Общество
11162

Директора одного из детских домов Бурятии подозревают в сектанстве

Детским домом в Бурятии руководят сектанты? Корреспондент «Информ Полиса» начал журналистское расследование по следам письма к президенту. В письме, адресованном президенту Бурятии, сообщалось, что директор Кяхтинского детского дома — сектант, который чуть ли не силой набирает себе новых адептов. В том числе и из детей

Мы решили поехать в Кяхту и лично убедиться в наличии секты в детском доме.

Закрывался в кабинете...

Марина Дашеева, которая подписалась под обращением к президенту и оставила в нем свой адрес, рассказала «Информ Полису», что работает в Кяхтинском детском доме уже пять лет. Новый директор на ее веку уже третий руководитель детдома.

— Я кастелянша. Отвечаю за то, чтобы все дети были обуты и одеты, — сообщила Марина Цырендондоковна, — а вторая моя должность — швея.

По словам Марины Дашеевой, новый директор появился в детдоме 2 июня 2010 года. Сначала вновь назначенный руководитель понравился членам коллектива и вызвал у них одобрение.

— Он вникал во все дела, старался, чтобы работа шла хорошо, прислушивался к нам, — вспоминает кастелянша, — то есть сначала он не пытался нарушать устоявшийся режим, но потом все изменилось.

По словам женщины, подозревать неладное коллектив начал тогда, когда новый директор вместе с завхозом и еще двумя сотрудниками детского дома стал закрываться в своем кабинете по вечерам.

— Они предупреждали сторожа, чтобы тот никого не впускал, и чем-то занимались в кабинете, — говорит Дашеева.

Марина уверяет, что со временем в помещении детского дома стали собираться и другие сектанты. Они приходили для того, чтобы помолиться и провести свои обряды.

— А в мае из Улан-Удэ к ним даже приезжала их учитель, некая Ольга Юндуновна, — с возмущением говорит Марина Дашеева. — Она у них вроде как главная. Один из наших молодых воспитателей, который сейчас уволился, даже снял видео, на котором видно, как они встречают ее.

По словам Марины Дашеевой, на компрометирующем видео запечатлена и одна из сотрудниц детского дома, наиболее приближенная к новому директору.

— Это Виктория Дылыкова, которая работает у нас на ставках воспитателя и секретаря-юриста, — объяснила кастелянша.

Говорят о квантовом переходе и конце света

Поскольку Кяхта городок маленький, узнать подробности о секте для сотрудников детдома не составило труда. Женщина рассказала, что эта религиозная организация как бы объединяет в себе несколько конфессий.

— Мне сказали, что если я буддистка, то и молиться буду по-буддистски, — говорит Марина. — А христиане после вступления в секту смогут и дальше молиться по-христиански.

По словам женщины, адепты этой странной веры постоянно что-то говорят о квантовом переходе и конце света, который наступит в 2012 году.

— Они говорят, что те, которые будут молиться с ними, смогут совершить переход. А кто нет — погибнут. У меня даже были их брошюры, но они, увы, не сохранились, — констатирует Марина.

Среди детей уже есть заинтересовавшиеся

Сейчас в Кяхтинском детском доме живут 40 детей. Все они школьного возраста. И, по словам Марины Дашеевой, среди них уже есть те, которые заинтересовались новыми религиозными учениями.

— Есть одна девочка, которая учится в коррекционной школе. Так вот она часто говорит о том, что надо молиться, иначе умрешь в 2012 году, — говорит Марина. — Я сама лично слышала и от других детей разговоры про конец света и молитвы.

Марина Дашеева и еще две сотрудницы детского дома, решившие­ся подписаться под письмом к президенту Бурятии, очень обеспокоены сложившейся ситуацией. Они считают, что участие во всем этом может быть опасно, прежде всего, для детей.

— Шесть из девяти наших воспитателей уже стали сектантами, — уверяет женщина. — К тому же от директора идет давление на персонал.

Марина Дашеева говорит, что руководитель детдома и сотрудники, почитающие эту неопознанную религию, понимают, что про их увлечение знают все. Однако в открытую они об этом не говорят.

— Тем не менее все чувствуется по отношению. Я уже точно знаю, что меня не возьмут на работу в новое здание детдома в Субуктуе, потому что я не состою в этой секте, — уверена работница.

Сотрудницы, решившие бороться с религиозным всплеском в детском доме, уже обращались в разные инстанции, но никакого ответа пока не получили.

— Мы разговаривали с уполномоченной по правам ребенка Татьяной Вежевич, ездили в Агентство по делам семьи и детей, написали письмо президенту Бурятии, — перечисляет Марина Дашеева, — сейчас ждем ответа.

«Мы не сектанты»

Директор Кяхтинского детского дома Цыден Доржиев и воспитатель Виктория Дылыкова согласились встретиться с корреспондентами «Информ Полиса» и охотно ответили на наши вопросы. Они сразу же заявили, что перед ними поставлено множество других задач, поэтому времени на секты у них нет.

— В детском доме масса проблем, — заявил директор Цыден Доржиев, — и мы пришли сюда решать их, работать, а не дурака валять.

Цыден Доржиев и Виктория Дылыкова уверены, что все эти разговоры про секту — провокация со стороны работников, недовольных новым стилем управления, который установил директор.

— Это говорят злые языки, которые не привыкли к порядку и дисциплине, — считает Виктория Дылыкова. — У нас строгий директор, у него жесткие требования, он требует дисциплины, и это нравится не всем.

В то же время, по словам Дылыковой, тех, кто настроен против директора, мало.

— Основной состав коллектива приветствует директора и говорит, что давно надо было Цыдену Найдановичу прийти и навести порядок. Но, увы, такой порядок нравится не всем, — признается Виктория.

«Я молился и буду продолжать молиться»

Вместе с тем Цыден Доржиев и Виктория Дылыкова не отрицают, что в Кяхту из Улан-Удэ приезжала некая Ольга Юндуновна. Они называют ее духовным лидером и уверяют, что эта женщина представляет одну из множества существующих в Бурятии буддийских общин.

— Ольга Юндуновна ездит по разным районам и учит людей молиться, — объяснила Виктория Дылыкова. — Причем она учит всех, независимо от национальности, для нее нет никаких различий. Человек любого вероисповедания может почерпнуть у нее что-то для себя.

Директор детского дома называет Ольгу Юндуновну учителем и говорит, что она надежный человек, проверенный десятилетиями. Цыден Доржиев также признался, что каждое утро он начинает с молитвы, молится за свой детский дом, за себя, за свою работу. Вместе с тем он признает, что вера в бога — вещь сугубо личная. Он уверяет, что никому ничего не навязывает и никого не заставляет молиться силой.

— Моя основная задача — воспитать человека, а не преступника, который пойдет воровать и убивать, — говорит Цыден Доржиев. — Дети у нас сложные, и духовное воспитание здесь имеет очень важное значение.

Цыдена Доржиева и Викторию Дылыкову очень оскорбляют обвинения в сектантстве. Но сейчас они настроены работать и дальше выполнять поставленные перед собой цели и задачи.

— Пусть разбираются до конца и доказывают, что я сектант, — говорит директор. — Докажут — пусть увольняют хоть по какой статье. А голословно бросаться такими словами и обвинять меня, я думаю, не надо.

Комментарии экспертов:

Отец Олег Матвеев, настоятель Свято-Успенского храма города Кяхты, слышал о том, что директора и некоторых членов коллектива детского дома обвиняют в сектантстве.

— Я не знаю, что это за учение, каковы его основные направления. Я не берусь ругать их и говорить, что они сектанты. Ситуация сложная и требует внимательного юридического изучения. Если эта организация зарегистрирована юридически, то ее нельзя назвать сектой.

Анатолий Жалсараев, консультант по вопросам религиозных объединений Комитета по делам религии:

— Всего в Бурятии 60 официально зарегистрированных буддийских организаций. Буддийской общины, которую бы возглавляла Ольга Юндуновна Бимбаева, среди них нет.

Тем не менее у нас существуют и незарегистрированные буддийские группы. Согласно Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях», они имеют право на существование при условии, что в группе состоит не более 10 последователей.

А само религиозное течение, описанное в статье, по моему мнению, можно назвать необуддизмом. Вообще по закону любая религиозная группа может пропагандировать свои учения так, как она придумает. Конечно, при условии, что нет призывов к насилию и войне.

Эржена Будаева, председатель регионального общественного фонда инвалидов-колясочников «Общество без барьеров», член комиссии по правам человека при президенте Бурятии:

— Работа должна оставаться работой, а религиозные предпочтения это уже другое.

К тому же по закону у нас в стране религия отделена от государства. Это все очень тонкие материи, и, мне кажется, директору не стоило смешивать эти две вещи, особенно в нашей многонациональной республике. Конечно, если бы мы жили в Америке, никто бы не удивился, а так...

Вместе с тем мне импонирует, что на такую должность пришел духовный человек. Потому что верующие люди очень редко приходят в такие места — обычно работают жесткие администраторы, задача которых навести порядок и построить всех по одной линеечке.

Случайная прохожая, жительница Кяхты:

— Про секту я неоднократно слышала от работников детдома, но никаких подробностей не знаю. Могу сказать, что людей, которые состоят в этой организации, очень много. Мы между собой называем их «дети солнца».

Автор: Аревик Сафарян

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях