История бурятского красноармейца, совершившего побег из Бухенвальда
Главное Популярное Все
Войти

История бурятского красноармейца, совершившего побег из Бухенвальда

Леонид Актинов
3407
72 года назад началась самая кровопролитная война в истории человечества. Точное число жертв так до сих пор и не подсчитано. Официальная цифра – 60 млн погибших. В число жертв войны не вошли репатриированные, люди, оказавшиеся на оккупированных территориях, и те, кто попал в плен, испытал нечеловеческие муки и, несмотря на это, остался в живых

Об одном из них, нашем земляке, уроженце Иволгинского района Шойнзоне Шараповиче Шарапове мы и хотим рассказать. Красноармеец из Бурятии сумел в те суровые годы сделать практически невозможное - совершить беспрецедентный побег из лагеря смерти Бухенвальда.

шарапов.jpg

 Оказавшись на вражеской территории, Шарапов и его товарищ смогли обвести вокруг пальца погоню, продержались 49 дней и с боем вернулись в армейский строй. А потом Шойнзон Шарапов дошел до Берлина!

СТОЯТЬ НАСМЕРТЬ!

О непростой судьбе красноармейца Шарапова нам рассказали его родственники.

- Мой дед Шойнзон Шарапович служил в стрелковом взводе, был командиром подразделения, младшим сержантом, - рассказала нам Ольга Пурбоевна.

Хотя Шарапов был призван в самом начале войны, на фронт он попал не сразу. Командование, учтя образованность молодого тракториста из Нижней Иволги, послало его на переподготовку. Так Шойнзон стал командиром стрелкового взвода. Должность эта была смертельной. По статистике, командиры взводов, поднимающие солдат в атаку, жили на войне всего три дня… По счастью, это роковое правило Шарапова не коснулось.

- Когда точно он попал на передовую, мне неизвестно, - говорит внучка Ольга Пурбоевна. – Факт то, что письма с фронта перестали приходить в 1943 году.

О том, какого накала тогда шли бои, рассказывается в повести И. Шалимова, посвященной нашему земляку: «Это была десятая, а может, двадцатая атака немцев за эти дни. Но никогда она еще не была такой ожесточенной.

Наступали «тигры» и «пантеры», гудели «мессершмиты», а горстка советских людей не сдавала позиций. Фашисты обрушили на пятачок огонь всех видов оружия. Но каждый раз откатывались, не достигнув цели.

- Стоять насмерть, - крикнул Шойнзон.

И вдруг какая-то страшная боль полоснула по животу…».

УЗНИК №38940

Потом был плен. Самые разные концлагеря. И затем настоящий ад – «фабрика смерти». Бухенвальд, откуда живыми не возвращались. Многое увидел и испытал тогда солдат. Пытки, издевательства, побои и непосильный труд. Тех, кто не мог работать, ждал крематорий.

- Помню, как он иногда кричал по ночам. Родные тогда говорили: «Опять Бухенвальд вспомнил», - рассказывает Ольга Пурбоевна.

О том времени у Шойнзона осталась вечная память - личный номер, наколотый на коже, – 38940.

Пришлось тогда услышать и предложения власовцев о переходе в их ряды, которые Шарапов с презрением отверг. Не все выдержали испытания. Один из людей, которого Шойнзон считал другом, дал слабину и перешел в ряды предателей. Было тяжело. Но даже в самые жуткие минуты Шойнзон был уверен, что он вырвется из лагеря и будет снова бить фашистов.

Одному из Бухенвальда не выбраться – это было понятно сразу. Нужен был верный товарищ. И такой нашелся – им стал моряк из Севастополя Павел Еременко.

Побег требовал хорошей подготовки. Друзья прекрасно знали, что бывает с теми, кто неудачно пытался вырваться из лагеря смерти. Гитлеровцы привозили забитых до полусмерти людей обратно в лагерь и показательно казнили перед строем узников. А еще были нужны силы, которых у истощенных пленных практически не было.

Помог случай. Шарапова перебросили в так называемый «лесной Бухенвальд» - на лесосеку Боронда вблизи основного лагеря. Средняя полоса Германии весьма напоминала иволгинскую тайгу, и опытный охотник Шарапов тут же понял, что в лесных дебрях у него есть шанс уйти от погони. Готовился к побегу Шойнзон тщательно.

Заранее высмотрел пути прохода в лес, сумел добыть напильник. Все было готово. Только сильно жалел иволгинец, что рядом с ним нет верного товарища – мужественного севастопольского моряка Павла Еременко. Тот остался в основном лагере. Но звезда удачи явно благоволила Шарапову. Однажды, зайдя в барак, Шойнзон был просто ошеломлен – перед ним стоял Еременко. Стало быть, пора в побег!



В ДВУХ ШАГАХ ОТ АДА


Еременко и Шарапов ушли ночью. Ползком пересекли просматриваемую зону, добрались до лесопилки, напильником разорвали «колючку». Впереди была свобода, и таежник Шарапов уверенно повел моряка в глубь леса. Вот только удастся ли уйти? Шойнзон понимал, что уже утром по их следу рванут хорошо подготовленные охранники, поднаторевшие на поисках беглецов. В лесу Шарапов изложил Павлу хитроумный план.

- Обычно все наши тут же бегут в Польшу – навстречу наступающим советским войскам. Немцы к этому привыкли и сразу же прочесывают все восточные окраины Бухенвальда. Поэтому никому не удается уйти. А мы останемся тут – прямо возле лагеря.

- В двух шагах от ада, - одобрительно засмеялся Еременко. – Уж такого-то они от нас точно не ожидают.

Так и вышло. Утром над лесом разнесся лай собак и послышались отрывистые команды поисковых групп. Шарапов и Еременко напряженно слушали. Расчет оказался верным – звуки уходили на восток. Охранники двинулись в сторону Польши.

 Однако удачный побег еще не означал, что они выжили. Надо было чем-то питаться. Поначалу спасали припасы, которые делал Шарапов еще перед побегом, сумев спрятать в лесу кусочки хлеба. Пробовали жевать корни, но ими только заглушали чувство дикого голода. В итоге ночью наведались на неохраняемую лесопилку. Шли целенаправленно, дабы оставить о себе весточку лагерным товарищам. И это сработало. Утром следы пребывания беглецов заприметил один из узников, которого конвой пригнал на распиловку дров.

- Это был парень из Аги - Цырендоржи Батомункуев, - рассказывает Ольга Пурбоевна. – С ним мой дед сдружился в лагере. Вообще-то планировалось, что Цырендоржи тоже убежит с ними. Но у того не вышло…

Зато Батомункуев сделал все возможное, чтобы спасти друзей от голодной смерти. Каждый раз, приходя на лесосеку, он оставлял в поленнице свой скудный лагерный паек. Голодал сам, но спасал товарищей! Забегая вперед, отметим, что Цырендоржи Батомункуев остался жив. Он был освобожден в ходе наступления Красной Армии, вернулся в Агу. После войны Шойнзон и Цырендоржи встретились. Но это было уже позже…

Шарапову и Еременко было ясно, что прорваться на восток не удастся. Решили ждать наших возле лагеря. Солдаты были уверены, что Красная Армия будет здесь скоро – за горизонтом непрерывно гремела артиллерийская канонада. Друзья вырыли землянку. А потом совершили то, на что решился бы не каждый: глубокой ночью прокрались и похитили продукты прямо из военной столовой фашистов. Так прошло 49 дней…

НАШИ

Когда стало ясно, что фронт близко, узники двинулись к дороге. Там как раз поспешно отступали на восток немецкие части.

- Надо задержать колонну, - приняли решение друзья.

Они, пользуясь грохотом двигающихся транспортеров и машин, подрубили несколько деревьев и свалили их прямо на отступающую колонну. В суматохе сумели захватить оружие и открыли по гитлеровцам огонь. Удача снова была на их стороне. Едва немцы начали ответную атаку, как их накрыл залп советской артиллерии.

Оставшиеся в живых фашисты подняли руки, видимо, решив, что столкнулись с авангардом Красной Армии. Через несколько минут на дороге появились советские танки. Потом были долгие допросы особого отдела и утомительная проверка. Но все завершилось благополучно. Возможно, причиной того, что Шарапов и Еременко не попали из немецкого концлагеря в советский, стал их подвиг на лесной дороге, когда они сумели задержать фашистскую колонну. Шойнзон снова попал в действующую армию и закончил войну в Берлине. Вернулся домой и занялся обычной работой в родном колхозе «Заря коммунизма».

- Он был очень скромным. Мало рассказывал про фронт, про лагерь, - волнуясь, говорит Ольга Пурбоевна. – А мы, дети, как-то особо и не интересовались…

Умер красноармеец Шарапов в 1974 году. Похоронен в Нижней Иволге. Памятник ему не поставили… А пока его родные бережно собирают всю информацию о Шойнзоне Шараповиче и надеются восстановить некогда утерянные боевые награды. Есть для кого – в семье подрастает 6-летний Матвей, которому нужно будет обязательно знать о героическом прошлом красноармейца Шойнзона Шарапова.

А еще они надеются встретиться с родными его лучших друзей – моряка Еременко и агинского парня Батомункуева. Им есть что сказать друг другу…

Читать далее

Другая сторона профессии