Политика
2800

Второе правительство Наговицына ждет период стабильности

Почти все вице-премьеры и министры республики сохранили свои посты. Но в целом состав кабинета по сравнению с таковым пятилетней давности претерпел существенные изменения

Почти завершилось формирование правительства Республики Бурятия. Глава решил оставить многих членов кабинета на своих местах, депутаты Народного Хурала этому не возражали. Впрочем, ряд высоких чиновников заняли свои посты еще до переназначения Вячеслава Наговицына. Так, Александр Гребенщиков, министр промышленности и торговли, стал таковым с возвращением этого министерства в структуру правительства Бурятии в октябре прошлого года.

Вице-премьер по «социалке» Владимир Матханов занял пост в конце февраля этого года. В то же время кабинет министров по собственному желанию покинул Владимир Рубан, возглавлявший Минстрой. По слухам, это было обусловлено интригами вокруг его должности, дескать, министра на самом деле «утопили». Другие говорят о возможной причастности экс-министра к нарушениям и сверхсметным строительством в столице республики.

Место Рубана уже практически занял бывший депутат, руководитель крупной строительной фирмы в Северобайкальске Виктор Мариничев. Уже известно, что министром строительства в Бурятии будет именно он. Эту информацию "Информ Полису" подтвердил лично глава Бурятии Вячеслав Наговицын. На своих местах также остаются министр образования республики Алдар Дамдинов и министр здравоохранения Валерий Кожевников.

«Бессмертные»

Главным лидером среди долгоиграющих членов правительства Бурятии остается Татьяна Думнова, разменявшая второй десяток трудового стажа в Минэкономики. Начав с простого специалиста, Думнова преодолела все ступени карьерной лестницы. По сути, Минэкономики стал для нее вторым домом, и представить его без нее будет трудно.

И это несмотря на все сложности и скандалы, сопровождавшие как экономику республики, так и фигуру самого министра. Напомним, в декабре 2007 года Татьяна Думнова была осуждена за хищение бюджетных средств в размере 30,7 тысячи рублей. Но в апреле 2008 года судимость с нее была снята по ходатайству Наговицына. Пожалуй, Думнова была одним из немногих министров, что легко и безболезненно перешли из кабинета Леонида Потапова под крыло нового лидера республики. Для Наговицына она стала очень нужным, практически незаменимым человеком. Вполне возможно, справит и 25-летний юбилей работы в министерстве.

Довольно незаметным, но также почти незаменимым является министр природных ресурсов Баир Ангаев, работающий в отрасли с 1995 года. После того как Госкомэкологии Бурятии преобразовали в министерство, он стал замминистра. А когда его начальника Петра Носкова повысили, логично возглавил Минприроды.

Еще одним «бессмертным» является первый вице-премьер Иннокентий Егоров. Бывший школьный учитель был вторым лицом в правительстве Потапова, остается таковым и при Наговицыне. Егорова многие считают достаточно «статусной» персоной, выразителем чаяний местной элиты. Однако не только этим объясняется его непотопляемость.

Еще в 2009 году ходили слухи о его возможной отставке, но Наговицын оставил его в должности, как и сейчас. Это глава республики объяснил потрясающей работоспособностью своей «правой руки». До нынешнего переназначения Егорова ходили слухи о его возможной «переброске» на пост председателя Народного Хурала Бурятии, что многие депутаты восприняли с опаской, зная жесткий характер Егорова. Впрочем, для истинного чиновника, коим он является, работа на политической должности вряд ли подошла бы.

Глава администрации правительства Бурятии в ранге вице-премьера Петр Носков тоже давно в правительстве. Он один из немногих членов кабинета, успевших поработать и в Народном Хурале, возглавлял родной Мухоршибирский район. Одним из направлений работы Носкова, кстати, является курирование выборов глав местных администраций. В свое время часть полномочий Носкова была передана вице-премьеру по взаимодействию с федеральными органами власти и гражданским обществом Андрею Полосину.

Впрочем, после его быстрого исчезновения из республики этот пост остался вакантным. И, судя по всему, так как был «заточен» под конкретную фигуру, исчез из структуры правительства. А полномочия вновь вернулись Носкову.

Любопытно, что одним из «бессмертных» является мало появляющийся в медиа зампред - глава полпредства Бурятии в Москве Анатолий Лехатинов. Свою должность он занял при Наговицыне в 2009 году, работал в московском представительстве с перерывами еще с 1995 года, много лет занимался внешэкономическими связями в правительстве.

«Неприкасаемые»

Среди тех, кто вновь был переутвержден в новом составе кабинета, самой спорной фигурой остается вице-премьер по экономике Александр Чепик. В первый срок Наговицына он исполнял роль некоего «громоотвода», стягивая на себя критику. Самым скандальным при Чепике стало дело «РАЛИКа», из-за которого за критику Чепика и министра сельского хозяйства был показательно уволен замминистра Минсельхоза Бурятии Николай Доржиев. Ходили слухи, что Чепика перебросят на должность зампреда по инфраструктуре, но этого не произошло. Впрочем, ныне скандалы вокруг Александра Чепика как-то улеглись. Даже в Народном Хурале при утверждении он получил всего девять голосов «против».

Николай Зубарев, вице-премьер по развитию инфраструктуры, считается ставленником энергетического лобби. Также один из немногих, кто работал и в Народном Хурале Бурятии. В числе его полномочий значится такой любопытный пункт, как «знакомится с совершенно секретными и секретными сведениями и документами по вопросам обороны, мобилизационной подготовки, гражданской обороны».

В круг «неприкасаемых» входит и министр финансов Игорь Шутенков. Выходец из налоговых органов, в октябре 2007 года он был предложен Наговицыным на этот пост, но Хурал неожиданно не утвердил его в этой должности. В итоге Шутенков провел до декабря 2007 года на своем посту с приставкой и.о. На этот раз его фигура ни у главы Бурятии, ни у Хурала вопросов не вызвала.

Александр Манзанов, один из «молодых министров», возглавил Минсельхоз в декабре 2008 года, после того, как его предшественник, Жаргал Батуев, был переброшен в Улан-Батор главой постпредства. Министр также приобрел скандальную известность из-за дела «РАЛИКа», впрочем, сохранив лицо.

Сохранил свою должность и сам Жаргал Батуев. Впрочем, его должность скорее, носит представительский характер.

Из «молодых да скандальных» сохранил пост министр культуры Тимур Цыбиков. Отрасль находится постоянно на виду и претерпевает самые широкие реформы. Но министру удалось сохранить место, несмотря на критику со стороны деятелей искусства и коммунистов. Даже Наговицын пожурил молодого министра, тем не менее, оставил его на месте. Не было больших вопросов и к молодому министру транспорта Сергею Козлову – ни про дорогу Улан-Удэ – Курумкан, ни о прочих.

Возглавившая в сентябре 2009 года Министерство имущества Бурятии Маргарита Магомедова имеет солидный стаж госслужбы, хотя не так давно в правительстве. Правда, ее работа до этих пор протекала в администрации президента и правительства Бурятии, где она долгое время возглавляла государственно-правовое управление. Пока она более-менее справляется со сложной отраслью, где дележка земли и имущества является благодатной почвой для скандалов.

С авансом и под вопросом

Недавно назначенным вице-премьеру по социальному развитию Владимиру Матханову и министру промышленности Александру Гребенщикову пока нечем похвастать и повиниться – они проработали еще слишком мало. Любопытно, что в свое время одним из первых шагов президента Наговицына было расформирование Минпрома.

Тогда некоторые журналисты зубоскалили, что президент ликвидировал «министерство того, чего нет». И вот в прошлом году Наговицын, видимо, понял, что промышленность в Бурятии существует и, кроме того, приносит существенные налоговые отчисления в республиканский бюджет. Матханов в правительстве человек новый, до этого занимался семейным бизнесом, был депутатом Хурала и Госдумы. Чего не скажешь о Гребенщикове, работавшем в Минпроме и Минэкономики с 1994 года.

А вот министр соцзащиты Татьяна Быкова вообще пришла в правительство из мэрии Улан-Удэ, как опытный муниципальный чиновник. Справится ли она с новым уровнем, покажет время. В свою очередь, остаются вопросы с Минздравом и Минобразом.

Различные скандалы с заболеваниями – палочка в водосборе Улан-Удэ, сальмонеллез и прочее - в принципе делят ответственность Минздрав и Роспотребнадзор. Другое дело - в реформе здравоохранения, вызывающей вопросы как по стране, так и в республике. Не все гладко и с реформой образования. Возможно, вокруг дальнейшего их продвижения, а следовательно, бюджетных денег, и идут интриги.

 И кого-то в связи с этим фигуры Кожевникова и Дамдинова не устраивают. С другой стороны, куратор социального блока, федеральный вице-премьер Быкова только приступила к работе и не успела ознакомиться с работой министерств. А следовательно, высказать свои соображения.

По сравнению с началом первого срока президента, а ныне главы республики, состав правительства поменялся, и довольно значительно. Из тех, кто начинал при Наговицыне, остались только Егоров и Думнова, чуть позже пришел Чепик, были перемещены Носков и Батуев. Если будет переутвержден Кожевников, он тоже войдет в стан «бессмертных», так как руководит Минздравом уже 10 лет. В целом видно, что хоть и с оговорками, но принцип ротации чиновников в правительстве исполняется.

 А он считается одним из важных принципов госполитики. Скажем, с 1 января 2013 года в обязательном порядке будет введена ротация федеральных чиновников, работающих в регионах и осуществляющих контрольные и надзорные функции, соответствующий закон принят прошлым составом Госдумы РФ. Предполагается, что чиновник за отведенные ему три-пять лет работы на одном месте не успеет обрасти коррупционными связями.

Как принято считать во многих демократических странах, переизбранный или переназначенный глава во второй срок своего правления начинает реализацию всего того, что наметил и к чему готовился весь первый срок. Это так называемый период стабильности. В этом плане у Наговицына и его правительства есть достаточно времени, чтобы реализовать хотя бы частично всю программу действий до 2017 года, которую Наговицын обрисовал в программе СЭР. Она, правда, постоянно корректируется. Так, по программе на 2008 - 2010 годы правительство не сумело реализовать 16 индикаторов программы.

Остается, кроме того, один концептуальный вопрос – не переросла бы стабильность в самоуспокоенность, а та, в свою очередь, в стагнацию.

Топ-5 членов правительства – «долгожителей»

1. Татьяна Думнова – 22 года в правительстве Бурятии, 10 лет - министр экономики Бурятии.

2. Баир Ангаев – 16 лет в правительстве Бурятии, 4 года - министр природных ресурсов Бурятии.

3. Иннокентий Егоров 10 лет в правительстве Бурятии, 8 лет – первый зампред правительства Бурятии.

4. Петр Носков – 10 лет в правительстве Бурятии, 4 года – зампред правительства - руководитель администрации главы республики.

5. Анатолий Лехатинов – 10 лет в правительстве Бурятии, 3 года – зампред правительства Бурятии, глава полпредства Бурятии в Москве.

Фото из архива.

Автор: Евгений Хамаганов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях