Главное Популярное Все Моя лента

Призраки озера Хасхал


2696
Эту легенду я услышал от одного старика по имени Раднаа, будучи ещё мальчишкой. На территории Аргадинского сомона в Курумканском районе есть одно урочище

Говорят, что здесь видят всадников, возникающих ниоткуда и исчезающих в никуда. Эта местность именуется Хасхал, по названию озера, расположенного здесь.

Быль или выдумка?

Когда в Баргузинскую долину впервые пришли русские казаки, то возле этого озера между местными воинами и казаками произошло жестокое сражение. В бою погибло много казаков, поэтому озеро назвали Хасаггол, то есть Казачье озеро. Хасаг – это казак.

А словом «гол» обозначается речная долина или озёрная низменность или же сама река или озеро. Но со временем название Хасаггол стало произноситься как Хасхал. Как, например, старинное название горы Барагхаан местные жители произносят теперь как Бархан, а местность, названную в стародавние времена как Галгуутай, произносят как Галтай.

Возможно, именно заблудшие души погибших в бою казаков до сих пор бродят здесь по ночам в поисках своего пристанища. Выходит, рассказы местных жителей о призраках возле озера Хасхал не столь уж беспочвенны.

Я сверил эту легенду с исследованиями учёных-историков. В книге «Бурятия. XVII – XIX вв. История, выпуск №4. Улан-Удэ. Изд-во БГУ, 1999 г.» на странице 16 написано следующее: «В 1643 г. отряд десятника Семена Скорохода, сопровождаемый в качестве проводника эвенкийским князцом Юногой, прошел по северо-западному берегу Байкала до верхней Ангары, поставил там зимовье и собрал ясак.

 Обложив ясаком верхнеангарских эвенков, Скороход пошел затем вверх по р. Баргузину. Здесь жили в то время степные эвенки. Но отряд погиб в столкновении с тунгусами».

Получается, что дед Раднаа рассказывал мне историю, случившуюся с казачьим отрядом атамана Семёна Скорохода.

Новый проводник

Атаман Скороход, придя со своим отрядом в Баргузинскую долину, решил подчинить себе здешних тунгусов и живших здесь в то время баргутов и брать с них ясак. Баргуты – это бурят-монгольское племя, перекочевавшее из Баргузинской долины в начале восемнадцатого столетия во Внутреннюю Монголию Китая. Тунгусы – это степные конные эвенки.

В своих сибирских походах казаки, как правило, с помощью нанятых ими проводников из местного населения совершенно неожиданно ночью из тайги нападали на жилища местных родовых предводителей и захватывали «аманатов», то есть заложников из членов их семейств. Тогда эти семейства и подчинённое им местное население попадали в полную от казаков зависимость и покорность.

Поэтому Семён Скороход, хотя имел уже своего проводника Юногу, в низовьях Баргузинской долины нанял ещё одного проводника, эвенка средних лет по имени Вачелан, который должен был указать его отряду путь к жилищам своих родовых старейшин. Вачелану были обещаны подарки и верховенство над местными эвенками. Вачелан бессребреником, возможно и не был, как и большинство людей.

Но, в отличие от многих других, как показали дальнейшие события, Вачелан, больше чем власть над земляками и собственное обогащение, ценил верность к своим сородичам эвенкам и всем своим баргузинским землякам.

План Вачелана

Здесь, в суровой и живописной долине реки Баргузин, люди жили сплочённо. Вачелан, согласившись стать проводником, незаметно поручил своему младшему брату Делбону, щуплому и быстрому, чтобы он после того, как отряд казаков двинется в поход, поскакал тайком к своим землякам и известил их о продвижении русских казаков.

Пусть не более трех суток решают, как им быть и что делать. А к этому времени он постарается привести казаков окольными путями к середине долины. Делбону, впервые видевшему русских казаков, они показались людьми невероятно большого роста и крепкого телосложения, суровыми и грозными на вид. Делбон испытывал перед ними страх и поручение брата воспринял как долг перед своими сородичами.

Когда Скороход со своим отрядом в сопровождении проводника Вачелана вышел из таёжного низовья Баргузинской равнины, то перед ним раскинулась просторная, с разным ландшафтом долина. С одной стороны она представляла собою низменность со множеством озёр, вперемежку с густыми смешанными лесами, а с другой - над долиной возвышалась широкая безлесая равнина.

Местные жители выбирали для проживания низовья. Здесь было удобно, вода и дрова рядом, трава росла густая, а засуха и бескормица для скота эти низменные места обходили стороной. Стойбища эвенков и юрты баргутов располагались в низовьях долины на окружённых густыми лесными зарослями лугах и полянах, среди множества озёр.

Если не подъехать вплотную, они были незаметны, а дороги к ним были запутаны и сложны. Зная это, Вачелан объявил Скороходу, что поблизости от них эвенкийских стойбищ и баргутских юрт нет. Что, мол, в низовьях долины, заросших лесом, одни лишь озёра, топи и болота, места непроходимые и никем не обжитые.

Уверил он казачьего атамана и весь его отряд, что расположения местных начнутся лишь с середины долины и дальше вверх по течению большой реки, то есть Баргузина. А до этих мест придётся казакам двигаться пешим ходом дня три. Риск Вачелана был большой, но атаман Скороход ему поверил. И пошёл отряд по возвышенной равнинной дороге.

Тревога

В это самое время по низинным местам скакал к эвенкийским стойбищам Делбон с вестью о движении в глубь долины отряда вооружённых казаков. Эта новость от эвенков передалась и баргутам. И разнеслась эта весть уже иносказательным двустишием: «Сагаан модон намаалахань, сагаан ямаан гуйхэнь», что в переводе с иносказательного смысла означало примерно следующее: «На белом стяге из березы флаги расцветут, в белых шубах, в шапках козьих казаки идут».

Большинство бурят Баргузинской долины это двустишие знают и доныне. Известно им и то, что оно связано с появлением здесь русских людей. Но многие его смысл понимают и переводят буквально: «Белое дерево расцветёт, белые козы побегут».

После получения тревожных для них вестей старейшины стали совещаться и решать, что же им следует предпринять. Пришли к выводу, что такая большая группа вооружённых людей может их всех подчинить по отдельности, раз за разом и установит над ними свою полную власть, если они не объединятся и не разобьют этих пришлых завоевателей.

Приняв такое решение, собрали баргуты и эвенки войско. Выбрали местом для отпора берег этого озера, которое начиная с того времени и именуется сначала как Хасаггол, или, как нынче говорят, Хасхал.

Вачелан на обещанный третий день привёл отряд Семёна Скорохода к этому озеру. Поужинав и выставив караульных, отряд расположился на ночной отдых, чуть восточнее от озера, на песчаном косогоре, где комаров при лёгком ночном ветерке было гораздо меньше. Разбудили спящих казаков караульные рано утром, когда светало. Казаки увидели, что они окружены плотным кольцом многочисленного конного войска.

План старейшин

Скороход отправил двух казаков вместе с Юногой и Вачеланом с посланием, что они, казаки, пришли сюда с поручением принять местное население в подданство русского царя. А потому он, атаман Семён Скороход, хотел бы, чтобы предводители местных родов вышли вперёд обсудить условия.

Старейшины местных родов посовещались и отправили двух казаков обратно с требованием, чтобы казаки подходили по одному, складывали перед ними всё, что есть у них железное, и выходили из окружения. Только после этого они согласны вести переговоры. Юнога и Вачелан остались среди своих эвенкийских воинов. Казаки условие, выдвинутое местными старейшинами, восприняли как требование сдаться в плен и решили вступить в бой.

Многие считают, что средневековое огнестрельное оружие было более сильным оружием, нежели лук и стрела. Это не совсем так. Убойная сила даже современного гладкоствольного ружья достигает примерно 60 метров. А сила средневековых ружей достигала максимум 50 метров. Лишь позже оружейники стали делать винтовой нарез, и тогда дальность стрельбы увеличилась многократно.

Стрела же, выпущенная крепкой рукой из лука, сохраняла свою поражающую силу до 80 - 90 метров. Дальность сохранялась благодаря хвостовому оперению, из-за чего стрелы, вращаясь вокруг своей оси, летели прямо, уменьшая сопротивление воздуха.

Так под стрелами метких лучников погиб отряд Семёна Скорохода.

Когда дед Раднаа закончил свой рассказ, я смотрел на тихую гладь живописного и спокойного озера, ставшего свидетелем жестокого побоища. Жители Баргузинской долины сохранили, передавая из поколения в поколение, эту легенду о гибели отряда. Думается, что в честь павших на берегу озера Хасхал нужно отслужить поминальную молитву, чтобы их души нашли свое упокоение.

Будажап Арсаланов.
Читать далее