Главное Популярное Все Моя лента

Роупджампинг - мелкое хулиганство или экстремальный спорт?

О безопасности роупджампинга говорят уже давно. Психологи считают, что прыжки на верёвке с большой высоты – лишь способ самоутвердиться в компании сверстников

Спасатели уверены, что такое времяпрепровождение глупо, безрассудно и противоречит всем правилам безопасности. Для самих же экстремалов роупджампинг не просто спорт, это источник непередаваемых эмоций и в каком-то роде даже стиль жизни. Корреспондент «Информ Полиса» попытался разобраться, что толкает парней и девушек на риск и почему, только раз ощутив свободу полёта, они уже не могут отказаться от этого никогда.

30 метров под уровнем неба

Добираюсь до объекта и вижу несколько альпинистских верёвок. Они натянуты и закреплены между двумя строениями. Посередине этой сложной системы ещё одна верёвка: судя по всему, именно на ней осуществляется прыжок. Роупджамперы тянут её наверх. На крыше здания слышны голоса, и из разговора становится понятно, что один из экстремалов уже готовится отправиться в свободное падение.

Проходит пять минут. На краю крыши появляется молодой человек. Это организатор роупджамперов в Улан-Удэ Дмитрий Забелин. Легко отталкивается и падает вниз. Проходит несколько секунд, а кажется – целая вечность. И вот он уже висит на высоте 10 метров над землёй, раскачиваясь под довольно большим углом.

Постепенно движение замедляется, амплитуда колебаний уменьшается. Ещё через несколько минут Дима начинает спускаться на землю. Прыжок удался.

Настало время и мне подняться наверх. Приходится карабкаться по железной лестнице несколько этажей. На одном из верхних мы останавливаемся. Ребята объясняют, как работает система.

- Каждая из этих верёвок выдерживает по две с половиной тонны веса, и если одна оборвётся, вторая не даст упасть и разбиться о землю, – рассказывает Дима. – Мы закрепили их за неподвижные конструкции с обеих сторон – здесь и в соседнем здании (показывает в окно на второе строение).

Благодаря такой схеме на определённом этапе прыжка человек плавно переходит из вертикального падения на маятник: его просто начинает плавно раскачивать из стороны в сторону.

Организаторы просчитывают все нюансы, начиная от траектории движения, длины и высоты системы и заканчивая углами и точками крепления верёвок. Карабины для закрепления выдерживают по четыре тонны. Нет риска удариться о стену противоположного здания: отдаление от него равно траектории свободного падения.

- Когда мы открываем новые объекты, несколько раз проверяем установленную систему, сначала при помощи груза, а затем кто-то из роупджамперов делает пробный прыжок, – объясняет Илья.

Снаряжение в команде профессиональное: практически все деньги, которые роупджамперы берут за прыжки, уходят в дело – на покупку новых верёвок, тросов, обвязок и крепёжных деталей. Менять их нужно каждый сезон.

Мы продолжаем восхождение на крышу здания. Когда последняя лестничная ступенька преодолена, ребята в буквальном смысле вытягивают меня наверх через чердачный проход. Здесь проходит завершающий этап подготовки. И начинается полёт.

Чтобы чувствовать себя живым

Подхожу к краю крыши: от такой высоты кружится голова. Пока Илья готовится к прыжку, ребята проверяют верёвки на прочность и одновременно дают мне дополнительные пояснения о том, как работает система. Правда, сейчас мне это неважно: прыгать-то вниз я всё равно не собираюсь. Намного интереснее другое – как вообще можно решиться на это добровольно и к тому же получать удовольствие от падения?

- Многие считают, что мы сумасшедшие, что это опасно и поэтому нашу деятельность надо прикрыть, – отвечает Дима. – Но на самом деле люди, которые так говорят, мало разбираются в роупджампинге. Прыжки – дело добровольное: мы никого ни к чему не принуждаем. Лично я себя без роупджампинга просто не представляю. Это стало стилем жизни. Чувствуешь, что живёшь. Самое главное – решиться и сделать шаг.

Сам Дима занимается экстремальным спортом уже четыре года, но признаётся, что всё равно испытывает волнение. Его слова подтверждают и другие ребята:

- С этим состоянием «переломных прыжков» рано или поздно сталкивается каждый из нас, – говорит Илья. – Возникает ничем не объяснимый страх, приходится себя преодолевать. И каждый раз ощущения непередаваемые.

Для Максима это уже второй прыжок.

- Хотелось развеяться, попробовать что-то новое, – делится он своими впечатлениями. – Для меня это способ вырваться из обыденности, хотя, конечно, страх есть, как и у остальных. А риск есть всегда и у всех. Чем, например, гонки на автомобилях безопаснее роупджампинга? Человек может сломать ногу или руку даже при элементарном падении.

Илья встаёт на край здания и готовится к прыжку. Через несколько секунд он уже раскачивается над землёй.

- Кто следующий? Ты? – обращаются ко мне ребята.

- Нет-нет, я не буду, вы что? – отпираюсь я. – Очень боюсь высоты.

- Ну как хочешь, – пожимают они плечами.

Во мне борются два чувства – дикий страх и дикое желание прыгнуть. Потом роупджамперы предлагают тандем с Ильёй. Конечно, так надёжнее и безопаснее, но всё же… я очень-очень-очень боюсь. Так, что аж коленки дрожат и устоять на поверхности невозможно.

- Да тебе даже ничего делать не придётся, просто дать согласие, – говорят экстремалы.

Я хочу подумать. Хотя бы пять минут. И с некоторой завистью смотрю на ребят, которые легко спускаются вдоль стены на землю по верёвкам и вспоминают предыдущие прыжки. Потом к страху и раздумьям о возможных последствиях примешивается нетерпение: хочется прыгнуть и как можно скорее, чтобы не струсить в последний момент. Видимо, моё настроение передалось роупджамперам на интуитивном уровне, и они предложили облачиться в обмундирование.

Снимаю рюкзак. Мне помогают надеть каску, обвязку – систему с широкими поясными и ножными ремнями, и напоследок карабины для закрепления. В тандеме ещё ничего, – успокаиваю я себя. – Не так страшно, как одной. Наши обвязки скрепляют друг с другом.

И вот он, первый решающий момент. Надо встать на край крыши. Илья забирается сам, мне помогают ребята. Второй решающий момент – не струсить. Настраиваю себя, что дело за малым – просто прыгнуть вниз, довериться роупджамперам, их профессионализму и, главное, верёвке. Третий момент – сделать шаг...

В свободном полёте

Роупджамперы говорили, что ощущения, которые испытываешь во время прыжка, непередаваемы: чтобы их описать, надо испытать полёт. Но попробовать всё же стоит.

Наверное, каждый не понаслышке знаком с выражением «земля уходит из-под ног». Именно такое состояние я испытала во время падения: ощущение опоры теряется, сердце ухает куда-то вниз, а в горле комок. И вместе с тем небывалое чувство лёгкости: верёвка не оборвалась, я не упала на землю и не разбилась. Ещё два рывка – и страха как не бывало: просто спокойно качаешься между небом и землёй на высоте около пяти метров. Ребята машут руками, спрашивают, понравилось ли, но от пережитого волнения я не могу сказать ни слова.

Несколько минут мы висим в воздухе и постепенно спускаемся на землю. Пока снимают обвязку и карабины, я чувствую лёгкую дрожь в коленках. Прыжок длился лишь несколько секунд, а казалось, что целую вечность. Но мысль – я сделала это! – перекрывает все остальные эмоции. Оказалось, всё не так страшно. Даже ничуть не страшно. Главное, решиться и просто сделать шаг.

Хотя официального разрешения на прыжки у роупджамперов нет и их деятельность многие трактуют как мелкое хулиганство, отказываться от ощущения полёта ребята не собираются.

Лицам до 18 вход воспрещён

Ощущение полёта вряд ли смогут испытать несовершеннолетние: прежде чем пустить человека на объект, организаторы требуют паспорт. Исключения возможны, но только при наличии специальной расписки от родителей или опекунов.

Выпить для храбрости – не вариант: лиц в состоянии алкогольного опьянения сразу же отправляют домой. Ещё одно препятствие – солидный список медицинских противопоказаний, размещённый в официальном сообществе улан-удэнских роупджамперов. Люди, которые в прошлом получили травмы, перенесли операции на позвоночнике, кардиологические больные, беременные, а также те, кто испытывает проблемы со зрением, страдает заболеваниями опорно-двигательного аппарата, дыхательной системы, психическими и нервными расстройствами, до прыжков не допускаются.

На некоторые объекты нужно записываться заранее, в противном случае вход туда заказан даже взрослым и абсолютно здоровым людям.

Ребята прыгают в основном по выходным и каждый раз с разных объектов. Любимые места обитания улан-удэнских роупджамперов – Селенгинский мост и восьмидесятиметровая вышка в посёлке Звёздный.

Популярная когда-то вышка на заброшенном заводе КПД-2 сейчас закрыта: поблизости ведутся восстановительные работы. Но экстремалы уже нашли ей замену – полуразрушенное тридцатиметровое здание на территории одной из городских теплоэлектроцентралей.



Фото Ильи Можайко.
Читать далее