«Я чувствую себя быдлом»
Главное Популярное Все
Войти

«Я чувствую себя быдлом»

Диляра Батудаева
3653
Льготник на своём опыте убедился, что бесплатный лес — фикция. Полгода назад Эдуард Шакиров обратился в Улан-Удэн­ское лесничество. Согласно закону, у него, инвалида и ветерана боевых действий в Чечне, есть право на бесплатное получение строительного леса. Но, как это часто бывает, право есть, а толку нет

 

Подать документы на выделение деляны для заготовки леса Шакиров решил в июле прошлого года.

— Едва я зашел в кабинет с целью написать заявление, специалист Зубова успокоила словами, что участки есть, а выбрать необходимый можно по карте в соседнем здании. Заявление, сказала она, надо подать позже, главное, с участком определиться, — вспоминает Шакиров.

И они определились. На пару с лесозаготовителем Зайцевым выбрали подходящую деляну.

Шакирову было обещано 50 кубометров брусом и 50 — кругляком. Договорившись обо всем, лесозаготовитель поднялся обратно в кабинет Зубовой, оставив довольного удачным поворотом дел Шакирова ожидать на улице.

— Мы и участок посмотрели, а два дня спустя лесозаготовитель неожиданно отказался — участок не подходит. Почувствовав неладное, я позвонил в лесхоз, где мне ответили, что леса больше нет. Я почувствовал себя быдлом, которого водят за нос, но сделать ничего не мог, — вспоминает Эдуард Шакиров.

Кто распределяет лес?

С этого момента он решил найти того, кто распределяет лес и по какому принципу. Шакиров обнаружил, что «директор» лесхоза, отвечавший ему по телефону, данному Зубовой, уже не директор примерно в течение пяти лет.

— Между тем он исправно отвечал мне как директор Улан-Удэнского лесхоза и советовал обратиться в другой лесхоз в любом районе республики, — Эдуард Шакиров усмехается, определяя происходящее не иначе, как спектакль.

Доставка леса из районов требовала бы от Шакирова отдать лесозаготовителю уже не 200 кубометров леса, а больше, да и надежды на получение строевого леса из другого лесхоза не было.

— Никто из известных мне ветеранов боевых действий, получивших лес на строительство, не получил его просто так. Только личное знакомство с сотрудниками лесхозов помогло им воспользоваться своим правом. Те, у кого таких знакомств нет, советовали мне оставить эту затею, — говорит Шакиров.

И он оставил. Болезнь после травмы позвоночника, полученной в Чечне в 1996 году, дала о себе знать, уложив Шакирова в госпиталь.

А был ли мальчик?

Оклемавшись после болезни, в декабре 2010 года упрямый Шакиров вновь решил реализовать свое право на льготу. Для начала обратился в тот же самый Улан-Удэнский лесхоз с просьбой принять повторное заявление. «Повторное?!» — возмутились в лесхозе. Шакирова там в упор не помнили. Горько тогда пожалел Шакиров, что не настоял на приеме заявления тогда, летом, отправившись выбирать мифический участок.

Когда память к сотрудникам лесхоза все же вернулась, Шакирову посоветовали обратиться с заявлением после Нового года. После обращения пришел официальный ответ с решением «об отказе в выделении лесоделяны для заготовки древесины в связи с тем, что расчетная лесосека (допустимый ежегодный объем изъятия древесины) исчерпана».

Теперь Шакирову нужно писать новое заявление и вновь договариваться с лесозаготовителем. Шакиров задается вопросом, как формируется очередность и есть ли она вообще, если всякий раз, получив отказ, он должен писать новое заявление?

— Я Чепику письмо писал с просьбой разобраться, но ответ вновь спустили в тот же самый Улан-Удэнский лесхоз. Круг замкнулся, — тяжело дыша, говорит Шакиров.

На нет и суда нет

«Информ Полис» решил обратиться за комментариями к ведущему инженеру Улан-Удэнского лесничества Ольге Зубовой.

«Знаем такого», — был первый ответ, после которого ведущий инженер перешла в глухую оборону, по­требовав от редакции в письменном виде представить в лесничество историю обращений и документы Шакирова.

Пришлось напомнить, что история должна храниться в самом ведомстве, а комментарий необходим самим чиновникам для того, чтобы, воспользовавшись предоставленной трибуной, дать информацию из первых рук. Встретиться с корреспондентом лично инженеру помешала занятость.

После письменного обращения в редакцию пришел пространный ответ с подробным перечислением прав и возможностей граждан по заготовке древесины для возведения строений и иных собственных нужд. И ни слова о том, какова очередность, кто распределяет лес, кому и в каком объеме выделялась древесина.

— Очередная отписка — леса нет. Добавили бы сразу — для простого человека. Ведь средства же из республиканского бюджета выделяются, — говорит Эдуард Шакиров.

Понять принцип распределения лесоделян ветеран боевых действий надеется с помощью прокуратуры.

Чего боится лесозаготовитель?

На следующий день после разговора с ведущим инженером Улан-Удэнского лесхоза лесозаготовитель Зайцев позвонил Шакирову.

— С ним была истерика. Он то угрожал мне, то, одумавшись, примирялся. Я так и не понял, что его так взволновало. Но он был в курсе того, что «ИП» обращался в лесничество. А ведь я отлично помню, как меня там убеждали, что не знают никакого Зайцева и меня видят впервые, — говорит Шакиров с иронией.

Читать далее