Главное Популярное Все Моя лента
Войти

10 вопросов Эржене Будаевой

Диляра Батудаева
1980

Я не "железная леди", которая стоит на пьедестале или бьется головой об стену, решая проблемы. Ничто человеческое мне не чуждо

- Эржена, за годы общественной деятельности вы стали широко известны и люди не устают удивляться силе и мужеству, с которым вы занимаетесь решением проблем людей с ограниченными возможностями. Откуда берутся силы?

- То, какой меня представляют люди, и то, какая я есть на самом деле, – две большие разницы. Я не «железная леди», которая стоит на пьедестале или бьется головой об стену, решая проблемы. Ничто человеческое мне не чуждо. Я люблю смеяться, петь, танцевать. Более того, я бываю неорганизованной, рассеянной и часто опаздываю. У некоторых это вызывает разочарование, но я обычный человек. Просто стараюсь поднимать серьезные темы, стараюсь все успеть, а времени на все не хватает. Некую известность получила в связи с общественной работой. Но не надо забывать: я работаю не одна, у нас команда!

- А может быть, дело в идее?

- Вполне возможно. Я человек, воспитанный на «коммунистических идеалах». Скоро такие «мамонты» вымрут. (Улыбается). Если честно, то инвалидность не изменила меня. Сев в коляску, я какая была, такая и осталась. Я всегда была активисткой, занималась спортом, без дела не сидела, никогда ничем не болела. И – вдруг – за месяц стала инвалидом. И вправду, никто ни от чего не застрахован...

- Среди читателей вашего блога на сайте «ИП» находятся люди, чьи комментарии полны критических замечаний, подчас совершенно несправедливых.

- Хорошо, что на сайте есть возможность высказать свое мнение. Почему я должна всем нравиться? Врагов и недоброжелателей нет только у тех, кто ничего не делает. Мне не слишком импонирует образ человека, который, несмотря на трудности, все преодолел и ведет нормальную жизнь. Не спорю, «преодоленцы» среди инвалидов есть, есть действительно выдающиеся люди, такие как паралимпийцы, министры или президенты на колясках, ученые с мировым именем. Но если вдуматься, они противопоставляются остальной, якобы «серой» массе инвалидов. Их ставят в пример здоровым людям, что у некоторых может вызывать раздражение.

- 3 декабря считается Международным днем человека с ограниченными возможностями. Как в Бурятии отмечают этот день?

- Это не праздник, это день борьбы за права инвалидов. А в нашей стране он превратился в праздник с концертами и чаепитиями. В этот день должны проводиться «круглые столы», помогающие решать проблемы людей, чьи возможности ограничил недуг. От того, что из десятков тысяч инвалидов Бурятии в этот день несколько сот человек получат подарочки, ничего не изменится.

- В обществе существует неоднозначное отношение к инвалидам. Кто-то, не скрывая, считает их обузой для государства, кто-то жалеет. Каково, по-вашему, реальное положение вещей?

- Только то государство является по-настоящему социально защищенным, в котором каждый человек знает, что в случае потери здоровья не будет выброшен на обочину жизни. Люди с инвалидностью – такие же люди, как и все, среди них есть нищие и богатые, образованные и неграмотные, алкоголики и трезвенники. Есть те, кто не нашел себя в новом статусе, и, будучи инвалидом, не работает, не учится, сидит дома, предпочитая чувствовать себя жертвой. Но есть и те, кто нуждается в самореализации. Хочет создавать семьи, содержать их, получать образование. Но вот парадокс. Как только человек устраивается на работу, его ухаживающего лишают пособия по уходу за колясочником (слепым и т.д.) в размере 1400 рублей. Ходить или видеть он не научается, в помощи нуждается, но пособия по уходу лишается. Работающий инвалид также теряет субсидию на оплату коммунальных услуг. В итоге устроившийся на работу инвалид первой группы теряет от 2 до 3 тысяч рублей за один только этот факт. Поэтому совершенно нет смысла устраиваться на 4 - 5 тысяч рублей. Заработаешь четыре, потеряешь три.

- Вы сторонник инклюзивного образования. Как оно развивается в Бурятии и в чем его суть?

- Суть в том, чтобы дети с ограниченными возможностями могли бы обучаться вместе с остальными детьми. Конечно, речь не идет о детях с частыми приступами, лежачих детях. Но правда жизни в том, что ученики, обучающиеся с особыми детьми, меняются на глазах. Они становятся добрее, сердечнее, более философски настроенными. Знали бы родители, так силком бы тащили своих детей в инклюзивные классы! Я все думаю: а как бы я относилась к инвалидам, если бы не стала колясочницей? Однозначного ответа дать не могу...

- На прошедших выборах вы отстаивали необходимость голосования людей с ограниченными возможностями не на дому, а на избирательных участках. Так ли это важно?

- В данном вопросе я лишь одна из инициативной группы тех, для кого это важно – чувствовать себя человеком, как все. Хочется приехать в день голосования на избирательный участок на микроавтобусе с подъемником, подняться по пандусу, увидеть на столе среди обычных избирательных листов и стопку брайлевских, поздороваться с дежурным сурдопереводчиком, увидеть стенд с избирательными материалами крупным шрифтом для пожилых и слабовидящих. А не ждать усталых членов избирательной комиссии, что проходят в квартиру, не снимая обуви, а иногда и вовсе не приходят по вызову.

- Общеизвестна ваша деятельность в плане продвижения трезвости. Думаете, реально заставить кого-то отказаться от спиртного с помощью призывов?

- Вы думаете, если я за трезвость выступаю, то на людей накидываюсь с криком «не пей!» и рюмки из рук у них вырываю? Алкоголиков надо лечить, а не бороться против них. Сначала мы все дружно пьем по поводу и без, приучаем своим примером детей к необходимости алкоголя в жизни. Потом тех, кто спился, мы списываем со счетов.

Сейчас я много думаю над тем, что делать, как продвигать трезвость. Страшные цифры и факты о повальной алкоголизации никого не пугают. Хорошо бы православные начали массово принимать обет трезвости. Это уже делается, но публика мало об этом знает.

Надеюсь также на помощь Хамбо ламы. Его слово имеет огромный вес.

- У тех, кто потерял здоровье, у их родных и близких часто возникает отчаяние. Что делать в этой ситуации?

- Жить. Мы, колясочники, тех же ампутантов за «здоровых» считаем. Ходить могут, органы все работают, какие проблемы? Когда идет обсуждение тем инвалидов или ограниченных физически людей, некоторые заявляют, что если вдруг придется стать инвалидом, они покончат с собой. Делающим суицидальные заявления непонятно, что значит побывать на краю и остаться живым. Просто ЖИТЬ на этом свете уже счастье, огромная радость!

Ничего хорошего в том, что из своих 49 лет я 29 лет провела на инвалидной коляске, нет. Но разве на этом свете было бы лучше без меня? Каждый человек нужен и важен! При большом желании и эту, «инвалидную», жизнь можно сделать насыщенной. Ради справедливости надо сказать, что больше шансов на достойную жизнь у инвалидов с хорошими стартовыми условиями: подходящее образование, любящая семья, жилье. Помогает упорный характер и... веселый нрав.

- Расскажите о своей семье. Ваш сын Алдар в прошлом году получил почетный титул «Мистер Бурятия». Вы как-то поддерживали его в этом стремлении?

- Да. Я хочу, чтобы его молодость была насыщена интересными событиями. В целом я им довольна. У меня есть все, что должно быть у обычного человека, – сын, муж, родные, близкие. Муж – здоровый человек. Мы познакомились в ходе одной из общественных акций. Встречу с ним я считаю подарком судьбы.
Читать далее