Происшествия
3702

В Бурятии родственники винят врачей в смерти ребенка в больнице

Заиграевские врачи заверили родственников умершего семимесячного Ярослава в том, что спасти малыша было практически невозможно. Однако семья мальчика считает иначе

Трагедия, связанная со смертью 7-месячного мальчика, недавно произошла в одной из семьей Заиграевского района. С того момента, как у маленького Ярослава поднялась температура, и до момента, когда врачи констатировали смерть малыша, прошло не более 12 часов. Болезнь развивалась настолько стремительно, что и сами медики толком не могли разобрать, от чего он умер.

Ярослав рос здоровым мальчиком, ни разу не болел, - говорит бабушка Валентина Ивановна. - Еще за день до трагедии ничто не предвещало беды. В тот день он резвился с дедушкой и когда ложился спать, все было в порядке. В четвертом часу утра мы проснулись, чтобы проверить его. Тогда я и почувствовала, что у ребенка жар. Мы решили, что у него режутся зубы. Чуть позже жар усилился. Рано утром мы приняли решение вызвать «скорую», но нам ответили, что врач приедет только после часа дня. Везти самостоятельно ребенка в больницу нам запретили. С каждым часом ребенку становилось хуже. Примерно в двенадцать часов дня ребенок резко посинел. Мы очень сильно испугались, и сами поехали за «скорой». У врачей был обед. Пообедав, они все же приехали и госпитализировали ребенка в Заиграевскую районную больницу.

В приемном покое ребенку измерили температуру лазерным градусником и поставили три укола. Забегая вперед отметим, что, по словам бабушки, температуру измерили не верно. При первичном измерении врачи констатировали 37,6 градусов. Возможно, это и стало одной из причин того, что медики вовремя не забили тревогу.

- Потом нам сказали сделать рентген, - вспоминает Валентина Ивановна. - Почти час мы просидели с ребенком на руках в больничном коридоре в ожидании врача. Несмотря на то, что рентгенологу позвонили и сказали, что снимок нужно сделать срочно, врач не отреагировала на сигнал и пришла ровно к тому времени, как закончился обед. После того как рентген все же сделали, нас определили в палату и вновь дали градусник, на этот раз обычный. Я измерила температуру – 39,8! Главный врач решил повторно измерить температуру своим градусником, а медсестра решила мерить своим, все тем же лазерным. У главврача также показало 39,8, а вот у медсестры – все те же 37,6. Тем временем у ребенка начались судороги, но врач отметил, что это обычное явление у детей с температурой. Ребенку вновь поставили два укола и сказали отслеживать температуру каждые два часа. Я не стала следовать советом врачей и через 15 минут решила повторно измерить температуру – у мальчика было уже 40,3 градуса! Я потребовала срочно госпитализировать ребенка в город, но главный врач отказался, мотивировав это тем, что диагноз неизвестен. Позже пришла другой врач, раздела мальчика до гола и начала обрабатывать его с ног до головы спиртом.

Около 4 часов дня у ребенка стало пропадать дыхание, вспоминает Валентина Ивановна.

- Мы вновь позвали врачей. Они срочно перенесли ребенка в реанимацию. Врач крикнула медсестре – срочно включайте отсасыватель! Но злополучный аппарат, несмотря на все старания медсестры, так и не включился. Тогда врач приказала принести мобильный беспроводной отсос, но в нем не оказалось батареек. «Почему вы не следите за состоянием приборов» - начала кричать она, но медсестра лишь развела руками – «а мы им никогда и не пользовались!». Тогда врач попыталась сделать отсос самостоятельно. Через десять минут медики констатировали смерть ребенка. Окончательный диагноз – менингит головного мозга.

По словам бабушки умершего Ярослава, с того момента как ребенок поступил в больницу и до момента смерти прошло не более трех часов, из которых целый час бабушка вместе с малышом на руках просидела в коридоре в ожидании рентгена и еще час в ожидании врача из соседней больницы. В дополнении к этому, по ее словам, медики не смогли установить диагноз, неверно измерили температуру, а медицинская аппаратура попросту не работала.

Можно ли было спасти ребенка, если бы не все эти обстоятельства? Так это или нет, теперь это будет выяснять прокуратура. Ведь, по словам родных, в случае с Ярославом, возможно, было потеряно драгоценное время, которое и стоило малышу жизни.

По словам заместителя министра здравоохранения РБ Александра Занданова, чтобы разобраться в этой ситуации нужно посмотреть хронологию жалоб и состояний ребенка. И начать необходимо с того момента, когда был совершен первый звонок в лечебное учреждение. Для этого на сегодняшний день в минздраве Бурятии работает специальная комиссия, которая и даст заключение, возможно ли было предотвратить смерть малыша.



Фото автора

Автор: Роман Попов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях