Об отношениях бизнеса и власти - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Об отношениях бизнеса и власти

Юрий Кравцов
1159
Старый анекдот: купил мужик десяток яиц по десять рублей за штуку, сварил и продает по десять же рублей каждое. Представитель власти спрашивает его: ну, идет бизнес? как прибыль? И слышит в ответ: какая, к черту, прибыль! но я при деле и навар при мне!

С таким «наваром» нам не создать 25 млн рабочих мест, которые власти хотят найти к 2020 году. На что жить-то будем? Ведь бизнес – это и есть экономика страны.

Сегодня большинство чиновников в стране ориентируются на процесс, а не на результат. Выбирает между желанным и нежеланным и игнорирует возможное и невозможное. Но главное, игнорирует последствия своего выбора. У чиновника много секретов при принятии решений по госзаказу, лицензированию, квотированию. Рыночная экономика – это вообще процесс постоянного передела собственности. А в России – бюджета: разные субсидии, субвенции, компенсации.

Чиновник решает, кого поддержать, распоряжается не принадлежащими ему собственностью и деньгами. Есть понятие «административный бизнес», где торгуют не товаром, а подписями.

Избыток денег обесценивает промахи власти. Подумаешь, 1 млрд рублей туда, 1 млрд сюда. Нормальная работа!

Налицо деформация власти, ее деквалификация на фоне замороженных проблем. Как однажды заметил бывший полпред президента РФ в СФО Анатолий Квашнин, «некоторые чиновники просто лежат на своей должности». И объявил 2005 год Годом профессионалов. Заметил ли это кто-нибудь это?

По уровню государственной власти и корпоративной этике Россия занимает 108-е место в мире.

Вот выходит постановление правительства РФ о согласии продажи частной компании «Интер РАО» 40% акций ОАО «Иркусткэнерго» с указанием использовать вырученные деньги на строительство гидроэлектростанции в Кыргызстане. По межправительственному соглашению. Без мотивации и стимулирования компании.

Хотя совет директоров «Интер РАО» намерен использовать выручку для пополнения своего долгосрочного инвестиционного фонда на других своих объектах энергетики.

Или президент страны на заседании совета по энергетике делает замечание руководителю опять же частной компании «Русгидро»: почему не обратились в МВД о воровстве 1 млрд бюджетных средств при строительстве плотин? Хотя и в первом, и во втором случаях это внутреннее дело компаний, их финансовые проблемы.

Да, сорваны сроки строительства, идет серьезное удорожание проекта. Но ведь есть конкретный государственный чиновник с ФИО – тот, который формировал условия и проводил тендер на строительство плотины. Кто подписывал его итоги, а затем давал распоряжения на выделение бюджетных средств на его реализацию.

Настоящая ответственность – чувство причастности к успехам и ошибкам – бывает только личная. Человек краснеет один. А не так, как у Райкина: «Кто сшил костюм?» – «Мы!».

Если возникает хозяйственный спор, то на это есть судебная власть. Есть законы. Не хватает – разработайте и примите новые. Разорите компанию и их владельцев. Верните деньги в бюджет. Заново проведите тендер на строительство. Закон есть закон. Ну всем понятно! У нас же как зачастую: «Да, это понятно, что закон! Но что делать-то будем?».

Рынок – доминирующий институт нашего времени, но не замена ответственности. Это механизм для отделения продуктивного от непродуктивного. И государство сделало шаг – начало передавать власть над бизнесом самому бизнесу. Чтобы бизнес-сообщество несло ответственность перед потребителем, заказчиком за недобросовестное предпринимательство.

Такие нормы содержит, например, закон о саморегулируемых организациях в строительстве. При этом свой шаг навстречу обязан сделать и бизнес, выравнивая большую свободу действий большей ответственностью.

Бизнес и власть всегда рядом. Таковы правила конвоирования. Нужно интенсивно формировать структуры взаимоотношения бизнеса и власти. Затем эти структуры будут формировать предпринимательство под ответственность самого предпринимателя. Этот процесс должен приобретать системный характер. Его надобно совершенствовать.

Пока же у нас в моде ручное управление. Но нередко концепция «простоты» принятия решения ручным способом скатывается до «прострации» - предельного истощения власти, ее упадка и беспомощности. Нет тепла в квартире, не убирается подъезд, ямы на тротуаре, дороге – тут же обращаемся в прокуратуру.

Или в супермаркете создали отдел по борьбе с воровством, назначили конкретных лиц, а остальные расслабились. При этом надо признать, что предстоит дестабилизация, сознательное разрушение части уже сформировавшейся рыночной экономики. Чтобы создать новое, надо разрушить и убрать старое.

Раньше только эксперты понимали – что-то не так! Теперь население видит новые и новые уголовные дела, слышит о снятии депутатских полномочий в Госдуме РФ. И думает: что-то не так! У него растет раздражение. Судя по всему, правительство это раздражение чувствует.

Нельзя укреплять государство с рыночной экономикой, жертвуя принципами частной собственности. Это звучит как банальность. Но как точно заметил Ницше: «Дороже всего нам приходится платить за пренебрежение банальностями».

Фото: http://belexport.biz.

Читать далее