армия
7470

Отец погибшего в Бурятии солдата: «Мой сын - не самоубийца»

Корреспондент infpol.ru побывал в Кяхте и пообщался с отцом погибшего там при загадочных обстоятельствах военнослужащего

Фото автора

Олегу Зайцеву из Алтайского края было всего 20 лет. Молодой человек мечтал продолжить династию своей семьи стать военным офицером, как его родные дед и дядя. Службу по контракту он намеревался нести именно в Бурятии. А 16 октября его нашли застреленным из автомата в небольшом окопе на военном полигоне в Бурдунах. Олег Зайцев был единственным ребенком.

По факту обнаружения тела солдата-срочника  Военным следственным отделом СК России по Кяхтинскому гарнизону возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства».

«Мой сын - не самоубийца»

С отцом погибшего солдата мы встретились в гостинице «Дружба» в Кяхте. Уже неделю он находится здесь. Высокий крепкий мужчина держится, стараясь не выдавать переполняющую его боль утраты и волнение. О том, как непросто ему дается разговор, выдают лишь дрожащие пальцы, нервно сминающие сигарету. Александр Зайцев рассказывает, что с супругой Ириной Владимировной они давно развелись, но сохранили хорошие отношения. Несмотря на то, что создали новые семьи, других детей не было. Олег был их единственным ребенком. Благодаря замечательным отношениям родителей он жил то у матери, то у отца. Трагическую весть о гибели сына первой сообщили матери 17 октября. У нее не хватило духу передать такое известие отцу.

- Мне позвонил брат. Военные сформулировали, что произошло самоубийство, мол, вы не выезжайте никуда, не суетитесь, тело доставим через три дня, - вспоминает Александр Зайцев.

Однако отец незамедлительно выехал в Бурятию, чтобы на месте выяснить, что произошло. По его словам, командование достаточно спокойно отреагировало на сообщение о его приезде. Отцу погибшего предоставили гостиницу, приставили сопровождающего солдата, который помогал ему во всех вопросах.

- Я не мог поверить в то, что сын свел счеты с жизнью, он не самоубийца и причин для этого однозначно не было, - уверенно заявляет он.

Отличный гранатометчик

Олег Зайцев после «учебки» в Чите попал в 37-ю гвардейскую отдельную мотострелковую бригаду №69647 в Кяхте. По словам Александра Зайцева, в Бурятии климат такой же, как и на родине.

- Даже к границе с Монголией мы также расположены близко, - говорит он.

С первых дней службы сын легко вошел в коллектив и, по словам отца погибшего солдата, не испытывал трудностей с адаптацией.

- Потому что с детства рос общительным, был душой компании, - рассказывает папа Александр Зайцев. – Командиры говорят, что, когда он вошел в роту, все ахнули. У сына рост 191 см, к тому же здоровяк широкоплечий, потому что занимался бодибилдингом. Он на турнике 110 раз отжимался, от груди штангу весом 160 кг толкал. Развит был и физически, и умственно.

У Олега было немало призов и наград за победы на городских турнирах в Бийске и по Алтайскому краю.

- Не пил, не курил, еще и меня журил за то, что я курить не бросаю, дескать, надо о здоровье заботиться, - вспоминает отец солдата.

И на службу в армию Олег готовился сознательно. После окончания школы он успешно окончил училище по технической специальности.

- Мог починить все, от телефона до телевизора, - говорит отец. – У него была отсрочка на год, поэтому служить пошел в 19 лет.

Родитель утверждает, что сын уходил в армию с хорошим настроением. Попав в часть, постоянно звонил и матери, и отцу, делился только позитивными впечатлениями. А по словам командиров, молодой солдат дружил со всеми в бригаде, был подчеркнуто уважителен со старшими по возрасту и званию.

- Ему нравилось всё, говорил, люди здесь хорошие. Он был гранатометчиком, командиры говорят, что от бога, потому что из шести выстрелов пять мишеней поражал без труда, - с гордостью говорит отец о сыне. - Летали они с бригадой на север на учения. Олежка был в восторге, первый раз летал на самолете. Его выбрали в числе ребят, которым выпала честь недавно выступать в Монголии перед Путиным.

Свое решение остаться после срочной службы по контракту в Бурятии он сообщил родителям. Пятого сентября ему уже подписали заявление.

- Он спал и видел себя военным офицером, целенаправленно строил планы, за полгода до армии даже расстался с девушкой, потому что говорил, что еще не готов к серьезным отношениям, - вспоминает о сыне Александр Зайцев.

По его словам, сын хотел сначала самостоятельно встать на ноги.

- Он уже был не по годам зрелый, перед армией успел открыть СТО, приобрел четыре машины, а потом все продал и ушел служить, - говорит он. - Был продвинутый парень, оптимист.

В последний раз с матерью Олег разговаривал за день до гибели и с радостью говорил о предстоящих стрельбах.

Никто ничего не знает

Буквально со слов сослуживцев Александр Зайцев восстанавливал хронологию событий последних часов жизни сына.

- На полигоне после обеда, около часа дня, у них были стрельбы, им выдали бронежилеты, гранатометы и автоматы без рожков. Олег был с тремя своими лучшими друзьями по службе. Как они рассказали, он предупредил, что отлучится в туалет и сам догонит их, - говорит отец погибшего срочника.

Отхожее место на полигоне располагается далеко, метрах в восьмистах. А в четвертом часу дня командиры спохватились, что рядового Олега Зайцева так и нет. Сержанты, которых направили на поиски, обнаружили его тело в одном из небольших окопов.

- Как он туда попал, никто не знает. Получается, идя в туалет, он зачем-то отклонился от маршрута влево. Он сидел на ящике, справа был гранатомет, слева лежала шапка. А автомат, из которого он якобы застрелился, аккуратно лежал под его полусогнутыми ногами, - рассказывает отец.

Но как мог совершить суицид срочник, если патронов у него не было? К тому же, по мнению отца, противоречат этой версии и все остальные факты.

- Получается, надо было держать автомат на весу над головой под углом практически 45 градусов, приклад у оружия был сложен. К тому же есть рамка около спускового крючка. После выстрела у него были бы либо ссадина или синяк на пальце. Я осматривал сына, у него руки абсолютно чистые. А потом отдача такая, что автомат отлетел бы на полметра однозначно. А тут он под ногами лежит, как будто специально сложили, - опровергает он пока единственную версию следствия.

Экспертиза уже дала однозначное заключение: в крови Олега Зайцева отсутствуют алкоголь и наркотические вещества.

- Мы заявляем с женой: это было просто убийство. Вопрос в другом: преднамеренное или случайное, - уверенно говорит отец.

Органами следствия на месте происшествия найдена гильза, однако пулю, которая могла бы дать ответы при проведении трассологической и криминалистической экспертиз, обнаружить не удалось.

Рокового выстрела никто из сослуживцев не слышал.

- В этот день неподалеку шли стрельбы еще и у танковой бригады, - объясняет Александр Зайцев.

Он знал убийцу

Отец уверен, что сын не мог намеренно уйти из жизни. Командиры в разговоре с ним предположили, что Олег выстрелил стоя, а затем сполз вниз, поэтому его нашли сидящим.

- Я видел фотографии с места происшествия, мимика лица спокойная, следов борьбы нет. Значит, он не нервничал и хорошо знал стрелявшего. Он как сидел, так и сидел, лишь голова у него была слегка наклонена. Выстрел пришелся прямо в лоб, а вышла пуля под углом через позвоночник. Такое возможно, если стреляли только сверху, - говорит отец солдата. – Брызги крови только на стене окопа, а если бы сын стрелял в себя сам, они были бы повсюду либо был кровавый след, когда он сползал.

Мужчина не исключает, что, возможно, кто-то из сослуживцев или офицеров баловался с автоматом, не подозревая, что там пуля. А когда произошла трагедия, не сумел набраться смелости и признаться, а предпочел остаться неизвестным виновником гибели Олега.

Александр Зайцев считает, что, если бы он не приехал в Кяхту, вряд ли можно было надеяться на объективное расследование произошедшей беды.

- Им такие ситуации не нужны. Ничего бы не было, просто тело получили бы с запиской «самоубийство». Ведь следователя прямо в выходной вызвали и возбудили уголовное дело в тот же день, когда я приехал, - утверждает мужчина.

С еще одной непорядочностью он столкнулся, когда ему передали 10 тысяч рублей от сослуживцев сына из бригады.

- Солдатики мне говорят, что собрали гораздо большую сумму, но почему-то дошла только такая сумма. Я знаю, что 20 ребят вложили по тысяче рублей. И кому понадобились фактически гробовые деньги? - с горечью говорит отец убитого.

Дело возбудили немедленно

В ВСО СК России по Кяхтинскому гарнизону на претензии отца погибшего заявили, что уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства» было возбуждено немедленно. Такова процедура.

- Это произошло, как только поступило сообщение об обнаружении тела на полигоне, еще до выезда на место, - отметил Николай Звягин, руководитель  военного следственного ведомства.

Александр Зайцев обратился к услугам адвоката из Кяхты Туяны Игумновой. Защитник будет представлять интересы семьи в период следствия.

- Пока родители не признаны потерпевшими по делу, отец лишь допрошен в качестве свидетеля по характеризующим моментам, будем ждать заключения судебно-медицинской экспертизы, - отметила адвокат.

Она также намерена в рамках адвокатской деятельности допросить сослуживцев погибшего солдата, чтобы попытаться выяснить обстоятельства гибели Олега Зайцева. От более подробных комментариев Туяна Игумнова  предпочла пока воздержаться, лишь отметив, что солидарна со своим доверителем в том, что его сын не мог совершить суицид.  

25 октября в сопровождении четырех солдат-контрактников и майора 37-й бригады Александр Зайцев увез тело сына в родной Бийск. 27 октября родные проводили его в последний путь. Проститься пришло более 200 человек.

- Местный военкомат не дал даже группу салюта, - с горечью сообщил Александр Зайцев по телефону.

С супругой они намерены добиваться объективного следствия и оправдать имя сына, сняв с него клеймо самоубийцы. Поддержать их вызвались Союз ветеранов-афганцев и военнослужащих из Бийска и многочисленные друзья сына.

Автор: Туяна Цыренжапова

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях