Общество
2932

Защитник «Гэсэриады». Как историк боролся с партийной номенклатурой за бурятский эпос

Буянто Сайнцакович Санжиев - фигура всесоюзного масштаба, известный монголовед, не побоявшийся пойти против руководства партии для сохранения бурятского культурного и исторического наследия

У истоков

В 1928 году 16-летний Буянто «попал» в историю в буквальном смысле. Сыграл в массовке на съемках кинофильма «Потомок Чингис-хана» советского режиссера В.И. Пудовкина.

«Осенью 1928 года в Тамче во время съемок кинофильма «Потомок Чингис-хана» Всеволода Пудовкина видел руководителя «Востоккино» Александра Оширова и артиста Валерия Инкижинова, исполнявшего заглавную роль», - вспоминал Санжиев самые яркие впечатления юности.

Позже он лично познакомится с выдающимися монголоведами-лингвистами и этнографами в области истории и филологии монгольских народов Н.Н. Поппе и А.И. Бертагаевым. В 30-х годах XX века шло становление будущего ученого. Молодому Буянто нередко приходилось слушать выступления Поппе, консультироваться по вопросам бурятского языкознания, филологии, фольклора, особенно по эпосу «Гэсэр».

С сентября 1933 года Санжиев заведует монгольским отделением своей альма-матер - Бурпедтехникума и преподает для студентов обществоведение.В 80-е годы по рейтингу, определяемому печатным органом ЦК КПСС журналом «Вопросы истории КПСС», Б.С. Санжиев входил в пятерку наиболее видных историков партии Советского Союза.

Ученые из казаков

В 1940 году научная конференция, посвященная 80-летию со дня смерти Доржи Банзарова проходила в Государственном институте языка, литературы и истории (ГИЯЛИ). Санжиев был там замдиректора и написал статью о Доржи Банзарове. Исследование его жизни и наследия будет волновать Санжиева на протяжении всей жизни.

Спустя десятилетия, в начале 90-х он создаст скрупулезный научный труд – как итог своего полувекового научного изучения жизни и наследия первого бурятского ученого. Повышенный интерес историка к личности Банзарова объясняется в том числе и тем, что оба были выходцами из казачьего сословия. Доржи Банзаров происходил из Ашебагатского полка, а сам Санжиев был потомком казаков Цонголова полка.

«В 1764 году из селенгинских бурят было сформировано четыре казачьих полка - Сартулов, Атаганов, Цонголов и Ашебагатский», – писал о своих казацких корнях и становлении селенгинского казачества Санжиев в автобиографической работе «Ноехон в далеком и близком прошлом.

Пропагандист

Самая активная работа Санжиева приходится на 40-е годы. Тогда, в 41-м, он в 29 лет становится секретарем обкома ВКП(б) по пропаганде. Один из первых шагов Санжиева – во главе с делегацией ГИЯЛИ обращается в Академию наук СССР с просьбой о финансовой помощи для изучения бурятского фольклора и литературы. И они эту помощь получают.

Это решение АН СССР сыграло огромную роль в дальнейшем развитии бурятской гуманитарной науки. Напомним, что в 30-х годах в Монголии и Бурятии проводилась напряженная языковая реформа. Со старомонгольской письменности принудительно переходили на латиницу, затем на кириллицу. Эта языковая реформа имела далеко идущие как положительные, так и негативные последствия.

Положительный фактор - бурят-монголы приобщились к мировой европейской культуре. Но отброшено на обочину многовековое наследие монголоязычного мира, основанное на старомонгольской письменности. В то же время активно развивался процесс русификации бурят-монгольской истории, формирование центристского взгляда на евразийскую историю.

Именно тогда монголоязычные народы надолго попали под гриф «не имеющих своей письменности, духовной культуры и т.д.». Особенно критиковали достижения монгольского мира в период правления Чингисхана, вклад в мировую историю государств чингисидов. А достижения буддийской научной мысли признали враждебными, контрреволюционными и не достойными изучения.

Для монголоязычных этносов эти перекосы в языковом строительстве привели к утрате родовой традиционной письменности, к потере родного языка (особенно у бурят) и имеют самые негативные последствия в прошлом и будущем.

«Санжиевщина»

В этих условиях Буянто Санжиев невольно оказался в центре бескомпромиссной идеологической борьбы в Бурят-Монголии в 40-х годах XX века. Еще свежи в памяти жертвы самого распространенного обвинения 30-х годов – «панмонголизма». Под этим ярлыком уничтожили видных представителей бурятской интеллигенции в годы сталинских репрессий.

В 1940-х годах в СССР развернулась кампания по разоблачению «буржуазных националистов», «антисоветчиков», произведений национального фольклора. Под пресс попал и эпос «Гэсэр».

«Работа по подготовке издания «Гэсэриады» возобновилась в период Великой Отечественной войны. В марте 1943 года я и Хоца Намсараев были приняты и заручились поддержкой начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г.Ф. Александрова и руководителя Союза советских писателей (ССП) А.А. Фадеева в выполнении мероприятий по публикации поэтического текста «Гэсэриады» на бурятском языке и в художественном переводе с последующей публикацией на русском языке», - пишет Санжиев в своих работах.

В 1946 — 1947 годах руководство республики и Улан-Удэ называло видных ученых и писателей С. Метелицу, А. Бальбурова и А. Уланова «прямыми отпрысками разгромленного в свое время ербановского буржуазно-националистического руководства республики». Им инкриминировали «националистические выпады против советского строя, ленинско-сталинской идеологии, против социалистического строительства в Бурят-Монголии».

Дошло до того, что в 1948 году Бурят-Монгольский обком ВКП(б) инициировал обсуждение эпоса «Гэсэр». Его объявили феодально-ханским эпосом, никогда не бытовавшим в бурятском народе, а научные работники, занимавшиеся его изучением и популяризацией, — «буржуазными националистами или слепым орудием националистов».

Заведующий сектором литературы и фольклора НИИКЭ Михаил Хамаганов подчеркивал, что изучение и пропаганда «Гэсэра» — дело рук «буржуазных националистов», сам эпос характеризовался как «военно-феодальный, нойонатско-аристократический», а придание ему статуса народного эпоса проводится «с целью усиления борьбы против советского народа».

Против Санжиева выступил не кто-нибудь, а сам глава республики - первый секретарь обкома ВКП(б) А.В. Кудрявцев, ярый противник публикации и издания бурятского эпоса.

Кудрявцев даже придумал и попытался сформировать в общественно-научной среде республики политический термин с угрожающей политической окраской – «санжиевщина». Фактически руководитель республики обвинял Санжиева в национализме. По воспоминаниям самого ученого, «с осени 1946 до весны 1951 года… велась разнузданная кампания травли и гонений кадров науки и культуры.

Проработка их велась на партийных конференциях, собраниях писателей и на научных совещаниях. Защитников эпоса снимали с должностей, изгоняли за пределы республики».

Борьба за «Гэсэра»

Санжиев же и его сторонники не дрогнули и отстаивали правдивую трактовку истории бурят-монголов.

«Меня критиковали совершенно необоснованно за то, что я якобы не пресекал, а поддерживал националистические проявления со стороны некоторых научных и творческих работников (Шулукшин, Бальбуров, Элиасов, Ямпилов, Метелица), - уже после вспоминает Санжиев. - На XXIV пленуме обкома партии в своем выступлении я принципиально отвергал предъявленные мне обвинения в ошибках националистического характера, как необоснованные, тенденциозные».

Правота Санжиева подтвердилась в 1951 году на обсуждении эпоса «Гэсэр» в Институте востоковедения АН СССР. В 1953 году в Улан-Удэ на объединенной научной сессии Института востоковедения АН СССР и Бурят-Монгольского научно-исследовательского института культуры ученые пришли к единому мнению о том, что бурятские версии «Гэсэра» в своей основе являются народными…

«Гэсэр» признавался ценным культурным наследием бурятского народа. А противники эпоса и лично Санжиева не могли и в страшном сне предположить, что в XXI веке имя героя эпоса популяризирует известный фантаст Лукъяненко в своей книге «Ночной дозор», легшей в основу фильма.

А в 2006 году под эгидой министерства культуры Китая составлен первый список культурного наследия на государственном уровне, в который вошел «Гэсэр» как культурное наследие провинций, в которых проживают тибетцы, монголы. Китай предлагает открыть десять специализированных школ, в которых будут учить искусству улигершинов. В России эпос «Гэсэр» недавно включен в список для внеклассного чтения.

Жаль, что в современной Бурятии малозаметно для общественности прошло 100-летие со дня рождения Буянто Сайнцаковича Санжиева. Редакция благодарит его ученика, доктора исторических наук, профессора БГУ В.Д. Дугарова за помощь в написании статьи.

Автор: Владимир Буяхаев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях