Евгений Хамаганов: «Я перешел дорогу крупному человеку…»
Главное Популярное Все Моя лента

Евгений Хамаганов: «Я перешел дорогу крупному человеку…»

Фото russianstock.ru

Избитый журналист и редактор сайта ARD впервые высказался по поводу случившегося с ним резонансного ЧП

Вкратце напомним события того злополучного вечера, когда Хамаганов возвращался с редакционного задания с музыкального фестиваля «Голос кочевников». Далее, согласно одной из версий, Евгения избили и ограбили прямо возле подъезда его собственного дома: украли телефон и кошелёк. Пострадавшего под утро обнаружили соседи: они и вызвали «скорую».

В Министерстве здравоохранения Бурятии сообщил, что Евгений Хамаганов поступил в Республиканскую больницу им. Семашко 12 июля в 13 часов 50 минут. В нейрохирургическом отделении его сразу же обследовали. Был поставлен диагноз – сочетанная травма головного мозга и шейного отдела позвоночника. Медики заверили: жизни журналиста ничего не угрожает.

«Не могу уложить мысли в текст»

На тот момент сам Евгений даже не мог предположить, кто мог совершить нападение: лишь рассказал, что злоумышленник ударил сзади по голове, после чего редактор Asia Russia Daily сразу потерял сознание. Инцидент вызвал широкий резонанс в СМИ, близкие и коллеги Хамаганова связывали нападение с его профессиональной деятельностью.

27 июля на сайте Грани.ру, который публикует статьи в поддержку оппозиции и политических заключённых, а также обзоры российских и мировых политических событий появился материал, в котором Евгений Хамаганов высказал свою точку зрения на произошедшее.

В частности, он привел выписку из эпикриза. Его текст ужасает: «Сочетанная травма, открытая проникающая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга средней степени с формированием контузионно-геморрагического очага в левой лобной доле, пневмоцефалия, линейный перелом боковой стенки основной пазухи слева, крыла основной кости, лобной кости, травматическое расхождение коронарного шва, перелом левой теменной кости, ретроградная амнезия...».

Со дня нападения прошло почти три недели. Однако журналист признаётся: написание текстов даётся ему с трудом.

- Мне до сих пор довольно трудно писать: журналистикой я занимаюсь уже десять лет, но, получив такие травмы, с трудом могу уложить мысли в текст, – сообщил Евгений Хамаганов.

«Собирал воспоминания со слов»

Что произошло в ту ночь, он помнит смутно.

- Ночью 12 июля я приехал домой с фестиваля «Голос кочевника». И до 13 июля меня накрыла амнезия: я до сих пор совершенно не помню, что случилось дальше. Собирал воспоминания со слов родственников, друзей и сотрудников полиции. Сперва я дал объяснения, что меня ударили в подъезде. Когда меня доставили на «скорой помощи» в больницу, я сказал, что упал с гаражей, – написал журналист. – Как юрист я изучал криминалистику и трасологию. И представляю, что человек, получивший черепно-мозговую травму, может в полубессознательном состоянии путаться в показаниях, что-то напридумывать и вообще быть в неадекватном состоянии. Это не освобождает врачей и полицию от обязанности проверить состояние и обследовать пациента-потерпевшего на предмет полученных травм.

Версии разнятся

Известие о нападении на Хамаганова всколыхнуло не только республиканские, но и федеральные СМИ. Каждое издание изложило свой вариант развития событий.

«Уронили с гаража» – эта фраза уже стала локальным мемом среди бурятских журналистов. Дескать, товарищ Хамаганов пошел в гаражный кооператив с каким-то человеком, которого не помнит, напился и попытался изобразить Икара, приземлившись лицом о бетонную плиту. Однако возникают вопросы. Если бы Хамаганов упал лицом вниз, то у него как минимум должен быть разбит нос, изуродован лоб, что-то с губами и челюстью.

- Но на деле имеем обширную гематому левого глаза, выбитое стекло из очков. Потом - компрессионный перелом двух шейных позвонков – странно для человека, упавшего ничком и здоровенную кровоточащую ссадину на макушке. Соседи по палате говорили: ты, наверное, футбольный мячик, – прокомментировал журналист.

«Грубо и топорно»

Сам он, судя по всему, связывает инцидент именно с профессиональной деятельностью.

- Сначала я и сам решил, что это был обычный «гоп-стоп». Но ситуация развивалась. Мои друзья-журналисты передали информацию на "Радио Свобода", "Эхо Москвы", Русскую службу Би-Би-Си. Председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин назвал происшедшее политическим преступлением. Он обратил внимание на то, что правоохранители Бурятии заявили об отсутствии у них информации о преступлении. Подозревая местные органы внутренних дел в необъективности, председатель «Яблока» потребовал от главы МВД Владимира Колокольцева взять дело под личный контроль, – делится Хамаганов. – И тут, будучи в больнице, я получаю информацию из двух источников, не связанных друг с другом. Моя недавняя публикация на сайте нашего информационного агентства вызвала недовольство среди местных коррупционеров. Речь шла о продажах в газетных киосках спиртосодержащей продукции. Оба источника сообщают мне, что поставки и продажи этих лосьонов «крышует» крупный полицейский чин Бурятии. И он дал команду некой группировке избить и дискредитировать журналиста, который выступил против незаконной продажи спиртного, выставив его самого алкоголиком, который напивается и падает с гаражей. Но работа была проведена грубо, топорно.

«Полицейские бездействуют»

Как известно, проверку полиция начала только 14 июля. В интервью телекомпании «АригУс» заместитель главного врача Республиканской клинической больницы по хирургической помощи Андрей Цыбденов сообщил: пострадавший сам ввёл всех в заблуждение.

- Если поступает пациент с такими травмами, тогда действительно сообщается в МВД. Однако в момент поступления сам пациент все-таки утверждал, что получил травму в быту, – отметил он.

В тот день сотрудники правоохранительных органов действительно наведались в палату к журналисту. «Зачастили», как выразился сам Хамаганов.

- 14 июля ко мне в палату зачастили сотрудники Октябрьского РОВД. Сперва пришли следователь и опер, потом – мой участковый и главный участковый района. Все они агрессивно напирали на одну версию: что я напился и сам упал с гаражей. Я, находясь в посттравматическом шоке, хотел лишь одного – чтобы эти господа полицейские поскорее от меня ушли. И подписал объяснения, что упал с гаражей. Однако я понимал, что такие дела – нанесение вреда здоровью, грабёж (у меня пропали деньги и смартфон) – являются делами публичного обвинения и уголовное дело должно быть возбуждено по факту, а не по заявлению. Но этого не произошло. Почему?

Он уверен: полицейские бездействуют.

- На сегодняшний день мне так и неизвестно, было ли возбуждено уголовное дело, являюсь ли я потерпевшим. Подтверждением бездействия полиции может служить вот какой факт: 16 июля в Улан-Удэ приехал из Иркутска мой брат – и с помощью знакомого оперативника из Железнодорожного отдела МВД они за два дня отыскали мой смартфон. Сообщили об этом в Октябрьский РОВД. И только после этого полицейские начали шевелиться. Изъяли вещдок и вернули его мне, опять же, «по-тихому», через брата, без составления протоколов. Видимо, опасаясь гнева начальства, обычные полицейские сделали свою работу без лишнего крючкотворства, – пишет Хамаганов. – Но теперь, учитывая, что уже две недели полиция молчит, а делом заинтересовалась прокуратура, могу сказать точно: я перешёл дорогу крупному человеку в органах МВД. Поэтому, если со мной ещё что-нибудь произойдёт, информация о нём будет предана гласности. Медики сказали, что мне очень крупно повезло: я мог умереть или стать инвалидом.

Читать далее