Один день из жизни участкового
Главное Популярное Все
Войти

Один день из жизни участкового

Улан-удэнский участковый соединяет сердца и выступает психологом в непростых жизненных историях своих подопечных

- Я – Галсан, - говорит человек, чью профессию я собираюсь изучить, и крепко пожимает мою руку.

Галсан Цырендоржиев уже четыре года работает участковым. Под его контролем больше пяти тысяч человек в поселке Восточный. Его рабочий день начинается в 8-45 утра. А вот заканчивается по-разному – хорошо, если в десять вечера.

День начинается с объезда «владений». Участковому необходимо знать, что случилось на его участке за ночь. Наша «Лада» бодро подпрыгивает на кочках, а у меня ощущение, как будто я еду в машине со знаменитостью. Каждый второй прохожий, широко улыбаясь, приветственно машет рукой участковому.

- Это Саша, хороший паренек, но что-то встал на кривую дорожку, - тяжело вздыхает Галсан, кивнув очередному улыбающемуся прохожему. – А это Миша, ох, и намучились мы с ним…

_MRK0001.jpg

План на день у Галсана обширный – нужно съездить по заявкам жителей, обойти условно осужденных и находящихся под надзором, забежать в ЖКХ, узнать, есть ли проблемы с бомжами, повадившимися греться в теплых подъездах, и, конечно же, посетить проблемные семьи. А потом – обязательный вечерний прием посетителей и волокита с бумагами…

- На семью времени мало, конечно. У меня сынишке годик, - говорит участковый и вдруг на полном серьезе удивляется. – Вы представляете, он меня узнает. Видит-то он меня совсем мало. Но помнит все-таки.

«Громко включают неэтичную музыку!»

У Галсана образование психолога. До работы участковым он несколько лет проработал в колонии. Тех своих подопечных он вспоминает с неожиданной теплотой.

– Я их сейчас, бывших заключенных часто встречаю, - рассказывает он. - Они меня все помнят. Обязательно остановятся поболтать. В такие минуты приятно – значит, правильно выполнял свою работу, раз встречают с радостью.

_MRK9944.jpg

Мы едем по первой заявке. Пожилая женщина жалуется на чересчур шумных соседей, которые включают музыку. Она встречает нас еще на лестнице, тыкает заявление. «Громко включают неэтичную музыку!» - возмущается женщина в заявлении.

- Она восемь заявлений в разные инстанции писала. И всех их перенаправили ко мне: «Примите меры!». А какие я могу принять меры? Не могу же я их выселить. Вот и хожу, разговариваю, убеждаю… - говорит участковый.

На лестничной площадке, где живут шумные соседи, чувствуется неприятный запах. Дверь нам открывает сухонький немолодой мужчина с бородой и нечесаными лохмами. Подслеповато щурится на свет, узнав участкового, застенчиво улыбается.

- Здрасьте…

На увещевания и негодование Галсана возмутитель спокойствия хлопает глазами и уверяет, что все нормально.

- Он ночью по квартире прыгает, специально включает похабную музыку, чтобы я уснуть не могла! – все не перестает жаловаться соседка. – И еще нарочно какое-то скрипящее устройство придумал, чтобы вообще доконать меня.

_MRK9959.jpg

Слабо верится, что этот мужчина, уже находящийся на пороге, разделяющем приличных людей от бомжей, может придумать «специальное устройство», чтобы досадить соседке. Но то, что он доставляет соседям немало проблем, очевидно. По его грязной кофте ползают вши – вряд ли кого-то может порадовать такое соседство.

Получивший словесную взбучку участкового, мужчина торопливо бормочет, что «чес-слово, все вымою, от вшей избавлюсь, шуметь не буду». Мы обещаем проверить чуть позже, выполнил ли он наказ, и двигаемся дальше.



«Да у меня как жена умерла, так ничего и не хочется»


Каждый отдельный случай, с которым сталкивается участковый – это целая история. Иногда со счастливым концом, иногда все заканчивается не так, как хотелось бы. И здесь важно быть не столько хорошим полицейским, сколько психологом – внимательным, вдумчивым и сопереживающим.

Мы едем брать объяснительную. Казалось бы, в этой истории нет ничего особенного – пьяный мужчина ударил кулаком подружку соседки. Ну, выпили. Ну, поругались – разодрались. Таких историй, как это ни грустно, пруд пруди.

_MRK9984.jpg

Нас встречает грустный невысокий мужчина около шестидесяти лет.

- Достали меня эти бабы, - машет рукой мужчина и красноречиво прижимает ладонь к горлу. – Вот здесь они уже сидят! Ходят и ходят, то деньги попросить, то еще что. Сил уже никаких нет.

В квартире дебошира сразу бросается в глаза отсутствие хозяйской женской руки.

- Да у меня как жена умерла, так ничего и не хочется, - помолчав, вдруг признается он. – Скучно жить. Скучно. Вот и пью. Что еще делать-то. И жить-то ради чего мне?

- Ты же уникальный человек. Ты прошел Афган, ты военный, как мог до такого опуститься? – увещевает участковый. – И дети – у тебя же есть дети. Хорошие, говорят, дети.

- Да я им разве нужен? – у хозяина квартиры едва заметно дрожит голос.

Вроде и слов никаких особых не сказано, только какие-то простые добрые слова произнес участковый, а его собеседник вдруг приосанился. Разлохматил седые волосы и трогательно заулыбался.

- А и вправду… Дочка ребенка же в честь меня назвала. Внуки меня любят.

- Ну вот, а пока ты пьешь тут, горе свое заливаешь, они, поди, к другому деду ездят.

- Да тот дед знаешь какой плохой, - вдруг сердится наш дебошир. – Я-то дедушка намного лучше…



«Ближе вас у нас никого нет»


Едем на следующий адрес.

- Тут живут старики, - рассказывает по дороге Галсан. – Один совсем старенький, 83 года. С трудом ходит. Дочка его – инвалид, нет колена, не ходит вообще. И муж ее – слепой. Люди-то они очень хорошие. Даже слишком.

Дедушка повадился приводить домой разных бездомных.

_MRK9991.jpg

- Вот пойдет он в магазин, там пристанет к нему бомж: «Дай копеечку». Дед разжалобится, приведет его домой. А тот, как отогреется, начинает стариков гонять, деньги воровать…. – говорит Галсан. – Была тут одна, села к ним на шею, вещи таскала, деньги воровала. С трудом выгнал.

Старики встречают участкового как родного, обнимают и уговаривают попить чай. Заглядывая в глаза, жалуются – опять эта, которую выгнали, названивает.

- Чтоб духу ее здесь не было и не вздумай ее жалеть опять, - сурово грозит участковый.

Дедушка радостно улыбается. Для них, одиноких, не имеющих ни родственников, ни друзей эти редкие визиты участкового – настоящее счастье.

- Ближе вас у нас никого нет! – заявляет женщина, дочка хозяина и старики согласно поддакивают. – Вы уж найдите нам кого-нибудь хорошего. Чтобы помогал нам. А мы уж его и кормить, и одевать будем…

- Ищу-ищу, - вздыхает Галсан. – Но не могу же я кого попало к вам привести, тут хорошего человека надо найти.

Когда он уходит, старики хватают его за рукав и просят:

- Заходите еще… вы уж нас не забывайте… скоро у деда день рожденья, будем очень вас ждать…

На мое удивление, почему он должен искать им сожителя, участковый поясняет.

- Я же всех знаю, мне легче им найти, - говорит он. – Жил тут мужчина. Неплохой мужик, спокойный, непьющий, но уже почти бомж. Я познакомил его с женщиной – тоже одинокая, тоже в возрасте. Теперь живут душа в душу и жизни друг без друга представить не могут.

Угрожал жене убийством



- Иногда такая «Санта-Барбара» бывает, - рассказывает Галсан. - Мы сейчас едем проверить семью. Жена младше мужа на двадцать с лишним лет. Двое маленьких ребятишек. Муж жену ревнует, бьет, недавно убийством угрожал. Она от него не уходит: любит. И он ее не бросает, хоть и уверен, что она ему изменяет: тоже любит. Ох, любовь эта…

Девушка встречает нас, немногословно объясняет: муж обещал, что бить не будет, и она решила ему поверить. В последний раз. Уже намного позже, когда рабочий день участкового уже закончился, а я не успела еще уехать, она позвонила ему и призналась: наврала.

- Опять он меня избил, а я уж побоялась вам признаться, - истерил в трубке телефонный голос.

А бывают истории, рассказывает участковый, почти абсурдные. Женщина, торгующая на рынке мясом, избила свою конкурентку за то, что та слишком настойчиво зазывала покупателей.

- Иногда люди жалуются: вот, дескать, не знаю своего участкового в лицо. У меня на участке больше пяти тысяч жителей, - рассказывает Галсан. - И это еще небольшой участок считается. Физически не хватает времени всех обойти и со всеми познакомиться. Да, может, это и неплохо, если меня кто-то в лицо не знает. Значит, у них все хорошо и нет нужды знакомиться со мной.

Вечером Галсан встречает посетителей. Желающим приобрести оружие, объясняет, что для этого нужно. Девушке, которой помяли машину, советует, куда ей обратиться. Серьезно выслушивает конфликтные истории. Попутно успевает заполнять бумаги и отвечать на звонки – номер сотового участкового знают почти все.

- Я люблю свою работу, - говорит участковый. - Да, тяжело бывает. Детей редко вижу. Но, знаете, бывают такие моменты… Помог, например, кому-нибудь. Вытащил человека из пьянства. Не допустил семейной трагедии. Или еще что. Вот в такие моменты я очень люблю свою профессию.

Фото Марк Агнор

Читать далее

Читайте также