Общество
4735

В Бурятии солдат Второй мировой войны пытается выжить и в мирное время

88-летний Василий Прокопьевич Брянский прошел почти всю войну с Германией и Японией. Однако в преклонном возрасте пенсионер остался никому не нужен, став яблоком раздора непутевых наследников, сочувствующих соседей и местных властей

Накануне 67-летней годовщины Победы в Великой Отечественной войне он находится в критическом положении. Всеми забытый Василий Прокопьевич лежит в центральной районной больнице Тарбагатайского района. Его лицо, руки и ноги сплошь покрыты синяками и ссадинами… Но в дом престарелых он ехать отказывается.

А тем временем

В больницу Василий Прокопьевич попадает уже второй раз с начала месяца. По словам лечащего врача, он уже оказывался на больничной койке в неврологическом отделении в начале апреля. Однако не прошло и нескольких дней, как под предлогом помыться в бане он ушел с сожительницей Анной и пропал. Но через две недели, 17 апреля, он снова оказался в Тарбагатайской ЦРБ.

3.jpg

У деда оказалась инфицированная рана ноги, которая сейчас врачей беспокоит больше, чем его душевное состояние или множественные гематомы на теле.

- Для него опасно, если пойдет гангрена. Встанет вопрос об ампутации, - говорит лечащий врач Евгений Степанов. – Что касается ушибов, то склоняемся, что получены они в результате падений.

Осмотрел ветерана и психиатр. Однако и специалист по «душе» не может пока дать однозначное заключение.

- Знает, что находится в больнице, не ориентируется во времени, с трудом называет свои данные, не всегда отвечает правильно, - комментирует психиатр.

Спит ветеран плохо, в его палате стоит резкий запах испражнений. А навещают его в больнице, по словам персонала, лишь соседи Ивановы. Сожительница Анна не в состоянии. Когда мы пришли домой к ветерану, 45-летняя женщина, которая выглядит на все 70, сама была не совсем адекватна и с трудом понимала, что от нее хотят.

1.jpg

В старенькой избе царят запустение, грязь и страшное зловоние. В администрации сельского поселения разводят руками.

- Это нонсенс, что уважаемый человек, ветеран ВОВ, живет в таких условиях. Мы не раз ездили, пытались помочь, но все безрезультатно, - сокрушается Наталья Болонева, замглавы по соцвопросам.

Чиновница утверждает, что никакие попытки не привели к успеху. Ветеран сам предпочел жить в таких условиях.

Жили хорошо

По словам Татьяны и Николая Ивановых, живущих многие годы по соседству с ветераном, так плохо Василий Брянский жил не всегда. В село Тарбагатай Брянские переехали из Улан-Удэ в начале 90-х годов.

-С женой тетей Нюрой они держали скот, коней, коров, куриц, жили чистенько и опрятно, - говорят супруги Ивановы.

2.jpg

У Брянских было трое сыновей и дочь. Казалось, в преклонном возрасте за ними будет кому приглядеть.

- Они, конечно, и при жизни жены гоняли самогон, выпивали, но все было в меру, - вспоминает Николай Иванов.

Друг за другом умерли два сына и дочь. У одного из сыновей - Сергея, который пьяным замерз, - осталась овдовевшая жена Анна с тремя детьми от другого мужа. Старики Брянские ее приютили. А после смерти жены жизнь Василия Прокопьевича пошла и вовсе наперекосяк.

Свекор решил, что непутевая невестка станет ему новой женой, о чем и объявил всем сельчанам. Решение ветерана вызвало массу пересудов и недоумения у тарбагатайцев. Однако семейная жизнь новой четы была отнюдь не радужной.

- Если честно, это он ее споил, да и сама она была не против, - считает Николай Иванов. – Он сам попивал и ее к этому пристрастил.

В доме Брянских начались постоянные пьянки-гулянки, сборища желающих выпить, так как ветеран получал очень хорошую пенсию. По словам соседей, из родных детей у Василия Прокопьевича сейчас остался лишь сын, да и тот парализованный. Есть внуки в Улан-Удэ, однако судьба старика их не волнует.

- Когда еще скотину держали, они приезжали, где за мясом, где за картошкой. Пили здесь, пенсию у него отбирали и уезжали, - возмущенно говорит Татьяна Иванова.

Постепенно дом уважаемого ветерана ВОВ превратился в балаган для деревенских тунеядцев.

- Он же получает большую пенсию - 27 тысяч рублей, а однажды уже через три дня пришел занимать в долг, - говорит Татьяна Иванова. – Я его спрашиваю: деда, а где твоя пенсия-то? А он ничего толком сказать не может. Кроме Анны в их доме постоянно собирались и ее дети, которые отбирали у старика деньги, - вздыхает Татьяна Иванова.

Пересуды из-за пенсии

Пенсию и так называемые меры социальной поддержки Василий Прокопьевич получал всегда сам, несмотря на свой преклонный возраст и асоциальный образ жизни.

- Если человек не лишен дееспособности, а такое решение принимает только суд на основании медицинского заключения, мы выплату производим ему через почтовое отделение либо через кредитное учреждение, - пояснила Светлана Ошурков,а руководитель РГУ «Центр социальной поддержки населения по Тарбагатайскому району».

Ветеран свою пенсию всегда получал из рук одного почтальона - Клавдии Семеновой.

- Я всегда отдавала деньги деду в руки, но в последний раз он был в очень неадекватном состоянии и послал меня. Поэтому я вернулась с пенсией на почту. После обеда к нам пришла соседка ветерана Татьяна Иванова с доверенностью, чтобы получить пенсию Василия Прокопьевича, - говорит почтальон Клавдия Семенова.

Сотрудница почты говорит, что никто не удивился желанию соседки помочь ветерану. По словам сельчан и других жителей улицы Пушкина, Татьяна Иванова помогает не из корыстных интересов. Кроме того, она приходится и дальней родственницей Василию Прокопьевичу.

- Татьяна Николаевна учительница, всегда была патронажной матерью для всех стариков улицы. У нее все хулиганы деревни учились. Она ходила и помогала старикам чем могла, горячие обеды занесет, вечером покормит. И это несмотря на то, что у нее самой живет старая мать. А то, что про нее сейчас говорят, это зависть людей, - говорит Надежда Ермакова, соседка Брянского и Ивановых.

Но в настоящее время доверенность Татьяны Николаевны приостановлена Тарбагатайским пенсионным фондом до выяснений всех обстоятельств дела.

Сама Татьяна Иванова так и говорит – пойти на такой шаг ее вынудили собутыльники дяди Васи. С прошлого года женщина решила забирать пенсию у старика, зная, что она вся будет пропита. Так, по ее словам, хотя бы удается подольше протянуть деньги старика. Иначе его пенсию пропьют за пару дней либо отберут его же собутыльники. А чтоб ее не обвинили в корысти, она даже завела дневник.

- Я сюда вношу все расходы, когда и сколько он забирает. А приходит он почти каждый день, покупаю продукты ему - тоже записываю. Хотя оно мне надо? Сама на себе тащу продукты из магазина, а там все продавцы могут подтвердить, сколько и когда беру ему, - говорит соседка.

Однако подобная опека Ивановой вызвала неоднозначную реакцию.

- Люди говорят, что мы на пенсию Василия Прокопьевича у себя пластиковые окна поставили, что живем на его пенсию! Да слава богу, мы сами зарабатываем, у нас взрослые самостоятельные дети. Конечно, осуждать легче всего, а ведь никто, кроме нас, его не накормил, не следит за ним, - с возмущением говорит она.

Ее муж также говорит, что не раз помогал по хозяйству ветерану: в огороде, вывезти мусор со двора, наколоть дров, купить картошки.

- В прошлый раз привез ему за 300 рублей несколько мешков, а уже через неделю ни следа. Куда делась? Конечно, эти гады все пропили! – возмущенно говорит Николай Иванов.

Плюс квартира

Осенью 2010 года администрация района выдала Василию Брянскому сертификат на покупку жилья в Тарбагатае в размере 846 тысяч рублей. Его старенький дом был признан аварийным и непригодным для дальнейшего проживания. Непосредственное участие в приобретении недвижимости принимал председатель районного совета ветеранов Михаил Хамуев.

Однако ветеран свое новоселье так и не отметил и ни дня не жил в новой благоустроенной квартире. Он категорически отказался въезжать, всячески оттягивая переезд, ссылаясь на разные причины.

-Да потому что ему тяжело, - считает Татьяна Иванова. - Почему Хамуев подобрал на втором этаже, ведь старику тяжело туда подниматься?

К тому же у Ивановых вызвал вопросы договор купли-продажи квартиры для ветерана.

- По документам квартира была куплена за 750 тысяч рублей, хотя сертификат деду выдали на 846 тысяч. Куда делись остальные деньги? – задаются вопросом Ивановы.

Ивановы также утверждают, что именно по совету Михаила Хамуева дед решил сдавать квартиру. И председатель совета ветеранов даже порекомендовал квартирантку – сотрудницу местной комиссии по делам несовершеннолетних.

-Она прожила в квартире Брянского почти год и за это время не платила за нее. По этой причине с пенсии деда Васи удерживали часть пенсии за задолженность по коммунальным услугам, - возмущенно говорят Ивановы.

По их словам, они пытались добиться от квартирантки, почему у старика появился долг, на что та им ответила, что отдавала за аренду деньги самому Василию Прокопьевичу.

- Зачем? Да и невозможно сейчас разобраться, было ли так на самом деле. Ведь она знает, что он пропьет все, лучше бы тогда уж платила сама, - считает Татьяна Николаевна.

А в сентябре 2011 года Василий Прокопьевич оформил дарственную на свою квартиру дочери Ивановых Алене. На этот раз возмутился председатель совета ветеранов. Он подтвердил, что был вынужден обратиться с жалобой в прокуратуру.

- Мне непонятно, почему Ивановы решили присвоить себе квартиру? Они уговорили Василия Прокопьевича остаться у себя под боком, хотя ему было бы удобнее жить в ней. Второй этаж не так уж и высоко для старика, - говорит Михаил Хамуев.

В ответ Ивановы апеллируют, что Михаил Хамуев сам хочет присвоить себе недвижимость. Поэтому он занимался подбором и покупкой недвижимости для Брянского.

В данное время прокуратура занимается проверкой по факту покупки и оформления дарственной на квартиру ветерана.

Вот и непонятно до сих пор, кто же в этой истории прав, а кто – нет. И почему забота государства выходит ветерану боком? Одно понятно, что без посторонней помощи ветеран уже не способен разрубить этот гордиев узел.

Автор: Туяна Цыренжапова

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях