Главное Популярное Все Моя лента

Долина бессмертников


1623
Почти три недели моей жизни прошли, словно в тумане. За это время я успела недельку «поработать» в одной молодой и, полагаю, перспективной фирме, написать несколько срочных-пресрочных статеек, организовать детский праздник, поиграться в спортивную версию телепрограммы «Своя игра» и сочинить парочку дипломных работ для несчастных бедолаг, которых невесть как угораздило поступить в университет

В итоге я вновь пришла к тому, что имею сейчас: к офисной жизни мой организм полуночника не очень-то приспособлен, разве что работа подвернётся жутко интересная, а пока буду фрилансить и дальше.

Все эти дни я, разумеется, терзалась оттого, что читаю мало и вовсе не то, что хотелось бы, а уж сесть и написать отзыв, к стыду своему, было совсем недосуг. В общем-то, ничего особо потрясающего и не было. Такого, чтобы невозможно было оторваться и читать, забросив все дела.Оно и к лучшему, иначе я бы накопила кучу работы, которую надо сделать либо внезапно, либо ещё вчера.

В самом деле, думаю, я вполне могла бы прожить, не прочитав книги Есимото Банана «Озеро» или «Прощай, Коламбус» Филипа Рота. Под «Голод» Кнута Гамсуна довольно быстро засыпалось (это будет моя до поры до времени «колыбельная»),  даже если момент упущен, и спать уже не хочется. Сборник рассказов Гришковца «Следы на мне» неплох в коротких перерывах между делом, а в целом, по моему скромному мнению, особой притягательностью тоже не блещет.

«Последнее танго в Париже» Роберта Элли, по-моему, лучше смотреть, чем читать - ведь Бертолуччи есть Бертолуччи; одним словом – классика, которую надо видеть. Несмотря на то, что книга была написана постфактум по сценарию и обладает-таки некоторой художественной ценностью, полагаю, то, что на экране воспринимается как сильный сюжетный ход, в слове печатном выглядит как-то неуместно, что ли.

О чём действительно хотелось бы написать сегодня, впрочем, не советуя с пеной у рта, –это об исповеди Ника Вуйчича «Жизнь без границ. Путь к потрясающе счастливой жизни». Только боюсь, что не всем книга придётся по нраву. Не потому что плоха или оттого, что чересчур много религии в ней, а потому что история Ника на самом деле заставляет задуматься над тем, как большинству из нас повезло в жизни – просто родиться здоровыми, а мы и того не ценим.

Безусловно, Ник Вуйчич достоин восхищения, но даже мне, агностику, порою излишне сентиментальному и, хочется верить, свободному от  предрассудков человеку, знаете ли, время от времени приходилось нелегко читать, что уж говорить о циниках и атеистах, поэтому пусть каждый решит сам: стоит ли браться за книгу.

И вновь, водится за мной такая привычка, прелюдия к основному тексту разрослась с планируемых двух-трёх абзацев до шести, но дело это поправимое, стало быть, дабы исправиться и не мучиться угрызениями совести напишу-ка я об одной из своих любимых книг – «Долине бессмертников» Владимира Гомбожаповича Митыпова. 

Долина бессмертников_Владимир Митыпов.jpg

Навеян этот порыв недавним разговором с одним из создателей фильма «Булаг». Так хочется увидеть экранизацию романа, ведь тема хунну бесконечно интересна, а мастерством писателя соткана нить времён, которая органично смотрелась бы на экране и сейчас даже при том, что книга вышла в свет в 1975 году. Главный герой в поиске самого себя и смысла своего творчества вполне мог бы быть современником нынешнего поколения тридцатилетних.

И вот что любопытно: немалый опыт и желание создать зрелищное историческое полотно у ребят из «MonUlaFilms»есть и при том огромное, но денег на реализацию этой, без преувеличения сказать, ёмкой во всех смыслах идеи, к сожалению, нет. И тут надо бы обратиться к властьимущим, меценатами вообще ко всем неравнодушным людям с призывом поддержать Солбона Лыгденова и компанию.

А вам разве не хотелось бы увидеть экранизацию «Долины бессмертников»? Ведь кроме безусловного плюса в копилку бурятского кино, этот фильм, надо полагать, может стать ещё и визитной карточкой Бурятии на волне интереса к истории хунну.

Не берусь утверждать, но наверняка даже многие жители Бурятии имеют весьма смутное представление о том, что на нашей земле некогда жил воинственный народ, слывший грозой всех кочевых племён Срединной Азии, а древний Китай для защиты от набегов хунну годами и великой кровью возводил Великую китайскую стену.

Однажды мне довелось работать над интервью с заместителем директора Кяхтинского краеведческого музея имени академика В.А. Обручева по научной работе, археологом Лидией Михайловной Сахаровской. Многие, должно быть, помнят потрясающую выставку «Гунны. Тайны исчезнувшей Империи», которую организовала Лидия Михайловна с коллегами в 2009 году в Музее истории Бурятии.

К слову сказать, «Долину бессмертников» впервые я прочитала много раньше, чем побывала на выставке, и надо отметить, что именно так я себе и представляла культуру и быт азиатских гуннов (хоть и не согласна я с этим термином), как это было показано на экспозиции.

