«Корпорация-монстр». Кто займется спасением утопающих?
Главное Популярное Все
Войти

«Корпорация-монстр». Кто займется спасением утопающих?

Евгений Хамаганов
2308
Министерство России по развитию Дальнего Востока распространит свои полномочия на Бурятию. Также скоро планируется создание госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока. Как эти новшества отразятся на экономике макрорегиона и нашей республики?

Государственная Дума России начала рассмотрение проекта закона о развитии Сибири и Дальнего Востока. Согласно ему, на этих территориях создается государственная корпорация с огромными полномочиями. Досужие блогеры и журналисты уже обозвали проект «опричниной Путина» и проектом «продажи Сибири».

В то же время уже создано Минвостокразвития России с центрами в Москве и Хабаровске. Его возглавил Виктор Ишаев, полпред президента России по Дальневосточному округу. Согласно постановлению правительства от 30 июня, министерство выполняет на территории Дальневосточного федерального округа функции по координации выполнения государственных и федеральных целевых программ.

Игры тандема?

Любопытно, что в проекте закона о развитии Сибири и Дальнего Востока ни слова не сказано о профильном министерстве. В свою очередь, в постановлении правительства России о создании Минвостокразвития ничего не говорится о включении в территорию его полномочий ряда сибирских регионов.

Судя по всему, соответствующие поправки будут внесены после того, как руководители Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края обратились с просьбой включить их субъекты России в сферу действия Минвостокразвития. Тем не менее пока вопросы остаются. Главный из них – не будут ли пересекаться полномочия министерства и создаваемой госкорпорации. И не произойдет ли в ряде случаев конфликта интересов, поскольку госкорпорация подчиняется президенту России, а министерство – премьер-министру.

Вообще появление Министерства по развитию Дальнего Востока можно расценить как упреждающий ход премьера Дмитрия Медведева, который таким образом попытался навязать некоего надсмотрщика еще не созданной госкорпорации Путина. Как заявил Виктор Ишаев, министр по развитию Дальнего Востока, Минвостокразвития должно обеспечить выполнение всего множества программ по развитию Дальнего Востока - и федеральных, и региональных, и отраслевых, и программ корпораций.

Тем не менее у министерства, в отличие от госкорпорации, пока довольно мало функций. Оно либо останется регулятором, либо потребует себе больше полномочий. Таким образом, в проект закона о развитии Сибири и Дальнего Востока наверняка будут вноситься изменения.

С чем едят госкорпорацию

О чем же разгорелся сыр-бор вокруг еще не созданной госкорпорации? Главный пункт ломания копий – то, что гендиректор корпорации назначается и освобождается от должности президентом России, читай, Путиным. Еще одним немаловажным предметом спора является перечень полномочий, которыми наделяется госкорпорация.

Такими, например, как получение права пользования недрами и лесными богатствами без проведения конкурсов, упрощение получения земель и производства градостроительных процедур, предоставление работающим с ней инвесторам разного рода льгот и право на вмешательство в деятельность государственных монополий. Однако сама госкорпорация не будет заниматься реализацией проектов – за ней остается создание объектов инфраструктуры для этих целей.

 Самим же, собственно, развитием Дальнего Востока и Сибири займутся инвесторы, которые должны будут представить в корпорацию определенные проекты. Те, в свою очередь, будут признаны приоритетными наблюдательным советом госкорпорации и отосланы для утверждения в правительство России. Приоритетными же обозначены пока проекты в сферах, связанных с добывающей и обрабатывающей промышленностью, нефтью, газом, ЛПК, тяжелым машиностроением, энергетикой, транспортом, телекоммуникациями, ЖКХ, а также в сфере рыбопереработки.

Копайте, Шура, копайте…

Понимать, как говорится, следует буквально по тексту – сначала добывающая промышленность, потом обработка горных пород, затем нефть и газ. А далее все остальное. Экономисты и чиновники не скрывают, что основой деятельности госкорпорации останется то, чем, в принципе, и занимались до этого многие компании на территории Сибири и Дальнего Востока. А именно добычей и переработкой полезных ископаемых.

Но теперь они будут делать это с громадными преференциями через госкорпорацию, у которой есть все шансы стать огромной структурой по освоению как поступающих средств из федерального центра, так и «откатов» за возможность включения в список приоритетных инвест-проектов. В то же время нельзя не согласиться с тем, что уже тонущие восточные регионы не следует пускать на дно, а вытягивать, возможно, и в режиме ручного управления.

При этом вопросы коммуникаций, в том числе информационных и транспортных, а также проблемы ЖКХ и энергетики не должны оставаться на последних местах, поскольку они обеспечивают не только добычу и переработку природных ресурсов, но и качество жизни. А иначе весь приоритет так и останется на уровне «копания». Здесь причем надо учитывать, что сопутствующую инфраструктуру будет создавать как сама госкорпорация, так и за счет привлечения инвестиций.

Либо силами региональных или местных властей. Допустим, под инфраструктурный проект вполне может попасть расширение улан-удэнской ТЭЦ-2 и вообще перевооружение энергосистемы Бурятии в целом. Иркутская область уже сейчас козыряет своей дешевой энергией и более высоким уровнем социальных выплат. Нам пока особо крыть нечем, учитывая дотационность региона и сильную зависимость от экологических факторов, в особенности от Байкала. Соответственно, чтобы нормально функционировать в рамках госкорпорации, Бурятии вновь необходимо ставить вопрос об энерготарифах.

Фото: miltons.ru

Читать далее