Бизнес
999

О модернизации

Прошло два года с момента опубликования статьи Д. Медведева «Россия, вперед!», а пути модернизированного прорыва по-прежнему в тумане. Готова ли управляющая элита к такому прорыву?

После хаоса 90-х годов значительная часть этой элиты полагает, что народ попросту не воспримет кардинальные перемены. А сам народ к тому же полагает, что это не последняя (и не первая) пиаровская кампания, которая не даст никаких результатов.

Зачем напрягаться, кампания «модернизация» скоро сойдет на нет. И действительно сходит. Прошедшее в январе заседание правительства РФ под председательством В. Путина - косвенное тому подтверждение.

Да и кто эта элита? Нынешняя буржуазия — мелкие и крупные предприниматели и обслуживающие их чиновники. Не господа, но уже и не товарищи.

За 20 лет школы капитализма Россия так и не вышла из подготовительного класса, в котором главная дисциплина - «купи-продай». Нынешнее богатство людей в подавляющем большинстве не является результатом их индивидуальных усилий, гениальной изобретательности созидания. Холодные прагматики, для которых главное — заработать деньги. Лишь 9% российских предпринимателей участвуют в технологическом инновационном обновлении производства. Тогда как оптимальный стартовый уровень модернизации — 25-30%.

Настоящая буржуазия — это прежде всего созидательный класс. Это ее работа — современная западная цивилизация. Она строит заводы, создает новые технологии. И ради стабильности делится с народом, создав базу социального равновесия. Никто не скажет, что западные капиталисты — ангелы. Естественно, идет перераспределение общественных богатств. И традиционные факторы неравенства есть — собственность, доход, власть. История доказывает — инстинкт наживы гораздо сильнее инстинкта самоохранения. Но они думают о нем, о социальном равновесии и поддерживают его.

У нас социологи все с большей тревогой говорят о расслоении общества. Огромный разрыв (до 16 раз) в уровне жизни отдельных социальных групп ведет к утрате политического единства. От неравенства экономического легко перейти к неравенству политическому.

По данным соцопросов «Левады Центра» сегодня 84% россиян считают, что они перестали влиять на политику. Поняв это, люди уходят в частную жизнь. Оттесненные на обочину политческой, общественной жизни, они перестают чувствовать ответственность за то, что происходит в России, в ее регионах. Живут как бы в чужой стране, принадлежащей чужим.

Сейчас у общества нет лозунга «хлеба и зрелищ». Есть требование справедливости и большей ответственности власти. Для россиянина справедливость выше правды.

Нам необходимо социальное лечение. И пока на договорных началах. Недаром более половины граждан в социальных опросах считают порядок важнее демократии. Речь идет о создании более широких возможностей ограничения нездорового и бесцельного накопления. О более рациональном распределении финансового бремени правительства. О формировании общей социальной солидарной ответственности за все происходящее в стране.

Успех заметен там, где воля народа и власти совпадают. Действуют в одном направлении. Неудивительно, что пока в России нет коллективного запроса на модернизацию. Важнейший ее стимул — солидарность людей с идеей великой России.

Модернизация может состояться, если российская управляющая элита найдет баланс между прагматизмом и идеализмом.

Мы знаем, почти знаем, что делать. Проблема — кто будет делать? Говорят, Наполеон проиграл битву при Ватерлоо потому, что забыл про пехоту, поставив все на на более заметную квалерию. Вот и мы, думается, должны поставить на «забытых» людей, находящихся в основе социальной пирамиды.

Сегодня движущая сила страны — рабочие, мелкие и средние бизнесмены и возрождающийся «середняк» в деревне. Интеллигенция — под рукой, но не вверху и не над нами. Надо работать на них. Петр I ставил созидателя — литейщика, плотника, кузнеца выше боярина — чиновника. И в итоге у него получилось.

Опасность не в радикализме, а в длительном бездействии по модернизации социальной экономической жизни. То, что сейчас происходит, напоминает взбивание пухового одеяла вместо того, чтобы вдеть его в чистый пододеяльник и правильно застелить. Внутренние его части при этом отрываются от своего места и переворачиваются по всему телу.

О проблемах перестают говорить, ведь это тоже оптимизм: не говорить о трудностях. К сожалению, у нас заявляют об отсутствии проблем те, кто обязан их решать. Это скверно.

Но есть обнадеживающее начало. Мэр Улан-Удэ А.Голков после командировки по сибирским городам заявил, что, оказывается, мы сильно отстали от них в экономическом развитии. Да и наша столица в числе ста самых грязных городов страны. Надо учиться говорить правду. Не назвав проблемы во всей ее неполиткорректности, мы не сможем найти ее решение. Это тоже условие модернизации. Иначе нам будет хуже, чем могло бы быть. Но поскольку мы не знаем,как оно могло бы быть, то, может, ничего и не заметим.

Автор: Юрий Кравцов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях