Общество
3968

Фотограф Марк Агнор: «Это не искусство, а журналистика…»

С 31 мая в Бурятском деловом центре «Метрополь» проходит выставка молодого, но уже известного в Бурятии фотографа Марка Агнора. Впервые он презентовал небольшую часть своих работ во время 20-летнего юбилея ИД «Информ Полис»

 Теперь его выставка «Политический портрет» насчитывает более 60 работ. Выставка будет проходить в течение двух месяцев в Бурятском деловом центре «Метрополь» на Борсоева, 19б.

- Почему ты решил сделать эту выставку?

- Мне нравится снимать политику. Каждый получает кайф от работы в своем жанре. Кто-то чувствует природу, и ему нравится снимать пейзаж. Я не могу ее почувствовать, но получаю кайф от политики. Многие на людей власти смотрят через призму статуса, боятся подойти. Для меня же они обычные люди со своими человеческими эмоциями, чувствами, движениями.

Поэтому я пытаюсь поймать моменты, когда они улыбаются, подмигивают, договариваются, спорят. Обычные моменты, которые происходят в жизни с каждым человеком, перенесены в политическую сферу. Бурятия тоже «человек», и она растет, меняется, развивается. За последние пять лет республика сильно изменилась, к нам стали приезжать президенты, министры, звезды. Я показываю это через портреты.



- Каков временной охват твоих работ?


- Я указал шесть лет, но в основном, конечно, последние три года. Там есть несколько работ 2008 и 2009 годов, которые раньше я не публиковал. Последние три года у меня просто поперло. Появилась хорошая техника, открылись новые возможности, появились связи. Считаю, что это только начало. Я просто потихонечку встал на ноги.

Дальше будет лучше, и эта выставка получит продолжение. Хотелось бы увеличить количество работ – сделать более 150. Конечно, это не музейный формат. То, чем я занимаюсь, – это не искусство, а журналистика. Если искусство отвечает на вопрос «как», то мои фотографии отвечают на вопрос «кто, что, где и когда». Скорее всего, моя следующая выставка будет проходить в аэропорту. Приезжая в город, люди будут видеть, кто посетил Бурятию, узнают о Бурятии.



- Твои работы раньше никто не видел?



- Большая часть работ была опубликована в журналах и газетах, но часть материала люди увидят впервые. Следующая выставка вряд ли будет открытием для тех, кто следит за моим творчеством. Но для приезжих, думаю, будет интересно. Я хочу показать, что Бурятия стала круче.

Наверняка есть люди, которые не читают СМИ, и им будет интересно узнать, что Бурятию посетили Прохоров, Хакамада, Жириновский и Зюганов.

Некоторые портреты сделаны на фоне Иволгинского дацана, за некоторыми пришлось ехать в Москву. Например, Зюганова и Жириновского пришлось доснимать. Почему-то когда они были в Бурятии, я их не снял.

- Ты всерьез считаешь, что гостям Бурятии интересно смотреть на бывшего мэра Улан-Удэ, на депутатов Хурала? Тебе не кажется, что твоя выставка для политиков? Она элитарна или рассчитана на массы?

- Мой стиль только начинает формироваться. Когда он окончательно будет сформирован, тогда это будет интересно, однозначно. Конечно, это статусная выставка. Это не нужно музею, но это нужно деловым центрам. Поэтому Михаил Викторович Слипенчук и предложил провести выставку у них. В принципе человек, зайдя с улицы, может только посмеяться и получить позитив.

Есть смешные работы, которые просто вызывают позитивные эмоции. А вот для журналистов, политиков, бизнесменов и политологов будет интересно. Уникальность выставки еще и в том, что на многих портретах стоят автографы героев кадра.



- Когда ты формировал выставку, ты выбирал работу по качеству кадра или все-таки по личности, изображенной на портрете?


- Здесь очень много нюансов. Выбор работ у меня занял почти полгода. Есть люди, которых нельзя было обойти. Например, у меня не было возможности снять Путина и Медведева так, как я хотел, потому что есть ФСО, которая просто не допускает до «тела».

 Я их выставил, просто потому что нужно. Не скажу, что это уникальные работы – ничего выдающегося в них нет, но они должны быть. Как мы можем говорить о политике без президентов, которые приезжали в Бурятию. Я не мог обойти стороной самые громкие приезды. В погоне за Прохоровым, который недавно посетил Бурятию, мне пришлось срочно вернуться из Москвы. Я рад, что успел его сфотографировать, подписать фото и выставить работу.



- Твои работы отражают события?


- Не всегда, но есть и такие. Например, Даша Варфоломеева, идущая через выкопанную траншею, где прокладывают теплотрассу, а за ее спиной строится новый спортзал. Это отображение того шороха, который навела маленькая девочка всего одним звонком президенту. Есть серия работ, которую я назвал «комиксы».

Она показывает то, что происходило в конце прошлого года, когда в столице Бурятии сменилась власть. При этом работы были сняты в разное время и ничего общего между ними нет. Может быть, кто-то эту сюжетную линию не увидит, может быть, кто-то придумает свою историю. Хотя в большей степени я говорю о человеке, а не о событии. Некоторые политики уже приходили смотреть и им понравилось.



- Ты планируешь продавать свои работы?



- Я над этим долго думал, думаю и буду думать. Не знаю, как отреагируют люди, которые подписывали мне картины, на то, чтобы я продал ее. В любом случае стоимость картины зависит от статуса изображенной на ней персоны, от затраченных сил и средств на получение автографа. Например, себестоимость Прохорова минимум 45 тысяч рублей, Наговицын или Айдаев будут стоить дешевле.

- Чей автограф тебе достался сложнее?



- Меня удивило, что все российские политики такие доступные. Ни один из них не стал просить справок, разрешающих документов. Даже к Путину было добраться просто. Фото он не подписал только потому, что уехал в командировку. Но зато наш известный стриптизер, шоумен Тарзан всячески избегал встречи со мной. Я гонялся за ним по всей Москве. Он просил бумаги, доказывающие, что выставка будет, даже предлагал вариант, чтобы я заплатил за автограф.

- Чем бурятская политика отличается от федеральной?

- В отличие от федеральной, у нас она какая-то братская, что ли. И, наверное, это самое лучшее, что может быть. В Москве сильная конкуренция между политиками. А здесь умеют договариваться, спускать на тормозах. Город маленький, все друг друга знают, поэтому публичная политика у нас немного инертная. Хотя наверняка в коридорах власти страсти кипят, особенно между титанами.



- Кого ты считаешь таковыми?


- Наговицын, Айдаев, Голков, Матханов, Слипенчук. Это те фамилии, которые в первую очередь приходят на ум.

- Кого тебе нравится снимать из политиков и почему?



- Вячеслава Наговицына. Он довольно открытый, хорошо идет на контакт. Он несет образ демократии. Большинство же наших политиков советской закалки, пытаются ограничивать в творчестве, во времени.



- У тебя есть свое мнение на политические события?


- Да, через фотографии иногда пытаюсь передать свое мнение. Это хорошо показано на фотографии, где полпред правительства в Сибирском федеральном округе Виктор Толоконский приехал на один из форумов в Бурятию. Вячеслав Наговицын и Матвей Гершевич стоят с обеих сторон и что-то ему рассказывают. Толоконский внимательно слушает, скрестив пальцы рук. Есть такое выражение «окучивают человека» - там как раз была такая ситуация.



- Когда ты попадаешь в среду политиков, ты сразу знаешь что и как снимать?


- 15 - 20 минут нужно, чтобы проникнуться. Я слушаю, наблюдаю, отслеживаю историю событий. Хорошая фотография получится только тогда, когда ты проникнешься. Если просто ходить и щелкать, ничего не получится. Когда протокольная съемка дается на пять-десять минут, такая же протокольная фотография и получается. Демократичных снимков выйдет очень мало.

У нас принято снимать политиков веселыми, жизнерадостными. Фотографии получаются протокольными, да и журналистика у нас протокольная. На Западе все по-другому. Фотограф Барака Обамы делает романтические, страшные, обаятельные фотографии. Там рассказывают о президенте как о человеке, а не как о политике: Обама с женой, Обама с детьми, Обама в кафе за утренней чашкой кофе. У нас же пристрелят, если ты сделаешь такие снимки и где-то запостишь их. У нас демократия в кавычках, а у них без кавычек.



- Думаю, твоим поклонникам будет интересно узнать не только о твоей выставке, но и о тебе.


- Я стараюсь про семью не рассказывать. С 18 лет живу отдельно. Все думают, что я приехал в Бурятию из Америки. На самом деле нет, я родился в Санкт-Петербурге, потом несколько лет жил в Иркутске, но родственники и друзья в Штатах у меня есть. У меня четверо маленьких братьев и сестер. Разница в возрасте у нас больше 20 лет, поэтому я считаю их своими детьми.

- Как ты стал фотографом?

- Я самоучка. Первое время отсматривал сотни и тысячи снимков в день и выбирал понравившиеся. По ним и учился. Потом от «Информ Полиса» меня отправили в Москву на мастер-класс. Там мои знания систематизировали. Тогда же благодаря издательскому дому стал общаться с репортерами. Для меня важно было сформировать понятие журналистики, понять суть фотографии.

На два года жизнь выбросила меня из «Информ Полиса». И эти годы были самыми плодотворными. Жизнь без такого серьезного ресурса заставляет искать новые возможности. За это время я сильно вырос. И теперь кроме основной работы у меня есть много своих проектов.



Фото со страницы Марка Агнора на vk.com.

Автор: Жанна Молчанова

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях