Политика
2775

Сколько попкорна съедено! Про митинги

Ходила я тут на митинг. Тот, что за Путина. Пообщалась с народом, который не в курсе, что в интернете обитают хомячки, что выведена новая «порода» людей - болотниками зовется

 Путинские политтехнологи зачем-то выдали работягам из Ленобласти плакаты, значение которых они не очень понимали. Гастарбайтеры сразу после отмены крепостного права, то есть зачитывания резолюции в поддержку ВВП, побежали к припаркованным автобусам, на ходу бросая плакаты. 

- Почему за Путина-то?

- Что? По-русски не понимаю.

Совру, если скажу, что на митинге было уныло, голодно и тоскливо. Во-первых, в Питере 18 февраля светило солнце (вероятно, если следовать логике Никиты Михалкова, это означало, что Господь благословляет Путина на царствование, ведь власть, как мы помним, от Бога). Во-вторых, команда нацлидера обеспечила митингующих дешевыми пирожками, поэтому было сытно. 

Не исключено, что мы, те, кто Путина не любит, г*вно нации, как утверждает начштаба нацлидера Станислав Говорухин. Правда, кто в таком случае те, кто сгоняет людей на прокремлевские митинги? Или те, кто «наезжает» на независимые СМИ? Там, наверху, видимо, не понять, что не всем по вкусу роль «володинского пуделя».

Впрочем, нельзя исключать, что у ВВП сторонники есть, среди них, допускаю, немало искренних путинистов. Например, моя коллега утверждает, что «Путин решает ее проблемы на раз». Не уточняла, правда, как, но клянется, что Путин реально решает. Поэтому я не склонна присоединиться к сонму оппозиционных ангелов, отрицающих наличие тех, кто «порвет» за ВВ. 

В оппозиции немало «типа либералов». Борьба некоторых из них с режимом заключается в том, чтобы ночами троллить тех, кто по наивности, мягкосердечности или глупости позволил себе высказаться в поддержку действующей власти. Они поливают их дерьмом в промышленных масштабах. Все это, разумеется, не вяжется со словами Вольтера: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать».

Журналист Сергей Пархоменко, активно принимавший участие в организации протестов в Москве, в интервью порталу Slon.ru как-то заявил: «Журналист может заниматься политической агитацией, если она за хорошие вещи». Максим Шевченко, участвовавший в митинге на Поклонной, возможно, искренне полагает, что Путин – это хорошо, а Немцов – плохо. И как быть?

Коротко опишу события последних недель. На митинге оппозиции в Питере между геями и националистами едва не завязалась потасовка. Потом кого-то откуда-то исключали, долго разбирались, кто спровоцировал скандал и т.д. Теперь оба лагеря не то, что враждуют, но не очень-то общаются. Спустя несколько дней местные депутаты во втором чтении принимали закон, запрещающий пропаганду гомосексуальных отношений – споры документ вызвал жаркие. 

Полторы недели назад к нам приезжал Михаил Прохоров, который три раза в разных местах одинаково пошутил, позавтракал в пышечной, а также старательно отбивался от назойливых поклонниц и вопросов, не гомосексуалист ли он. Пока доверенные лица Путина в Питере распевали трели о плохих боярах и хорошем царе, оппозиция продолжала ругаться - подала две заявки на шествие и одна «бригада» пообещала привезти в наш городок «трех теноров» Навального, Удальцова и Немцова. 

 Иногда это называют политикой, чаще цирком, а правильнее - мышиной возней. Вопрос к аудитории: сколько попкорна вы «схомячили» за просмотром дешевой отечественной политпродукции?

Фото: www.liveinternet.ru

Автор: Александра Гармажапова

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях