Где живут миллионеры? - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Где живут миллионеры?

Светлана Потхоева
8928
«ИП» побывал на стройке элитного клубного комплекса по приглашению Вадима Имидеева, проект-менеджера компании «ЕС-Инвест»

До конца июня все покупатели, которые предъявят презентационную книгу «Европа», получат 1 300 000 рублей финансовой выгоды

5.jpg

Как-то на свадебных катаниях мы увидели нетипичные для нашего города построенные дома… Словно европейские замки, на фоне гор они смотрелись экзотично. Но веяло от этой картины покоем и европейским уютом… «Вот бы здесь поселиться», – подумал каждый из нас. Но совсем скоро сюда заедут семьи, и клубный жилой комплекс отгородится от любопытных глаз…

И вот я здесь уже по приглашению Вадима Имидеева, проект-менеджера компании «ЕС-Инвест». Он вручает мне каску, и мы идем на стройку, беседуя о работе, жилищных вопросах и о тех, кто покупает такие дома…

Вадим – человек с западным стилем работы и восточной философией. Он непосредственно работает с покупателями – от первого звонка до приема «мешков» с наличностью…

– Наши покупатели – это люди, закрытые в плане личной жизни. Им ни к чему множество суетящегося вокруг персонала. Я один веду все их запросы как по стоимости проекта, так и по строительству. Сейчас с большинством из них мы работаем над дизайном интерьеров, – говорит Вадим.

1.jpg

Мы заходим внутрь одного из домов. Рядом гараж, в который можно войти прямо из дома. Первый этаж планируется под гостиную и кухню. В подвал ведет лестница, подземная часть организована рационально – здесь и тренажеры поместятся, и сауна, и бассейн… На втором этаже – хозяйские спальни и детские комнаты. Из окон видны площадки, можно сделать окно во всю стену. Я мысленно представляю картину, которую рисует мне Вадим.

– Видите, по центру нашего участка расположена детская площадка – она хорошо просматривается из окон веллхаусов, – показывает проект-менеджер. – Вокруг тротуары, движение транспорта максимально удалено. Детям нужно играть, а родителям важна безопасность, поэтому никаких осколков и окурков в песочнице! Наша управляющая компания будет взимать плату за уборку и охрану общей территории, многие услуги – типа клининга и кейтеринга – будут оказываться опционально.

Для спорта и отдыха взрослых есть другие зоны. Спортивная площадка планируется универсальной: с разметкой для волейбола, баскетбола. Молодежь любит баскетбол, но не академический, а современный стритбол на одно кольцо. Но самый народный вид спорта – футбол, тут все мужчины – мастера международного класса! Значит, легкие переносные ворота. Из модного – большой теннис. А в том краю расположится зона барбекю, в противоположной стороне раскинется уникальный фруктовый сад, цветущий и плодоносящий с весны до поздней осени, потому что подобраны культуры, у которых периоды цветения разнесены по времени…

В той стороне, куда показывает Вадим, бежит ручей – его набережная тоже будет обустроена. Во мне звенит поэтическая струнка. Как часто мы видим, как бездушные машины убивают траву, деревья, ручьи, закатывая их в горячий асфальт.

– У нас асфальтирование – это только место для проезда автомобилей. 70% территории жилого комплекса – это зеленые зоны и благоустроенные площадки. Жильцам нужны тротуары, скамейки и беседки. И живая природа вокруг, – продолжает Вадим.

Мы выходим из дома. На опушке зеленеет нереального изумрудного цвета елочка. Вокруг нее осторожно ведутся работы.

– Мы стараемся сохранить по максимуму эти сосны, молодые ели. Даже проект сначала пробуем как-то перекроить, потом уже принимаем решение о рубке того или иного дерева. Эта елочка будет жить, а вот то поваленное дерево, увы, не удалось отстоять – здесь пройдут тепловые коммуникации, – как бы сожалея, говорит Вадим.

2.jpg

Компания «ЕС-Инвест» за свой счет прокладывает ветку длиной почти два километра, попутно решая социальные задачи по обеспечению теплом жителей Верхней Березовки

– Наша задача – создать комфортные условия участия жильцов в управлении комплексом, без надрывов и авралов. Когда коммунальное хозяйство комплекса будет функционировать незаметно, но эффективно, некому и незачем будет тратить свое драгоценное время на измерение температуры радиаторов отопления комнатным градусником. Наши зимы очень быстро докажут, что лучше один раз вложиться в теплоизоляцию, чем каждый сезон переплачивать за потери, – уверенно говорит менеджер.

Вадим уверен, что качество не может быть дешевым, особенно в строительстве. Ведь люди покупают не просто жилье, а свой дом, и этот дом должен отражать качество их жизни.

Мне наглядно показывают, что если материалы, то премиум. Никакого горючего и осыпающегося пенопласта, изваянного сидельцами в Ангарске, – только базальт. Если базальт, то стены утеплены им в три слоя, потолок – в пять слоев. Никакой громыхающей и выцветающей металлочерепицы – только гибкая черепица. Шум града и дождя поглощается полностью, минеральная посыпка не выцветает. Это что касается материалов.

– Все мои покупатели – умные люди. Среди них нет случайно разбогатевших. Богатые люди очень много пашут мозгами и руками. Поэтому мы понимаем, что наши жильцы покупают в первую очередь уверенность, комфорт, безопасность и уют. Контроль качества порой увеличивает сроки строительства, но мы вынуждены идти на это, какие-то моменты подрядчикам приходится переделывать, – говорит специалист.

Я напомнила Вадиму разговоры о том, что на Верхней Березовке повышенный радиационный фон.

– Это – миф. В окрестностях Улан-Удэ уровень излучения одинаковый и колеблется в допустимых пределах. Перед покупкой земли мы заказывали серьезное исследование, которое подтверждает полную радиационную безопасность нашего мероприятия. Причем этот миф настолько же живуч, насколько и нелеп – кто в советское время дал бы разрешение строить базы отдыха, спортивные базы в опасном месте? Потом в народную молву добавилась история про неких японцев, у которых дозиметры зашкалили. Тоже бред – ни один мобильный дозиметр не покажет концентрацию радона (который и формирует фон в Улан-Удэ), да и все последующие измерения такими же дозиметрами показывают абсолютно нормальный фон, что, кстати, неоднократно проверялось нашими покупателями.

Да, покупатели особенно придирчивы в том, что касается безопасности. Например, жилье могут недостроить.

– Это проблема не только Улан-Удэ. Обманутых дольщиков – тысячи по всей России. Многие годами не могут «догнать» свои кровные. Сейчас ФЗ-214 «О долевом участии в строительстве» и Закон «О защите прав потребителей» довольно серьезно защищают права дольщиков, но в любом случае покупателям – будущим участникам долевого строительства – следует обращать внимание и на репутацию застройщика, и на документы, и на ход строительства. Каждое утро по дороге на работу я вижу два недостроя с неопределенной судьбой – на Элеваторе и на Верхней Березовке. Это бодрит.

– Рекламу конкурентов отслеживаете?

– У нас нет конкурентов, это одновременно и хорошо, и плохо. С одной стороны, это четко нас позиционирует, с другой – расслабляет. Застройщики жилья эконом-класса уже начинают наступать друг другу на пятки. У них в войнах выигрывает потребитель, нам же зачастую проходится прокладывать рельсы в космосе. Если говорить о рекламе застройщиков в целом, то она стала более детальной, концепции проектов – более осмысленными. Если город и республика сделают шаг навстречу застройщикам в смысле планового развития инженерных коммуникаций, то вместо разрозненных жилых комплексов разных форматов, для пересчета которых хватит пальцев одной руки, вместо точечных застроек, только увеличивающих нагрузку на изношенные сети, застройка новых благоустроенных микрорайонов с продуманной инфраструктурой пойдет гораздо быстрее. Цены, конечно, не снизятся, но темпы их роста замедлятся. И мы, население солнечной республики, получим возможность решать жилищные проблемы с меньшим накалом страстей.

– Обычно города растут ввысь, а деревни вширь.



– Превращение города в деревню уже происходит. И винить вроде бы некого. А почему? Имея 600 – 800 тысяч рублей, можно построить сельский дом и вполне комфортно себя там чувствовать, мы в основной своей массе народ непритязательный. Добавив еще миллион, мы получаем благоустроенный коттедж, квадратов на 100 – 150. Заодно приобретем квалификацию строителя и отделочника. Это удовольствие можно растянуть на несколько лет, потому что альтернатива на эти деньги одна – однокомнатная в 25 – 30 квадратов, в которой растить детей, которым рано или поздно опять придется решать квартирный вопрос. Вот и растет одноэтажная деревянная, с печным отоплением деревенька. Если сейчас кому-то это режет глаз, можно законодательно обязать делать крыши с восточным акцентом, как на здании ГБАДТ, и красить фасады в яркий цвет – будет колоритно и не так грустно.

– Все так печально?

– Нет, это просто мое частное мнение о перспективе. То, как Улан-Удэ преобразился за последние 10 лет, невозможно не заметить. Это отмечают и сами жители, и особенно гости. Изменились и люди, и город, причем однозначно в лучшую сторону. Эти заслуги бизнеса, мэрии и республики надо ценить, но и помнить, что время-то идет, а нерешенные проблемы скапливаются.

– Как, например, у вас с неким господином Игумновым и его гаражом и выгребной ямой…

– Да, ситуация была неприятная в плане репутационных издержек. Мы целенаправленно проигнорировали заказуху в СМИ, ожидая судебных решений. Оба суда признали гараж незаконным строением, решения вступили в законную силу. Но сам гараж господина Игумнова пока не сносим, у него есть возможность самостоятельно демонтировать его, сохранив материалы пригодными к постройке гаража на своей законной земле. Кроме того, мы выделили жителям прилегающих домов проезд в качестве сервитута. Чисто по-человечески мы сочувствуем ему, но право собственности есть право собственности, и подобные споры – рутинная вещь в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Гораздо серьезнее проблемы возникают в ситуациях типа недавней шумихи в 104 квартале, которую пришлось разруливать на самом верху.

Мы подходим к макету жилого комплекса – он защищен стеклянным куполом. В игрушечных домиках, кукольном пейзаже я узнаю величественные и уютные веллхаусы, внутри которых сейчас побывала.

3.jpg

– Сейчас сложно поверить, как нам удавалось продавать дома, когда на руках были только красивые картинки и на земле глубокие котлованы. Конечно, то были иные расценки, но все равно сумма и тогда была внушительная, – вспоминает первые шаги строительства Вадим. – Жилой комплекс будет сдан осенью этого года, и сюда заселятся 42 семьи. Чьи это семьи – закрытая информация. Мы понимаем, что это очень важно, кто будет жить рядом. Если вы приходите и мы начинаем обсуждать условия, то в момент выхода на подписание договора я вам расскажу, кто будет жить рядом. Но только с согласия этих людей, с раскрытием информации о вас. Это справедливо. Кстати, самое большое опасение и риск, если бы люди – бизнесмены, лидеры мнений, которых мы хотели бы видеть здесь, – не пошли к нам. Сегодня, через два года после официального старта продаж, можно облегченно вздохнуть и сказать, что этого не произошло. У нас есть специальная программа «Добрые соседи», которая предусматривает льготы для тех, кто одновременно покупает веллхаусы, ретробонус для оформления знакомых с финансовой выгодой. Это работает.

– Но ведь не все покупают жилье, чтобы жить там самим. Такая земля и такой дом – это весьма неплохие длинные инвестиции.

– Вы правы. Да, я четко вижу покупателей – инвесторов и покупателей – будущих жильцов. Есть такие, которые купили дом два года назад и с тех пор не появлялись здесь. Сейчас мы и сами готовы выкупить свой веллхаус назад, потому что спрос есть, особенно на торцевые веллхаусы типа «Лондон» и «Женева» в глубине комплекса. Большое количество людей пристально следит за нами, ожидая сдачи в эксплуатацию. Мне открыто говорили: пусть это будет стоить дороже, но уже сдано, тогда мы будем готовы идти на сделку. Но, помимо цены, есть еще и выбор расположения домовладения – а он сужается.

– Кстати, что если грянет кризис?

– По-моему, в этом уже никто не сомневается. Но золотое правило нашей кривобокой национальной экономики гласит: «Все, что ни делается в России, ведет к повышению цен». Попробуйте вспомнить период, когда в Бурятии падали цены на жилье? Никогда. Ни в кризис, ни после него. Даже золото – и то не может считаться надежным вложением. Не говоря уже про дорогие автомобили, технику, предметы роскоши – они падают в цене, как только выезжают за ворота автосалона или магазина. Интересуюсь стоимостью дома – Вадим называет. Впечатляет.

– Я считаю, у нас адекватные рынку и концепции проекта цены. Изредка нас даже начинает терзать комплекс по поводу того, что разница в стоимости между жильем эконом-класса и нашим проектом не столь велика, как, например, в Москве. Когда на дороге встречаются «жигуленок», стоящий 50 тысяч, и «икс-шестой», который стоит 5 миллионов (это еще не топовая комплектация), разница в 100 раз не удивляет никого. Это самый наглядный пример, в любой другой линейке продуктов присутствует такая же градация. В любом случае наш рынок недвижимости придет к значительному и упорядоченному расслоению, но для этого нужно время. Что касается вопроса о выгоде, то мы готовы ее предоставить в тех же пределах, что и любой другой предприниматель Бурятии. Процентное соотношение остается стандартным, но в силу того, что наши сделки заключаются на солидные суммы, значение выгоды в рублевом эквиваленте также весит весьма солидно. Неоспоримые плюсы нашего проекта невозможно повторить самостоятельно.

– Что значит «невозможно повторить самостоятельно»? Архитектурный проект заказать несложно.

– Проект – да. Но если кто-то построит веллхаус типа «Гамбург» на своем участке по той технологии, что строим мы – с надежным фундаментом и железобетонным каркасом, с запасом по сейсмике, с отличным утеплением, с парадной отделкой каждого фасада, то он очень удивится, увидев, что собственно строительство обходится дороже. У нас дешевле за счет объема и комплексности. Второе – попробуйте подвести тепло, воду, канализацию, оптику, электричество и телефон туда, куда не ступала нога коммунальщика. Суммарная цифра также «приятно» удивит. Большинство из коммунальников – монополисты, со всеми вытекающими последствиями в плане сервиса и работы с клиентами. Нет центральных коммуникаций – здравствуй, уголь и лопата, привет, дорогая скважина с не менее дорогими погружными насосами, заполняющийся-замерзающий септик и неторопливый мобильный интернет. И благоустройство – нашего уровня комплексности достичь невозможно, если только не ввалить столько денег, что ЕВРОПА покажется деревушкой. В какой период времени и во сколько погибших в боях с подрядчиками нервов это выльется для хозяина – неизвестно.

– Действительно, здоровье дороже и время не лишнее.

– Хотя сомневающихся можно понять – объектов, подобных нашему, в Бурятии еще никто не вводил в эксплуатацию.

Я мысленно соглашаюсь с Вадимом – здесь очень красиво. Много зелени, золоченая ковка, декоративный и натуральный камень, кристальный воздух и журчание ручья. Уютный, неповторимый по изяществу архитектуры и отделки район станет украшением города.

Вернувшись домой, глянула в «Википедии», что значит клубный жилой комплекс. «От обычных жилых комплексов клубный дом отличается тщательным отбором жильцов, которые имеют сходный социальный статус и жизненную философию. Иметь квартиру в клубном доме считается престижным, будущие соседи выбираются заранее. Клубные дома имеют малое количество квартир. Планировка заранее согласовывается с жильцами. Квартиры в клубных домах на открытом рынке предлагаются редко. Иногда дом полностью выкупается партнерами по бизнесу, членами элитных клубов, где все друг друга хорошо знают»…

Недаром компания-застройщик беспокоится о том, чтобы привлечь покупателей с хорошей репутацией. Хотя в Бурятии проживают 1200 миллионеров, но в клуб миллионеров может вступить не каждый, конечно.

Сайт компании: es-invest.ru

КСТАТИ:

Миллион за книгу 

4.jpg

Два года назад компания «ЕС-Инвест» выпустила презентационную книгу «Европа». Если где увидите, знайте – она стоит миллион. Книга солидная, в коричневой коже, с золотым тиснением нашего герба. Всего было изготовлено 500 экземпляров, сейчас они все на руках у людей, которые приезжали к нам на экскурсию либо получили их на презентационных мероприятиях, выставках. До конца июня, а точнее до 23.59 30 июня, каждый покупатель, предъявивший книгу, получает миллион финансовой выгоды.

– Вообще сумма финансовой выгоды по этой акции может доходить до миллиона трехсот тысяч рублей. Здесь надо оговориться, что срок по этой акции ограничен июнем. Хотя, если с покупателем достигается джентльменская устная договоренность о сделке хоть в 23.59 30 июня, мы выдержим эти условия. Миллион триста – серьезная сумма, с какой стороны ни посмотри. Ключевое условие – наличие нашей книги «Европа», – заключает Вадим Имидеев.

На правах рекламы

Читать далее

Другая сторона профессии