С тех пор я не то чтобы углубилась в изучение истории хунну, но узнала по этой теме немало, а однажды в качестве приза в одном конкурсе выбрала книгу Льва Николаевича Гумилёва «История народа хунну», которую также прочитала с превеликим удовольствием.

Кстати, если кто не знает, у нас в республике есть уникальные археологические памятники, которые можно и нужно превратить в объекты мирового культурного наследия, и тем самым привлечь внимание всего цивилизованного мира к Бурятии не только как к колыбели империи Чингисхана, но и как к истокам таинственной державы Хунну.

И опять я отклонилась от сути. Просто-напросто тема весьма и весьма занимательная. А Владимир Гомбожапович Митыпов сумел рассказать о шаньюе Модэтак увлекательно и поэтично, что при чтении в голове прокручивается почти готовый фильм: с красочной раскадровкой, открывающей взору первозданную красоту Бурятии и исторические события, а персонажи его столь живые и правдоподобные, что словно находишься рядом, две тысячи двести лет тому назад. Словом, без излишнего пафоса могу сказать, что «Долина бессмертников» одна из самых любимых моих книг.

Справедливости ради стоит заметить, что творчество Владимира Гомбожаповича почитаемо мной с детства. Найдутся ли те, кто не знает очаровательную повесть-сказку «Мамонтёнок Фуф»? А первую нашу научно-фантастическую повесть «Зелёное безумие Земли»? Или «Ступени совершенства»? Не так широко известен, но не менее интересен роман «Геологическая поэма». И уж наверняка каждый россиянин и не только знает и любит роман«Инспектор Золотой тайги».

А теперь собственно о «Долине бессмертников». Сюжет романа многослоен: недюжинное воображение главного героя – поэта Олега Аюшеева – через художественное восприятие самого писателя воссоздаёт масштабную историческую картину прошлого.

После посещения малой родины, где от былого не осталось камня на камне, героя настигает творческий кризис, мелочи жизни сплетаются в сеть, спутывающую поэта по рукам и ногам и не дающую выхода энергии. Встретив случайно друга геолога Валерия Афтэкова, Олег вдруг, сам того не желая поначалу, оказывается на археологических раскопках в Ильмовой пади близ Кяхты. Современность и события III века до нашей эры объединяет не только место действия, но и сила воображения творца.

Он лихорадочно ловит образы, навеянные ветром, пылью столетий и энергетикой хуннского могильника, успевая только записывать, буквально в полевых условиях, при свете костра и под звёздным небом создавая роман. Приём «роман в романе» достаточно сложен, на мой взгляд, и немногим писателям удавалось блестяще справиться с такой задачей.

Яркий пример прекрасного исполнения замысла – «Мастер и Маргарита» Михаила Афанасьевича Булгакова.И пусть не согласятся со мной, но мне кажется, Владимир Митыпов создал ничуть не менее замечательное произведение, где обыгрывается тема творца и его детища.

Туман тысячелетий тает в мгновение ока, приподнимая призрачную завесу, скрывающую тайны былого могущества хунну, сны вдруг становятся явью, а сквозные фразы и действия связывают судьбы двух героев – Олега и будущего шаньюя Модэ:

«Олег напряжённо щурился, словно пытался разглядеть что-то среди ночного мрака, а в мозгу у него меж тем с незнакомой доселе пронзительной ясностью возникали и сменялись странные лица, картины, разворачивались удивительные события, и, если бы оно, это внезапное прозрение, было ниспослано небесами, Олег, чего доброго, вознёс бы благодарственные молитвы буддийским божествам своих предков.Да-да, он видел, именно видел и ощущал это: бескрайние равнины, каменистые ветреные нагорья древней Азии…призрачные, как мираж, табуны диких лошадей…сигнальные огни на вершинах лысых холмов…силуэты диковинных всадников…и полынная горечь вечности…Да, да, наконец-то всё это связалось, заговорило, ожило…» ©

Параллели между настоящим и прошлым прослеживаются и композиционно: герои движутся в одном направлении по дороге самопознания. Олег идёт по пути духовного развития, он стремится переосмыслить прожитую жизнь и понять своё предназначение. Модэ, сын Туманя, взрослея, идёт по пути, на котором встречает множество преград, жестоких, как само время, но преодолевая их, он становится сильнее, аккумулируя в себе силу духа, мощь характера и непоколебимость в решениях, которые требует окружение.

Быть может, повторюсь, обычаи, быт и взаимоотношения между хуннской знатью, воинами и простым народом показаны с удивительной достоверностью и образностью, присущими истинному сыну степей Забайкалья. Не берусь рассказывать об этой линии повествования подробнее лишь потому, что тем, кто ещё не читал, бесспорно,будет гораздо интереснее самим прочувствовать эпоху. Поверьте, оно того стоит.

Не надо думать, что герой непрерывно рефлексирует и занимается поисками смысла жизни, увязая в творческом кризисе. Он по-своему энергичен и целостен, чувства и инстинкты его обострены до предела и он, не задумываясь ни на минуту, спасает девочку из-под колёс машины, сам при этом едва не погибая.

Концептуально «Долина бессмертников» не имеет жёсткой привязки к эпохам, главное здесь – отношение человека к истории, к природе, к людям и, конечно же, к самому себе. А это, друзья мои, универсальная формула, применимая в любых обстоятельствах.



Банзанова Дина
.
Читать далее