Главное Популярное Все Моя лента
Войти

"Кадры решают многое…"

10 вопросов ветерану-хореографу, корифею бурятского балета и прославленному артисту театра оперы и балета Бакалину Васильеву

10 вопросов ветерану-хореографу, корифею бурятского балета и прославленному артисту театра оперы и балета Бакалину Васильеву

 

- Расскажите о том, как вы стали танцором балета и что интересного за годы в этом искусстве вы увидели и пережили.


- Я посвятил балету всю свою жизнь, вся моя деятельность на протяжении 56 лет (сейчас мне 75 лет) была связана с балетом. В 1956 году я окончил Ленинградское хореографическое училище, где учился вместе с небезызвестным Петром Абашеевым.

Потом вернулся в Бурятию, тогда она носила имя Бурят-Монгольской АССР, и попал в труппу академического театра оперы и балета. Это было блестящее и прекрасное время. Получилось так, что я попал во вторую бурят-монгольскую декаду 1959 года. Тогда лучшие артисты Бурятии: танцоры балета, оперные певцы - выступали в Москве перед столичной публикой.

- А если подробнее: кто стоял у истоков театра?

- Если говорить об истории, то могу рассказать именно об истории балета, и в частности нашего театра. Театр оперы и балета создан в 1939 году. Первыми, кто организовал первую театральную труппу, были видные деятели искусства Иосиф Туманов и Игорь Моисеев. В эти годы как раз приехал из Москвы Михаил Сергеев. В то время был театральный техникум, который выпускал драматических актеров.

Из них отобрали наиболее способных, подвижных, чтобы могли танцевать. Им было примерно за 20 лет, конечно, возраст, когда нужно начинать обучаться балету, был давно уже пройден, но с чего-то нужно было начинать. Надо сказать, что артисты набирались и из простых людей. Хореографы, преподаватели вокала ездили по районам и отбирали талантливых людей.

На первую декаду бурят-монгольского искусства 1940 года в Москву ездили выходцы из народа.

Среди них были знаменитые в последующем мастера балета: Федор Сергеевич Иванов, Татьяна Ефремовна Гергесова и другие. И, конечно, в то время начинал заниматься балетом Цыден Бадмаев, которому в этом году исполнилось бы 90 лет.

- Какая атмосфера царила в театре в то время?

- Атмосфера была потрясающей, очень творческой, все были полны энтузиазма. После первой и второй бурят-монгольских декад начался подъем нашего театра, наступил настоящий ренессанс бурятского балета и оперного искусства.

Даже московские и петербургские критики ставили наш театр в пример другим коллективам. Мы два раза, в 1979 и 1980 годах, выступали на сцене самого Мариинского театра. Это было время признания бурятского искусства.

 Мы гастролировали по всей стране. И мне кажется, успех наш зависел в первую очередь от укомплектованности кадрами. У нас в каждом цехе были настоящие мастера: танцоры, художники, дирижеры, музыканты, певцы. И было настоящим чудом быть одним из них.



- А самый запоминающийся случай из практики?


- В 1957 году я ездил в Монголию в составе труппы нашего театра. Нам особенно запомнилась встреча с послом СССР в Монгольской Народной Республике Вячеславом Михайловичем Молотовым. Этот в прошлом видный партийный деятель, можно сказать, был в ссылке в Монголии. Он встретил нас очень душевно и радушно, распорядился выдать теплые гутулы и шубы, потому что было очень холодно.

Потом мы были у него на приеме. При общении с ним сразу было заметно, что он в прошлом был правой рукой Сталина. Так вот он пересказал нам сюжет одной книги, в которой главный герой в конце своей бурной жизни остается в полном одиночестве. Я думаю, Молотов в какой-то степени говорил о себе. А так очень приятный человек был.



- Расскажите о ваших знаменитых современниках – Сахьяновой и Абашееве.


- Я вместе с ними танцевал во многих спектаклях. В ведущих партиях вместе с Петром Абашеевым и Ларисой Сахьяновой всегда выступал я. Если в «Лебедином озере» Сахьянова была Одетт-Одиллией, Абашеев – принцем, то я был Ротбардом. В «Жизели» Лариса была Жизелью, Петр танцевал партию Альберта, а я исполнял лесничего Ганса.

Вообще я танцевал со всеми ведущими солистками нашего театра, это и Муруева, и Протасова, и Петрова. И каждая из них была яркой индивидуальностью, каждая обладала артистической харизмой, они буквально приковывали к себе взоры зрителей.

- А возможно ли возрождение всероссийской славы бурятского театра оперы и балета в ближайшее время?

- Дело в том, что в советские годы готовили кадры для искусства. Своим ренессансом в 60 - 80-е годы театр обязан воспитанникам и выходцам именно из бурятской школы танца и пения. На нынешнее состояние театра во многом повлиял кризис 90-х годов. Тогда всем приходилось тяжело, особенно артистам, нам не давали жилье, подолгу не платили зарплаты.

 Многие тогда были вынуждены уйти из профессии либо перебраться в другие города, где им предлагали более выгодные условия. Несмотря на все это, театр продолжал жить, ставились спектакли, приходили молодые артисты. Еще очень негативно сказалась 6-летняя реконструкция театра. Мы вынуждены были играть на подмостках разных театров. За это время очень износились декорации и сценические костюмы. Но самое главное - это кадры. У нас сейчас нет ни художника, ни дирижера, ни, можно сказать балетмейстера.

Надо в первую очередь обращать внимание на местные кадры, растить своих специалистов. Можно, конечно, приглашать их со стороны, но в этом нет ничего хорошего. Такие люди приедут, отработают контракт и уедут. Не спорю, что они смогут сделать хорошие постановки, но им безразлично будущее театра, его судьба.



- Но каждый год хореографическое училище и академия культуры выпускают молодых артистов. Где они сейчас?


- Очень многие уезжают в другие города или вообще за рубеж. Бурятские артисты есть и в Москве, и в Петербурге, они есть в Италии, Испании и США. И они востребованы, их с удовольствием берут в театральные труппы, им предоставляют хорошие условия труда и возможность гастролировать по миру. Неудивительно, что они хотят уехать из Бурятии. Нам нужно заботиться о своем театре, тем более что наш театр оперы и балета - флагман бурятского искусства.



Фото Марка Агнора.
Читать далее