Общество
3403

С чего началось строительство Улан-Удэ

- Уж не университет ли это? Или прекрасная лечебница разместилась в столь живописном месте? - гадали подъезжающие к Верхнеудинску путешественники. Лица царской крови в этих местах точно не обитали, на земли какого-нибудь иностранца не похоже, у городского головы на такие хоромы просто денег бы не хватило.

И только когда оказывались совсем близко, узнавали, что это местная тюрьма. 125 лет назад в Верхнеудинске начали строить Центральную каменную тюрьму. Ее здание и сейчас занимает СИЗО. 28 октября УФСИН Бурятии торжественно отметит этот юбилей.

Получается, что с основания наш город был «тюремным», ведь острог выполнял не только защитные функции. В Верхнеудинском остроге, как и в любом другом, обязательно имелась изба для заложников.

Пресс-служба УФСИН Бурятии предоставила нам интересные факты из книги «История пенитенциарной системы Бурятии». Несколько известных историков республики изучили множество документов и выяснили, что в 1803 году по указу Иркутской палаты выстроен Верхнеудинский деревянный острог. Через 10 лет, в 1813 году, начали строить новый острог в два флигеля: один для приходящих колодников, другой для караульной команды с палисадом в двух саженях от них.

За постройкой тюремного острога наблюдал сам верхнеудинский земский исправник господин Геденштром. Именно ему уездное казначейство отпускало деньги. В ноябре 1814 года строительство деревянного острога завершилось, он сдан в ведение Верхнеудинского городничего Измайлова.

Впоследствии эти постройки использовались для временного размещения каторжных при строительстве новой каменной тюрьмы.

Не хочу сидеть в деревне

Неудивительно, что старое деревянное здание тюрьмы не раз горело, затем просело, покосилось и совсем перестало соответствовать своему грозному статусу.

Город, куда то и дело отправляли со всей России самых отъявленных мошенников, не в состоянии был даже встретить их должным образом. Мало того, что прибывавшие то и дело возмущались безобразием, что удавалось подсмотреть через тюремные окошки, они еще и жалобы в высокие инстанции писали с просьбами перевести их хотя бы в Иркутский острог, но никак не в эту деревню.

В 1840 году наш острог получил громкое название Верхнеудинского тюремного замка. В 1869 году пожар уничтожил здание тюрьмы.

Будущий СИЗО

Тогда на правом берегу Селенги в двух километрах от центра города начали строить новую, уже каменную тюрьму. Руководил строительством иркутский губернский архитектор фон Штерн Гвяздовский.

Вмиг появились по всему берегу сараи для обработки приречной глины, нарыты кучи песка. Но только через семь лет после создания проекта состоялось возложение первого кирпича.

Сейчас кажется странным, что новый тюремный замок стал самой большой гордостью верхнеудинцев. Строили его всем миром. Логично рассудив, что в новой тюрьме больше всех нуждаются ее будущие обитатели, на стройку подтянули заключенных и каторжан из европейской России и всей Сибири. Хотя ветхие каморки старой деревянной тюрьмы были переполнены, рабочих рук не хватало.

Отцы города вынуждены вызвать на подмогу арестантов из Иркутска и Читы, которых селили в наскоро построенные тут же на берегу бараки. Колонны несчастных внесли смятение в спокойную жизнь горожан. Строить себе и будущим «коллегам» темницу арестованные явно не хотели, терять им было нечего, и время от времени они устраивали бунты, порой «бессмысленные и беспощадные».

Скинемся на тюрьму

Знающие люди во всем винили «майданщиков» - торгашей, тайно снабжавших заключенных и провизией, и ножичками. Привлекать к строительству местных жителей было гораздо безопасней, что и делалось. Не раз эти же самые жители скидывались на «свою» тюрьму, когда строительство грозило затормозиться.

Всего строительство Верхнеудинской тюрьмы шло 20 лет. Зато и получился настоящий замок. Судите сами: вся территория была огорожена метровой толщины белоснежным забором. Единственный путь в замок лежал через арку здания административного корпуса.

Дорога эта проходила прямо под кабинетом начальника тюрьмы. И каждый раз, заслышав стук подъезжающей телеги, он выглядывал из своих окошек и старался определить нового подопечного на глазок. Так что все отбывающие и прибывающие подводы он осматривал первым.

Комфортная отсидка

Окна в замке тогда не закрывали, на свечи и керосин для ламп в вечернее время тоже денег не жалели. Всего в тюремном замке имелось 102 голландских печи. Они занимали по полкоридора, и урядники топили их исправно. Ежегодно только на отопление и освещение замка бюджет города тратил около двух тысяч золотых рублей! Больше, чем на все верхнеудинские гимназии.

Заглянули однажды в Верхнеудинск высокие чиновники. Походили. Посмотрели, как отбывают срок арестанты, и определили Верхнеудинскому замку в рейтинге сибирских тюрем первое место.

В 1894 году Верхнеудинский тюремный замок переименован в тюрьму №1. В советские годы она стала следственным изолятором. В годы репрессий в центральной тюрьме Улан-Удэ были заполнены все четыре этажа, включая подвальный. Людям негде было лежать.

В западном подвале сделали двойные нары. Острые языки с печальным юмором называли лежащих на верхних нарах «верхнеудинцами», лежащих на цементном полу – «нижнеудинцами», а тех, кто лежал на средних нарах, - «улан-удэнцами».

Сегодня система исполнения наказаний Бурятии отмечает свой 125-летний юбилей с тремя колониями общего и двумя строгого режима. Кроме того, в ее структуру входит 21 уголовно-исполнительная инспекция. Есть две колонии-поселения, лечебно-исправительное учреждение и следственный изолятор, чье здание до сих пор исправно выполняет свои функции.

Автор: Андрей Ян

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях