Политика
1971

«МК в Бурятии»: Сокращение расходов на чиновников оборачивается ростом бюджетных трат

В декабре 1996 года тогдашний президент Бурятии Леонид Потапов подписал постановление о сокращении расходов на содержание аппарата управления органов государственной и муниципальной власти

Задача ставилась почти непосильная, поскольку резать надо было по живому: постановление предписывало министерствам, ведомствам и муниципальным органам власти сократить свои расходы на 40 процентов от минимальной расчетной потребности.

Размер общей экономии должен был составить 15 миллиардов тогдашних рублей, в том числе за счет увольнения 316 чиновников по всей республике, сокращения рабочего времени и предоставления отпусков без сохранения заработной платы.

Режим жесткой экономии вводился на все атрибуты власти, включая услуги связи на междугородные телефонные переговоры. Значительно сократилось количество телефонных номеров, как невообразимая роскошь, из кабинетов были изъяты параллельные аппараты. Лимит на пробег одной служебной легковой автомашины ужался до 2,5 тыс. километров в месяц. Практически свелись на «нет» служебные командировки, особенно в Москву. Без высочайшего разрешения невозможно было слетать куда-нибудь за пределы Бурятии.

С тех пор минуло почти 16 лет, самый страшный экономический кризис ушел в историю, а вместе с ним и ушла привычка экономить. Власти, пережив «голодные годы», как с цепи сорвались, и теперь ни в чем себе не отказывают: ни в льготах и привилегиях, ни в высокой зарплате и заграничных командировках. Ни в дорогих служебных машинах.

Условия работы правительства Бурятии заметно изменились благодаря появлению современных средств связи, о которых 16 лет назад можно было только мечтать, возросли эффективность управления и оперативность влияния на форс-мажорные обстоятельства. Даже важные общереспубликанские совещания с главами районных администраций можно проводить, не выезжая из резиденций — прямо по телевизору. Развитие коммуникаций, казалось бы, должно было (просто обязано) свести к необходимому минимуму количество служебного автотранспорта. Однако за последние годы его не только не стало меньше — автомобильный парк правительства Бурятии растет как на дрожжах. И, кажется, что нет этому конца.

16 лет назад на службе республиканских органов власти в общей сложности стояло 48 автомобилей, в 2004-м — 101, сейчас — 129! Если в 1996 году у администрации президента-председателя правительства Бурятии, включая зампредов и управляющего делами, в распоряжении было 20 автомобилей и в их числе 8 «кольцевых» машин для служебных поездок ответственных работников администрации, то сейчас их количество выросло до 35, не считая грузовой транспорт, автобусы и микроавтобусы.

У министерства экономики было 3 единицы транспорта, стало 4. У министерства образования Бурятии было 2, а стало 5. У министерства культуры в распоряжении имелся лишь один автомобиль, теперь их 3. У полномочного представительства Бурятии при президенте России количество автотранспорта выросло с 3 до 5. И так далее и тому подобное.

Единственное исключение — министерство сельского хозяйства и продовольствия. В голодные годы у этого ведомства насчитывалось 7 автомобилей, в 2004-м — 9. Теперь только 4. Зато прибавилось колес у минтранса, минздрава и минсоцзащиты. Список можно продолжать.

Возрос и лимит пробега служебного автотранспорта — с 2,5 до 2,7 тыс. километров в месяц. Исключение сделали представительству в Москве, установив ограничение в 3,6 тыс. километров. Оно и понятно — пробки и расстояния.

Когда страна, а с ней и Бурятия, пришла в себя, власти вернулись к нормативам расходов на услуги связи на каждого сотрудника республиканских органов власти. И уже не скромничали. К примеру, в 2004 году в зависимости от статуса чиновника норматив этот составлял от 300 до 1,5 тысячи бюджетных рублей на телефонные разговоры в месяц. Годовой же норматив на так называемые «прочие услуги» на одного сотрудника (опять же в зависимости от занимаемой должности) варьировался от 10 до 35 тысяч рублей. В начале 2012 года правительство внесло в нормативы материально-технического обеспечения некоторые коррективы. Цифры остались практически неизменными, зато появилось примечание, что коррективы могут увеличиваться или понижаться в зависимости от состояния бюджета.

Так вот, судя по тому, как власти неустанно придумывают для себя все новые и новые льготы (например, 100 тысяч «гробовых»), покупают новые и дорогие машины, активно участвуют в зарубежных поездках и не вылезают из Москвы, состояние нашего бюджета просто блестящее. И неважно, что не хватает денег на повышение зарплаты нянечкам в детских садах и спасение городского трамвая.

Власти, конечно, могут возразить, дескать, оптимизация в правительстве продолжается. Ежегодно сокращается по 5 процентов чиновников. Но при этом расходы на содержание оставшихся слуг народа почему-то только увеличиваются, а средней заработной плате государственных служащих Бурятии и щедрым бюджетным льготам могут позавидовать даже экономически продвинутые регионы.

Одна из таких льгот — денежные выплаты главе региона и депутатам Народного Хурала в случае повреждения здоровья, утраты трудоспособности, либо гибели или в случае прекращения депутатских полномочий — даже вызвала вмешательство генеральной прокуратуры России. А на днях бурятская прокуратура вновь вернулась к вопросу о пенсионных доплатах высокопоставленным чиновникам. На эти цели в бюджет 2013 года правительство планирует заложить 222 миллиона рублей. И это при том, что межбюджетные трансферты, которые мы получаем из федерального бюджета, значительно превышают наши собственные доходы. В 2014 году ожидается еще большая финансовая зависимость Бурятии от России.

Фото russianstock.ru

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях