Александр Храмчихин: «России выгодно защищать Монголию»
Главное Популярное Все
Войти

Александр Храмчихин: «России выгодно защищать Монголию»


4444
Заместитель директора Института политического и военного анализа считает, что, не поддержав стратегического союзника, РФ может получить от Пекина геополитический «мат»

Свое мнение по этому вопросу Александр Храмчихин изложил на сайте «Русская планета». Приводим текст публикации полностью.

Монголия в ее нынешнем виде получила независимость от Китая исключительно благодаря России. Точнее, Монголия в 1911 году отделилась сама, воспользовавшись хаосом Синьхайской революции, но удержать ее сумела только за счет поддержки сначала Российской империи, а затем СССР, который добился от Пекина официального признания независимости Монголии. Отношение КНР к этому факту сейчас является традиционным для этой, в частности, страны: она признает ранее заключенные договоры до тех пор, пока не появится возможность их разорвать. Во всех китайских исторических изданиях написано, что Монголия получила независимость незаконно, а СССР «выбил» признание этой независимости, воспользовавшись слабостью Китая.

Это официальная безальтернативная позиция, которая означает, что как только у Пекина появится шанс, Монголия с независимостью немедленно попрощается. Имея огромную территорию (около 1,56 млн кв. км, 18-е место в мире) при очень маленьком населении (около 2,9 млн человек, 140-е место в мире), эта страна не имеет возможности защитить себя от китайской агрессии. Предотвращает эту агрессию лишь Россия самим фактом своего существования.

В постсоветский период Монголия активно развивала отношения с Западом, а большая часть ее вооруженных сил (ВС) прошла через различные миротворческие операции ООН, где монгольские солдаты и офицеры хорошо себя зарекомендовали. Тем не менее, это не обеспечивает им возможности противостоять китайской армии (НОАК), а Запад не может быть гарантом независимости Монголии. Во-первых, по чисто географическим причинам: Монголия не имеет выхода к морю и граничит только с Россией и Китаем. Соответственно, чтобы иностранные войска оказались на территории Монголии нужно как минимум согласие России. Несмотря на «дыры» в ПВО России на Дальнем Востоке, «явочным порядком» через ее воздушное пространство даже американцы лететь не рискнут. Во-вторых, что гораздо важнее, даже американцы, не говоря уже о европейцах и японцах, ни при каких обстоятельствах не пойдут на войну с Китаем ради спасения Монголии.

В последние годы в Улан-Баторе, вероятно, это стали понимать. Тем временем и Москва наконец-то вспомнила о существовании Монголии, где еще недавно все население знало русский язык. И решила уделить стране хоть какое-то внимание, в том числе и в военной сфере, хотя бы немного обновив безнадежно устаревшую технику монгольской армии.

Сегодня сухопутные войска Монголии имеют в своем составе мотострелковую бригаду, строительный полк, миротворческий батальон (будет сформирован еще один), батальон спецназа, а также до 6 полков неполного состава пониженной готовности.

Танковый парк включает 200 машин Т-54, 170 Т-55, 280 Т-62, 50 Т-72А.

Также на вооружении состоят 120 единиц БРДМ-2, 150 БРДМ-1, 420 БМП-1, 20 БТР-80, 40 БТР-70, 350 БТР-60, 200 БТР-40, 50 БТР-152.

Артиллерия включает до 600 буксируемых орудий, не менее 140 минометов, около 250 РСЗО (в т.ч. 130 БМ-21), до 700 противотанковых орудий.

Почти вся техника сухопутных войск очень сильно устарела, значительная ее часть уже небоеспособна, поэтому приведенные выше цифры являются во многом условными. Некоторое исключение составляют танки Т-72А, а также БТР-70 и БТР-80, поставленные в последние годы из состава ВС РФ. Эту технику новой тоже никак не назовешь, но она все же качественно лучше ранее имевшейся, к тому же гораздо меньше физически изношена.

ВВС Монголии сейчас не имеют в своем составе боевых самолетов. Ранее состоявшие на вооружении 12 МиГ-21ПФМ и 2 МиГ-21УМ переданы на хранение и, видимо, будут проданы на запчасти (скорее всего, в КНДР). Имеются лишь транспортные самолеты – 2 Ан-24 (еще 2 на хранении), 3 Ан-26. Соответственно, всю ударную мощь монгольских ВВС составляют 11 боевых вертолетов Ми-24. Кроме того, на вооружении состоят транспортные вертолеты – 11 Ми-8, 3 Ми-17.

Наземная ПВО включает 2 дивизиона ЗРК С-75, 1 дивизион ЗРК С-125М, 250 ПЗРК «Стрела-2», по 75 зенитных орудий ЗУ-23 и С-60.

О технике ВВС можно сказать то же самое, что и о технике сухопутных войск. Исключение составляет дивизион модернизированных ЗРК С-125М, полученных из России два года назад. Сама по себе С-125 – система совсем не новая, но модернизация ее существенно улучшила. Обсуждается возможность закупки Монголией из состава ВВС РФ нескольких истребителей МиГ-29.

Весьма показательно, что, несмотря на участие в афганской и иракской кампаниях, Монголия так и не приобрела никакого американского оружия, только некоторое количество снаряжения и оборудования. Оружие у монголов по-прежнему на 100% российское. И условно новая техника приобретается в последнее время в России же. С 2008 года возобновились ежегодные совместные российско-монгольские военные учения, которые проходят поочередно в Монголии и в этнически родственной ей российской Бурятии.

То, что единственным реальным гарантом независимости Монголии является Россия, не значит, Монголия нуждается в РФ больше, чем Россия – в Монголии. Огромное по площади государство занимает важнейшее стратегическое положение между Россией и Китаем. В случае войны между двумя последними странами выиграет та, которая будет контролировать территорию Монголии. Именно поэтому отношения с ней критически важны для обеих сторон, особенно для той, которая слабее (то есть для России). Сохранение же Монголией нейтралитета в случае такой войны представляется совершенно нереальным.

Вообще, есть две страны, которые России выгодно в случае чего защищать от Китая так же, как саму себя, – это Казахстан и Монголия. «Сдав» их, РФ получит от Пекина геополитический «мат» и автоматически потеряет территорию к востоку от Урала.

Справка

Российский политолог Александр Храмчихин окончил физический факультет МГУ в 1990 году. В Институте политического и военного анализа работает с момента его создания в январе 1996 года на основе информационно-аналитической службы штаба партии «Наш дом — Россия». Руководитель аналитического отдела института, автор и ведущий институтской базы данных по политической ситуации в регионах России.

Придерживается крайне пессимистических взглядов на перспективы российской армии, военной промышленности, авиастроения и судостроения. На сайтах и блогах, посвященных армии и военному строительству, идеи Храмчихина подвергались жесткой критике. В основном Храмчихина упрекают в преувеличении китайской угрозы России. Критики считают, что он занимается не анализом вероятности агрессии Китая против России, а интерпретацией любых фактов в пользу этой идеи.

Фото russianstock.ru

Читать далее