Происшествия
4561

По делу Чимита Тармаева прошли прения сторон

Адвокат обвиняемого заявил, что следствие не предприняло никаких шагов для установления истинных обстоятельств происшествия, и вновь попросил квалифицировать действия Чимита Тармаева как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны

24 декабря на очередном заседании суда адвокат Чимита Тармаева предъявил три дополнения: справку о состоянии здоровья М.А. Тармаевой, мамы Чимита, справку о хронических заболеваниях Чимита и билет на троллейбус, прокомпостированный 19 января 2012 года в 23.52.  

- Этот билет следствие отказалось принять, мотивировав тем, что их не интересует, что было до инцидента. Билет подтверждает, что Чимит не мог быть в составе группы азиатов, с которыми у данной группы была стычка до инцидента с Чимитом. Дополнения были приняты судом, - сообщает Лия Санданова.



Прокурор попросил для обвиняемого 9 лет


Затем показали видеозапись, изъятую с камеры слежения внутри станции «Киевская». Запись длится 1 - 2 минуты, т.е. показывает небольшую часть событий.

- Запись могли видеть только участники процесса: судья, прокурор, адвокаты. Было слышно, как адвокат Чимита сказал: «Посчитайте их, господин прокурор», - отмечает Лия.

После этого начались прения сторон.

Прокурор зачитал обвинительное заключение, в котором он квалифицировал действия Чимита по ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство»), предусматривающей наказание от 6 до 15 лет лишения свободы. Но, учитывая несколько положительных характеристик Чимита, имеющихся в материалах дела, и то, что он ранее был не судим, прокурор просил приговорить обвиняемого к 9 годам лишения свободы, а также удовлетворить иск представителя потерпевшего в размере 5,5 млн рублей.

- Прокурор читал скороговоркой, не отрываясь от бумажки, всё заключение подряд со всеми показаниями (даже моими), заключениями экспертиз и т.п., - рассказывает Лия. - Судья сделала прокурору замечание, чтобы он говорил внятно и громко. Адвокат Чимита сказал, что всё это участникам процесса уже давно известно, зачем читать снова. Тогда прокурор сразу перешёл к выводам.

Затем выступил адвокат потерпевшего. Он согласился с прокурором.

- У обороняемого должна быть реальная угроза жизни, которой в данном случае не было. Мы видели запись - там этого нет. А показания у свидетелей - участников инцидента расходятся, потому что ребята были в шоке, когда у них брали показания после случившегося, - сказал адвокат потерпевшего.



"Следователи ничего не сделали для расследования дела"


После них выступил адвокат Чимита Тармаева. Содержание его речи Лия успела записать тезисно. Адвокат вначале выразил соболезнования  потерпевшей стороне.

- Прокурор просто прочитал обвинительное заключение, которое все слышали на закрытом заседании ещё в августе, ни одного своего слова не добавив к этому документу. Поэтому дифирамбы адвоката Абдулалиева о том, что «мы выслушали вдохновенную речь прокурора, в которой всё отражено», в данном случае неуместны, - заявил адвокат Чимита.

- В 00.05 20 января группа молодых людей, приехавших в Москву из Дагестана, напала на Тармаева. Установлено, что в группе было шесть человек. Но, по показаниям Рамазанова (одного из них), в ресторане перед инцидентом их было восемь человек, затем они вместе спустились в подземный переход. Так что нападавших могло быть и больше. По показаниям трёх из шести, выступавших в суде в качестве свидетелей, каждый из них занимался каким-либо силовым спортом (бокс, кикбоксинг, дзюдо). Некоторые не работали, другие работали охранниками, что тоже требует определённой физической подготовки. Двое из шести ранее были судимы, один совершил разбойное нападение после инцидента и в мае сего года был осужден, - напомнил суду адвокат.

Он обратил внимание и на следствие. По его мнению, следователи ничего не сделали для расследования дела. Не были изъяты записи со всех камер слежения, в том числе в подземном переходе, где начался инцидент. Не проводилась работа по розыску свидетелей. Была проведена только одна очная ставка, никого из участников инцидента не обыскали, не задержали, не были сделаны анализы на алкоголь у всех участников инцидента и т.д. Например, только в ходе судебных разбирательств выяснилось, что вся группа непосредственно перед инцидентом была в ресторане и они пили водку.

При этом сам Чимит не был пьян, содержание алкоголя у него в крови было 0,25 промилле.

- У меня, например, - сказал адвокат, - 0,2 промилле - естественный уровень в связи с заболеванием. Но Чимит не отказывается, и его коллега дала показания в суде, что они за ужином выпили по маленькой бутылке пива. У погибшего Абдулалиева в крови было 0,9 промилле. Омаров от анализа отказался, но в медицинском освидетельствовании описано: шатающаяся походка, резкий запах алкоголя и то, что он не справился с тестами на координацию движений. У остальных участников инцидента анализы на алкоголь не были взяты.



Нападать первым у Чимита не было никаких причин


Затем адвокат напомнил показания двух свидетелей. Полицейский в метро и зашедший к нему охранник показывают, что, находясь в служебном помещении за закрытой дверью, услышали необычные звуки, перекрывающие естественные шумы в метро (т.е. крики были очень громкие). Выскочив, они увидели в десяти метрах от комнаты полиции группу ребят-кавказцев, стоящих очень близко друг к другу. Тармаева не было видно, он был окружён. Потом группа расступилась, и они увидели Тармаева с ножом.

- Возможно, Чимит превысил пределы необходимой самообороны, но никак не мог человек, пишущий стихи и имеющий два высших образования, напасть на целую группу спортивных парней. У него не было для этого никаких причин: он ни с кем из них ранее не был знаком и не имел личных неприязненных отношений с ними, не участвовал в стычке с азиатами, о которой в разных противоречащих вариантах показывал ключевой свидетель Омаров, - сказал адвокат Чимита.

Он подчеркнул, что с самого начала следствие строило свою позицию, исходя из показаний Омарова о том, что несколько лиц азиатской национальности (потом на суде они превратились в одно лицо, причём именно Тармаева) пытались отобрать у него мобильный телефон и деньги.

- Нашли у кого, - прокомментировал этот эпизод адвокат.

Спустя некоторое время он вдруг увидел Тармаева, принял его за одного из тех, с кем у него ранее была стычка (на суде уже сказал, что это был именно Тармаев), и начался инцидент.

- Сразу было понятно, что Омаров либо врёт, либо заблуждается (Тармаев физически был в другом месте, что подтверждено показаниями его коллеги и билетом на троллейбус). Видимо, поэтому следствие даже не включило Омарова в список свидетелей, хотя с ним единственным они проводили очную ставку, - добавил адвокат.

Он особо заметил, что на представленной суду видеозаписи нет начала инцидента. Делать выводы о том, что кто-то из группы первым начал оскорблять Чимита или он зашёл и сразу напал с ножом на группу молодых людей, можно только со слов участников инцидента.

- И почему надо верить словам Омарова, который изворачивается и меняет показания, а не Тармаеву, интеллигенту с двумя высшими образованиями? - задался вопросом адвокат.

Он высказал мнение, что зачинщиком инцидента был Омаров, как Омаров и показал следствию, а не Чимит, как Омаров показал на суде.

- Следователь Турченков, выступая на суде в качестве свидетеля, подтвердил, что протоколы подписаны лично Омаровым. На суде Омаров на вопрос судьи о подписи сказал: «Похожа на мою», - комментирует Лия Санданова.



Приговор могут вынести уже 15 января


- Следователи не ответили ни на одно из моих ходатайств. В материалах дела я неожиданно увидел три ответа (всего ходатайств было пять) - формальные отписки. Следователь отказался принять у меня билет на троллейбус, отказался опросить водителя троллейбуса, на котором Тармаев доехал до метро «Киевская», когда я уже привёл водителя к ним в следственный отдел. К сожалению, мне не дали возможности задать вопросы следователю Турченкову, выступавшему в качестве свидетеля, - рассказал адвокат.

- В заключение я скажу то, что, возможно, будет неожиданным для вас. Тармаев фактически совершил подвиг: он не встал на колени, моля о пощаде, он защитил свою жизнь от группы напавших на него людей. Представим себе, что они «пропустили» Чимита. Что дальше? Объектом их посягательств могли стать не только мужчины, но и женщины, кто угодно. Прошу квалифицировать действия моего подзащитного по ч. 1 ст. 108 («Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны»), - заключил адвокат.

На этом прения сторон закончились. Судья спросила Чимита, признаёт ли он моральный и материальный ущерб. Он ответил: «На усмотрение суда».

Следующее заседание пройдет 14 января в 12.00. На нём заслушают Чимита как обвиняемого. Затем по протоколу судья берёт время для подготовки решения - от одного и более дней.

- Гипотетически 15 января 2013 года, почти через год после случившегося нападения, мы можем узнать, какой приговор Чимиту Тармаеву вынесет российское правосудие, - говорит Лия Санданова.

Фото ramenskoe.mo.sudrf.ru

Автор: Андрей Ян

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях