Спорт
5599

«Мы будем биться до последнего…»

Эксклюзивное интервью главного тренера «Хара Морина» Сергея Алексеева, который является настоящей «темной лошадкой» для болельщиков клуба

16 февраля единственный профессиональный спортивный клуб из Улан-Удэ ждет тяжелый матч. «Хара Морин» поедет в гости к «Уралочке». В преддверии предстоящего поединка «Информ Полис» поговорил с главным тренером улан-удэнок Сергеем Алексеевым, который является настоящей «темной лошадкой» для болельщиков клуба.

— Не сочтите за грубость, но хотелось бы узнать о вас: кто вы и как попали в «Хара Морин»?

— У меня вся жизнь связана с волейболом. Я родился на Украине в 1956-м. Учился и жил в Киеве, окончил спортивный интернат. После армии меня пригласили в команду «Искра» (Одинцово), эта команда тогда только создавалась. Играл связующим, но рано ушел из спорта из-за многочисленных травм. У нас тогда работал Юрий Борисович Чесноков, и он предложил мне стать тренером. В 1986 году Чесноков перешел в ЦСКА, а мне предложил работать главным тренером второй команды.

Три моих игрока в составе молодежной сборной СССР в 1991 году выиграли чемпионат мира, и я получил звание заслуженного тренера РСФСР.

— Как пережили «лихолетье» 90-х годов?

— В 1992 году, когда произошел развал Советского Союза и в армии начались проблемы, мне предложили поработать в Тунисе с мужской сборной. Там проработал три года, за это время мы выиграли чемпионат арабских стран и стали серебряными призерами чемпионата Африки. В Африке я пробыл почти шесть лет.

— И как переключились на женский волейбол?

— Я согласился возглавить женскую сборную Таиланда. Была задача попасть на Олимпиаду-2004. Команда только создавалась. Мы построили команду, и я уехал. Сейчас там, кстати, играют те девчонки, с которыми я начинал.

В Таиланде немного другие отношения. Там к тренеру относятся как к старшему, это мне понравилось, потому что подопечные были послушные, примерные. Я решил, что и у нас в женских коллективах так же, и сосредоточился на женском волейболе. Но оказалось все не так, как я думал (смеется).

— В чем коренное отличие женского волейбола от мужского?

— Во-первых, в физической подготовке. Если мальчишки тогда много времени проводили на улице, на площадках, то девчонок приходилось отрывать от мамы и от кукол. Во-вторых, мальчишки, когда выходят с тренировок, продолжают думать о волейболе, а девчонки — что приготовить, что купить, что сделать.

Ну и, наконец, специфика чисто женского коллектива посложнее. Но при этом девчонки работают лучше, совестливее. Если коллектив хороший, если игроки верят тренеру, то относительно быстро из них можно сделать команду. Но если в коллективе отношения не заладились, то, считай, беда. В этом разница.

— И как вы оказались в Улан-Удэ?

— Получилось так, что наша волейбольная федерация России предложила мне работать во Вьетнаме. Честно говоря, там до профессионального волейбола далеко, у них слабый чемпионат. В итоге я там проработал год. И когда мне поступило предложение от «Хара Морина», согласился. В Москве встретился с Асалхановым, согласовали контракт. В денежном плане не выиграл, но во Вьетнаме из-за короткого чемпионата и полупрофессионального характера спорта дальше работать не особо хотелось.

— И каковы впечатления от «Хара Морина»?

— Я нисколько не прогибаюсь, но хочу высказать огромное уважение Льву Алексеевичу, он создал команду с нуля, создал профессиональный клуб. Но чтобы клуб на равных играл с другими командами из Суперлиги, пока сделано не все.

Вопрос стоит кадровый. Это касается и тренерского штаба, и игроков. Набирали команду летом, в то время, когда уже на рынке хороших игроков не так много. Хотелось бы, чтобы в плане организации, в плане инфраструктуры клуб работал лучше. Опыта не хватает.

Необходимо медицинское обеспечение. Я, конечно, не говорю, чтобы у нас было на уровне Казани, но базовое оснащение должно быть. Нужна витаминизация игроков, потому что восстановление сил — это часть тренировочного процесса. Девчонки тренируются по пять часов в день, это и моральная, и физическая усталость. Мы прошли полсезона без серьезных травм, их предвидеть невозможно. Есть «детские» травмы: прыгнул на тренировке — и растяжение. А у нас нет даже замораживающего аппарата, который не только снимает боль, но и рассасывает гематомы. Это мужики могут терпеть выбитый палец, а вот с женщинами такое не пройдет.

— Каковы долгосрочные перспективы команды?

— О перспективе клуба можно судить по отношению ко второй команде. Тут большие проблемы: и в селекции, и в организации тренировочного процесса. Есть два пути: покупать хороших игроков, но они стоят очень больших денег, или выращивать своих. Идеальный вариант — купить одного-двух игроков, а остальные — доморощенные. В них суть клуба, они никуда не побегут, это их родина, их город, с мотивацией меньше проблем. Но для этого нужна селекция, тренировочный процесс, нужно выстраивать вертикаль клуба. Это дольше по времени, но и менее затратно.

— Через сколько лет, если не оглядываться на финансовую сторону вопроса, «Хара Морин» сможет выстроить такую систему?

— В свое время я работал в ЦСКА, на тот момент это был лучший клуб в мире. Чем он отличался от других клубов? Оперативностью. Они решали все вопросы быстрее, чем соперники, в этом была сила клуба и поэтому там было столько превосходных игроков. Мало того, что там не было недостатка в кадрах, волейболисты уходили в другие клубы. Но такой конвейер кадров требует сил и времени. Если сейчас заняться селекцией, то это будут игроки 13, 14 и 15 лет. Для того чтобы они достигли уровня, нужно порядка пяти лет, нужно создавать инфраструктуру. В таком возрасте нужно тренироваться 800 — 1000 часов в год, примерно 3 — 4 часа в день, без отпусков и выходных. Если с выходными, то 5 — 6 часов. А для этого нужна полноценная академия.

— А чем на данный момент «Хара Морин» может привлечь игроков?

— Если говорить о будущем сезоне, то нужно думать уже сейчас. И об игроках, и о персонале. В мае уже все игроки разобраны. Скажем так, из ведущих команд переманить волейболисток сложно. Из остальных клубов, в принципе, можно.

Нужны бытовые условия, потому что мы имеем дело с женщинами. Чтобы у них не болела голова, что, где и как приготовить. Мы много времени проводим на сборах. Бывает, с родными живешь в одном доме, и то хочется куда-нибудь убежать, а тут посторонние люди вместе круглые сутки, плюс физическая нагрузка, усталость. У них должно быть место, куда бы они могли прийти и расслабиться, чтобы был «свой дом».

И еще два фактора для «переманивания» игроков: выполнение контракта и человеческое отношение. В Высшей лиге «А» есть много молодых перспективных игроков, можно их оттуда пригласить, «поднять» в Суперлигу. С ними если поработать, будет такой крепкий середнячок, может, иногда будем в еврокубки попадать. А в это время надо будет выстраивать инфраструктуру клуба, готовить вторую команду. Хорошо, если один раз в год к нам в состав будет приходить один местный игрок. В этом сезоне у нас так и получилось: пришла Тагангаева, связующая, сразу вписалась в коллектив и игру. И в следующем сезоне есть идея привлечь либеро Зайцеву.

— Многие зрители негодуют из-за того, что игра команды в отличие от прошлого сезона стала менее агрессивной, напористой…

— «Хара Морин» раньше играл в Высшей лиге «А», там другой уровень блока, другой уровень нападения. У нас нет игроков с хорошими ростовыми данными. Когда на той стороне сетки стоит блок 190 см, а на нашей стороне Курило ростом 180, здесь нужно обладать уникальными данными, чтобы его переиграть.

— Какие задачи стоят перед «Хара Морином» в этом сезоне?

— Изначально задачи были такие: максимум — попасть в восьмерку и минимум — не вылететь из Суперлиги. Этого для первого сезона достаточно, если учитывать, что команда набиралась с нуля. Чтобы команда заиграла, необходимо время, потому что игроки пришли из разных команд, от разных тренеров.

Мы сделали задел от ближайших преследователей, от зоны вылета. А если объективно, мы можем бороться со всеми командами лиги, даже несмотря на не вполне удовлетворительные условия. Нам нужно в первую очередь обыгрывать ближайшие по таблице команды и терять меньше очков с командами, которые выше по классу. С командами, которые сильнее в классе, играть всегда легче: проиграли — ну и что, они ведь сильнее, выиграли — мы совершили невозможное. Нет такого психологического давления, как в играх с равными соперниками, где требуется только победа.

— Стартовый состав за эти полгода установился?

— Сейчас нет «железного» стартового состава, нет постоянно «шестерки», играют те, которые объективно лучше готовы. Некоторым нужна мотивация, но есть такие игроки, как наш капитан Анна Моисеенко, ей ничего говорить не надо, она играет, как надо. У нас есть коллектив, есть желание, мы будем до последнего биться и бороться, а какое будет место — увидим в конце сезона.

Фото Марк Агнор

Автор: Владимир Буяхаев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях