographic.

Какими нас и наш город увидел иностранец? Что его удивляет, а что восхищает после шести лет жизни в Улан-Удэ. О взгляде на Бурятию глазами американца, Александр Ньюби рассказал в эксклюзивном интервью infpol.ru.

- Какие были ваши первые впечатления от России?

- Было тяжело, честно говоря. Я думал, что будет легче. Но подумал - ну ладно, видимо жизнь в России – это немного тяжело. Путешествовать по Европе, где почти все говорят по-английски, и в России, где тогда мало кто говорил на английском – это разные вещи.

- Что до приезда вы знали о Сибири?

- Знал мало. Вообще, почему-то люди в мире не хотят узнавать про Сибирь больше. Они знают, что тут холодно, что туда отправляли людей в ссылки. И думают: «А что еще нужно знать?». Это неправильный подход. На самом деле, Сибирь - это интересное место. Когда я приехал и понял, что здесь гораздо больше, чем мы думаем. И люди здесь очень добрые. Я хочу, чтобы люди изменили свое мнение о Сибири и поняли, что здесь глубокая культура, прекрасная природа и здесь можно при желании реализовать себя.

- Видимо, раньше представление о Сибири было стандартным: медведи, водка, балалайка?

- Ну, вы же знаете, что людей в России так представляют. Но я лично так не думал. Я немного читал о Сибири, имел представление, что есть Бурятия. Но не знал, чего тут ожидать конкретно.

- Как вы попали в Иркутск? Были какие-то трудности?

- Я узнал, что там есть хороший университет, где можно изучить русский язык. И в 1998 году приехал туда. Потребовалось много лет, чтобы более или менее начать нормально говорить на русском. Было тяжело. Очень. Я даже плакал несколько раз. Только через два года смог свободно общаться с людьми. Но, в целом, на изучение языка ушло года 4. В быту было тяжело еще и потому, что я не знал как купить продукты в магазинах. В Америке всегда были большие супермаркеты, а в России, тогда в 90-ых, были только маленькие магазины, где надо спрашивать товар. Но я не знал, как он называется!

- Вы приехали в Иркутск один?

- Нет, слава Богу. С друзьями с Колорадо. Они хотя бы немного знали русский язык. Если бы я приехал один, я бы умер точно.

- Сразу же ощутили все тонкости российского менталитета?

- Да. Я понял, что россияне осторожные. Они не готовы открываться в общении сразу. Если ты хочешь сблизиться с кем-то, то нужно терпение. Но когда они открываются, то показывают всю широту души. И мне, если честно, больше нравится такой подход. В Америке люди как будто открытые сразу, они тебе улыбаются. Но на самом деле они закрытые внутри.

- Ваши друзья задают вам вопросы: «Почему именно Сибирь?», «Почему ты хочешь жить там и изучать Россию?»

- Родом я из штата Монтана. Туда люди приехали жить только в 80-ых годах 19-го века. И они до сих пор без вопросов принимают и понимают такой кочевой образ жизни. Если бы я жил в Нью-Йорке, то конечно мне такие вопросы задавали. Да, я был и в Нью-Йорке, и в Москве. Это красивые и интересные города. Но я не хочу там жить. Мне проще жить в далеком от центра спокойном городе.

- И поэтому вы приехали в Улан-Удэ...

- Да, я приехал сюда в 2009 году. Приехал и удивился – «Вау, это Азия!». В том же Иркутске все бегают, спешат, город больше похоже на Москву. А здесь более спокойный город и я чувствую себя как дома. Здесь можно нормально жить. Мне кажется, что я нашел общий язык с местными людьми. Здесь я и встретил свою будущую жену, она бурятка.

- Как вы познакомились?

- Она училась в БГУ, изучала иностранные языки. Я там тоже начал учиться. Сначала она нам очень помогла сориентироваться, подсказала, как снять жилье, где купить одежду. На английском она говорит отлично, наверно даже лучше, чем я.

- Александр, вы наверняка знаете, что многие наоборот хотят уехать отсюда в США. У вас наоборот. Как вы думаете, почему так?

- Просто люди считают, что там жизнь лучше. Конечно в экономическом плане там лучше. Но я всегда так говорю – давайте лучше здесь, в России сделаем жизнь лучше, будем строить такую страну, которая будет лучше Америки. Да, конечно, США – великая страна, у нее много достижений. Но это не единственное хорошее место в мире. Успеха можно добиться в любом городе. Многие люди едут в Москву, Америку, Европу. Другие делают акцент на том месте, в котором живут. Конечно, это не значит, что не нужно путешествовать. Нужно ездить, смотреть мир, почему нет? Но давайте сделаем Бурятию лучше, чем Европа. Потенциал есть, его просто нужно реализовать.

- Звучит по-российски патриотично. Кем вы себя считаете по национальности?

- Я не могу сказать кто я по национальности. Я человек из Америки. Моя бабушка приехала из России, но она немка. Корни отца с острова Манн в Англии. И кто же я по национальности? Я - просто человек. Живу в мире людей. Хочу познакомиться со всеми и жить так, как будто весь мир мой дом. Я скучаю по Америке, но я знаю какая там жизнь, я прожил там 25 лет. В Сибири я пожил уже несколько лет, но до конца еще не все понимаю. Я был только в Иркутске и в Бурятии. А ведь есть еще Якутия, Тыва, Хакасия...

- Ваши общие впечатления, и главные различия с Америкой, которые вас удивляли первое время?

- В Америке, когда ты задаешь вопрос, тебе дают ответы. Здесь немножко по-другому. Особенно это касается процесса оформления документов, например визы, паспорта. Мне говорят - нужно сделать так и так. Я спрашиваю: почему? Нет ответа, просто надо это делать. И мне говорят идти в тот отдел. Ладно, я поехал. Приезжаю, а там говорят, вам не надо сюда. Понимаете? А мне вот вообще непонятно. Из-за этого было тяжело. Да и сейчас сложно. Честно говоря, думал это из-за того, что я иностранец. Теперь вижу, что это не так. Думаю, тогда ладно, все так страдают, буду страдать со всеми (смеется).

Еще я всегда говорю - если у тебя есть возможность пойти в поход с русскими (я имею в виду и русских, и бурят), то стоит ехать. Обязательно будет необычное приключение. Будет даже риск, что ты умрешь, но если ты выживешь, то сохранится такая история, которую ты еще расскажешь своим детям и внукам.

- Как вам русская водка? Часто вам предлагали выпить?

- Вы знаете, до России я думал, что я не буду пить. Не хочу. Но сейчас у меня другой подход. Я, конечно, не люблю напиваться, но немножко могу выпить. Потому что мне важно, чтобы люди поняли, что я уважаю их культуру. А водка часто связана здесь с культурными традициями. Поэтому я не хочу совсем отказываться.

- Как пережили суровые сибирские зимы?

- Во многом из-за зимы мне и хотелось приехать в Сибирь. Узнать, возможно ли здесь жить (улыбается). Естественно, мне многие говорят: «Зачем ты там живешь, там же холодно!?». Да, тут холодно, но можно же тепло одеться! И вообще, когда тебе холодно, ты понимаешь, что ты живой. А если всегда тепло и жить легко, то это скучно. Зимой бывает очень холодно. Но зато есть баня... И еще есть лето.

- Алекс, если не секрет, на что вы живете?

- У меня немного денег. Я зарабатываю тем, что пишу и фотографирую, публикуюсь в разных изданиях. Сейчас поеду в Монтану, чтобы получить еще образование и найти хорошую стабильную работу. В Улан-Удэ я преподавал английский язык в этом году, это тоже немного помогло. Но таким образом долго жить нельзя.

Зато у меня была возможность узнать Бурятию, ее народ. Я ни о чем не сожалею. Деньги – это не самое главное. Я не понимаю людей, которые во главу угла ставят богатство. Главное – это познавать людей, а значит хотя бы частично понимать наш мир. Это же так интересно. Сейчас я уеду, но знаю, что вернусь. Я постараюсь побывать на таких мероприятиях как Сагаалган и Алтаргана. Обожаю ваше блюдо буузы, и, конечно, научился их делать. Очень буду по ним скучать.

- Конечно, вы знаете о напряженных политических отношениях США и России. Мешало ли вам это в жизни в нашей стране?

- Политический мир находится отдельно от реальной жизни. Когда политики говорят что-то, это чаще всего ложь. Ведь они говорят так, не потому что хотят сказать правду, а потому что у них есть какая-то цель. Меня это сильно не интересует. Я думаю, что лучше лично связаться с людьми и тогда ты поймешь, что происходит на самом деле. Когда я общаюсь с людьми здесь, я понимаю что они мне не враги. Люди и здесь, и там одинаковые: им нужна пища и крыша над головой. И я это осознаю, и они меня принимают меня таким же, как они.

- Что вам нравится из бурятского искусства?

- Что можно сказать про искусство Бурятии без фамилии Намдаков? Я обожаю его искусство. Естественно, люблю работы. Зорикто Доржиева. Еще есть много прекрасных мастеров, чьих имен я, к сожалению не помню. У вас много профессиональных художников, у которых очень необычный стиль. Я считаю, что о них должен знать весь мир.

- Правда ли, что вы хотите изучить бурятский язык? У нас-то некоторые буряты считают, что им этот язык не нужен...

- Есть такие вещи, которые можно передать только через родной язык. Я долго об этом думал, потому что в Америке есть индейские племена, многие из которых потеряли свой язык. Они сожалеют об этом, они не могут выразить то, что на душе, на родном языке. Надо стремиться знать родной язык, потому что мир становится богаче, когда в нем много разных культур и языков. Так и должно быть. Если все будут говорить только на английском или только на китайском или только русском, это будет неинтересно. Я так думаю. Да, мне хочется изучать бурятский язык. Не думаю, что когда-нибудь буду свободно говорить на нем. Но смогу хотя бы поприветствовать людей на бурятском, показать свое уважение. Думаю, это важно. Люди видят, что мне не все равно и открывают мне свое сердце.

- Вы увидели своими глазами и ощутили красоту и самобытность нашей республики. Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы ее захотел увидеть весь мир?

- Минус в том, что мы находимся далеко от Европы, далеко от больших центров в Азии. Но с другой стороны это и плюс. Здесь чисто, немного людей, красиво. Конечно, надо развивать экономическое состояние республики. Но как это сделать, если мы находимся далеко от всех... (задумывается). Я не знаю, как ответить на этот вопрос...
А главное, я считаю, надо стремиться изменить представление о Сибири в мире. Есть представление только о том, что тут смертельно холодно. Но на самом деле тут много всего интересного, богатая самобытная культура. И нужно сделать так, чтобы это поняли во всем мире!


Читать далее

Другая сторона профессии