Общество
3503

Мигранты осваивают бурятский язык, «держат» вещевые рынки и платят налоги

Международный день толерантности, который отмечается 16 ноября, - хороший повод, чтобы поинтересоваться, как и чем живут у нас в республике нации и народности, которых здесь более ста.

Многих из них язык не поворачивается назвать «некоренными»: на бурятской земле они насчитывают не одно поколение, да и будущее свое и детей связывают только с ней. Например, татары, поляки, немцы, грузины, армяне, азербайджанцы, что называется, интегрированы в местное сообщество и в то же время заняли свою особую нишу в культурной жизни республики.

К сожалению, слишком многое остается за рамками этой благополучной картины. Возьмем такой показатель: в республике лишь 35 национальных центров, получается, большая часть этносов на положении «маргиналов», которым не под силу организоваться. Но и наличие национального культурного центра при большом наплыве мигрантов гарантий укорененности не дает.

Например, в апреле этого года открылся киргизский культурный центр, который принял под свою «крышу» и узбеков. Но и те, и другие в основной массе остаются иностранцами.

Мигранты в Бурятии, как правило, не имеют своего жилья, работают на вещевых рынках, заняты в общепите, строительстве. Некоторые занимаются ремонтом машин. А с недавних пор в Улан-Удэ заметно увеличилось количество таксистов из Средней Азии, которые не очень хорошо ориентируются в городе.

Какой рынок чей?

Вживую пообщаться с представителями наибольшего количества национальностей можно, конечно, только на вещевых рынках.

Предполагаемых мигрантов мы приметили, едва ступив на территорию торгового центра «Народный». Похожи на бурят практически один в один, но говор явно не местный. Оказалось, киргизы.

Парень лет 30 по имени Ахмат не без гордости сообщил: сейчас «Народный» на 99 процентов наш. Много киргизов и на «Тумэр морине».

- Живём здесь, потому что тут хорошо, спокойно, - поясняет Ахмат. - Многие поселились в Бурятии несколько десятилетий назад. Те, кто в районах, выучили бурятский язык. Большинство получили гражданство, так что полноправные россияне. Бывает, конечно, подойдёт какой-нибудь пьяный, начнёт куражиться: мол, ты торгуешь на моей земле. Но всерьёз мы это не воспринимаем, в каждом народе есть нормальные люди, есть плохие...

После разговора с негласными хозяевами рынка хотелось задать вопрос китайцам, как это они уступили свое еще недавнее первенство на вещевом рынке. Пока искали китайцев, натолкнулись на таджика, как выяснилось, единственного на весь «Народный». Знакомиться и фотографироваться он отказался, так как «не совсем легальный». Затем на пути попался бутик с монгольской «верблюжкой», где торгует словоохотливая девушка Цэцэг.

- Да ведь мы те же буряты, - заявила продавщица. - Уже десять лет здесь и ни разу с плохим отношением не сталкивалась, да и от других не слышала, чтобы обижали. Торгуем, открываем закусочные.

Сразу пошел на контакт и оказавшийся поблизости высокий горбоносый карачаевец из Ставрополья.

- Нас здесь человек 10-15, торгуем в основном продукцией из Карачаево-Черкесии - трикотажными шапочками. Ездить приходится издалека, но зато здесь спокойно, не то что у нас в Ставрополье.

Ему вторит узбек Сардор:

- Мне приходилось работать в Москве, так никакого сравнения: здесь отношения среди людей намного лучше.

После плутаний между торговыми рядами нашли, наконец, двух китайцев: сначала Мишу, потом Сашу. Оба, как сговорились, сделали вид, что по-русски не понимают. Миша разговаривать вообще не стал, Саша на все вопросы отвечал только: «Холосо». О «переходе власти» в руки киргизов пояснила бурятка-продавщица Наташа:

- Произошло это вполне мирно, как-то само собой. Когда было построено еще одно новое здание, почти все монголы перешли туда. Их место заняли киргизы, которых в последнее время стало заметно больше, чем раньше. Сейчас улан-удэнские рынки распределились так: «Народный» - киргизский, «Сагаан морин» - китайский, «Премиум» - монгольский, «Тумэр морин» - смешанный.

Судя по статистике, представленной миграционной службой, киргизов, действительно, в этом году в республику прибыло почти в два раза больше, чем в прошлом. Несколько выросли показатели и по мигрантам других национальностей, кроме китайцев (их нынче приехало меньше, чем в прошлом году).

Впрочем, как поясняет начальник миграционной службы Бурятии Олег Налетов, нужно делать поправку на изменение ситуации:

- Раньше было в разы больше нелегальных мигрантов. Ситуация изменилась благодаря упрощенному порядку постановки на миграционный учет и введению закона о патентах. Мы убедились: подавляющее число мигрантов готово платить налоги и работать законно.

По словам Олега Налетова, мигранты не оказывают существенного влияния на общую криминогенную ситуацию. Они составляют около 3% населения, при этом на их долю приходится лишь 0,25% от общего числа совершенных преступлений.

Почти половина правонарушений связана с изготовлением и использованием подложных документов на пребывание и осуществление трудовой деятельности в регионе. По официальной статистике, в этом году почти на треть уменьшилось и количество преступлений против иностранных граждан: 40 преступлений против 56 за аналогичный период прошлого года.

Где работают, там и живут

Официальные данные и бодрые отзывы мигрантов при шапочном знакомстве, конечно, не вся правда об условиях их жизни и самочувствии в Бурятии.

Например, со слов риэлторов, известно, что тем же среднеазиатам, монголам, китайцам очень трудно снять приличное жилье по сходной цене. Хозяева относятся к чужакам с опаской, не зная, чего от них ожидать, и порой не хотят с ними связываться ни за какие деньги.

Приоткрывает завесу и трагический случай на перчаточной фабрике в Турунтаево, который произошел всего около двух месяцев назад. Только после пожара, унесшего жизни людей, стало известно, что на фабрике трудились иностранные граждане - киргизы, таджики и узбеки, которые спали в тех же помещениях, в которых работали. Причем производство перчаток и ремней размещалось в здании незаконно, так как у его владельца не было разрешительных документов на эксплуатацию объекта. Люди работали не только днем, но и в ночную смену. Именно ночью и загорелось электрооборудование станка.

Понятно, что на заработки на чужбину едут не от хорошей жизни. Мигранты вынуждены соглашаться на любые условия работы. Хуже то, что у нас находятся люди, которые не брезгают воспользоваться их положением. Как выразился киргиз Ахмат, «в каждом народе есть нормальные люди, есть плохие».

Комментарии специалистов

«В Бурятии православные храмы строят мусульмане!»

Евгений Кислов, председатель Республиканского правозащитного центра:

КИСЛОВ.jpg

- Бурятия не свободна от проблем в межнациональных отношениях, и очень жаль, что это замалчивается. Национализм и ксенофобия в основном проявляются на бытовом уровне. Но время от времени появляются и граффити с надписями и символикой скинхедов. Случаются и избиения, и убийства на национальной почве.

Года два назад в Железнодорожном районе молодые ребята насмерть забили китайца, который вышел из общежития за хлебом. Обвиняемые откровенно говорили, что напали на него именно потому, что он был китайцем.

Примерно в это же время был осужден русский парень за избиение бурята. Осужденный был откровенным скинхедом: искал единомышленников в Интернете, составлял и вывешивал националистические листовки.

В обоих случаях правоохранительные органы предпочли не заметить подоплёки. Очевидно, выполняется негласный заказ на то, чтобы не подпортить глянцевый имидж благополучия межнациональных отношений в республике. Но рано или поздно «нарыв» созреет, и к добру это не приведёт.

Николай Дудко, художник, специалист по буддийской танке:

ДУДКО.jpg

- Наша республика действительно пример толерантности. Я имею возможность сравнивать её с другими регионами и городами, где бываю с выставками. Особенно напряжённая обстановка в Москве и Санкт-Петербурге. У меня славянская внешность и лично по отношению к себе агрессии не чувствовал, и всё же очень неприятно было наблюдать за этими бритоголовыми бугаями-скинхедами в кожаных куртках.

В Бурятии доброжелательно относятся к представителю любой национальности. В силу кармических обстоятельств мне приходилось общаться с армянами, грузинами, азербайджанцами, узбеками, монголами, тибетцами, индийцами.

Со всеми складывались прекрасные отношения. Многие считают Бурятию своей второй родиной.

Я думаю, когда-нибудь национальностей вообще не будет. У меня, например, жена бурятка. Какой национальности наши дети?

Отец Александр (Абидуев), православный священник:

Отец Александр.jpg

- С одной стороны, благополучие в межнациональных отношениях в Бурятии - миф, потому что проблемы есть. С другой стороны, это реальность, потому что национализм проявляется очень редко, в основном на бытовой почве, и выражают его люди низкого образовательного и культурного уровня, не пользующиеся авторитетом в обществе.

Например, один русский прихожанин мне жаловался, что во время приездов в родную деревню сталкивался с националистическими высказываниями пьяных молодых парней бурят. Но организованных обществ нацистского толка, каких-либо политических выступлений в республике не было и нет.

Здесь неплохо чувствует себя и этническое меньшинство, мигранты из республик бывшего СССР, из Монголии, Китая. Мне приходилось общаться с узбеками и таджиками, которые занимаются ремонтом и реставрацией храмов. Конечно, немного абсурдно, что строительством православных церквей занимаются мусульмане, но лучше, чем они, никто со штукатуркой на высоте работать не умеет: купола выходят, как «яичко». Впечатление от общения тоже благоприятное: культурные, доброжелательные, работящие люди. Не думаю, что межнациональным отношениям может угрожать напряжённость с этой стороны.

Справка КП:

За 9 месяцев 2011 года в Бурятии на учёт по месту пребывания было поставлено более 31 тысячи иностранцев. Большинство из Китая (7,5 тысячи), а также из Узбекистана (около 4 тысяч), Кыргызстана (около 2 тысяч), Казахстана (порядка 500) и Таджикистана (около 400).

Татьяна ЖИМБУЕВА.

Фото Дмитрия Алтаева

Газета «Комсомольская правда – Улан-Удэ»

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях